Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 27.12.2013. Are you ready?


27.12.2013. Are you ready?

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Участники: Эл Джей Стоун, Гейл Спенсер, Роксана Бригем, Рем Спада, Курт Бейтмен.
Место действия: Старый дом Бригема. Гарлем
Довольно большой трехэтажный дом из темно-красного кирпича, со ставнями выкрашенными в белый цвет и витыми чугунными решетками на некоторых окнах. По сравнению со своими более запущенными соседями, он сохранил свой приличный вид даже с наступлением апокалипсиса и вообще на первый взгляд выглядит слишком добротным для такого района, как Гарлем. Что не удивительно, ведь именно здесь когда-то жил и вершил свои не самые законные дела известный в определенных кругах Роджер Бригем, торговец оружием. Внутри сохранилась прежняя довольно дорогая обстановка, но в силу того, что постоянных жильцов осталось всего двое, многие комнаты теперь заперты, а мебель накрыта белыми чехлами. На первом этаже продолжают активно использоваться кухня, столовая и кабинет Бригема. На втором этаже жилыми остались только две спальни с отдельными ванными. Подвальные помещения и гараж так же активно используются.

0

2

27 декабря 2013 года, утро

В очередной раз взглянув на часы, Стоун осторожно скосил глаза на расположившуюся в другом конце кабинета женщину и снова уставился в окно. Еще одно декабрьское утро выдалось снежным и каким-то слишком ярким, буквально до рези в глазах, но Линкольн продолжал упорно смотреть на всю эту болезненную белизну, которую не могли разбавить даже снующие туда сюда по улице черные рожи гарлемцев. Он щурился как эскимос, часто моргал и старался не смотреть на Гейл лишний раз. Прошло вот уже полчаса, как она приехала, и минут двадцать восемь с тех пор, как у них закончились общие темы для разговоров. Обычные будничные темы, которыми они перебрасывались на автомате только бы не молчать. Почему-то молчание в обществе Гейл Спенсер давалось Стоуну особенно тяжело. Вот как сейчас, он чувствовал себя не просто глупо, а почти нелепо и откровенно не в своей тарелке от того, что не может поговорить с женщиной о чем-то кроме зомби. Конечно, они могли поговорить про Рикерс, как говорили во все предыдущие встречи, у Стоуна имелись планы зданий, которые они могли обсудить. На самом деле именно эти планы и были причиной того, что они решили в очередной раз встретиться. Ему наконец-то удалось достать самые последние чертежи всех корпусов тюрьмы и теперь они могли хотя бы спланировать предстоящее проникновение на территорию острова, набитого мертвыми заключенными. Чего Стоун не ожидал совершенно, так это того, что сегодня к ним присоединиться Спада. Гейл огорошила его этой новостью с порога и, похоже, сама была в смятении из-за этого. Сам же Эл Джей, несмотря на некоторую дозу облегчения от того, что наконец-то он будет обсуждать дело с кем-то, кто действительно знает, что делать и как, был слегка разочарован. Во-первых, от того, что он только-только начал верить в то, что у них двоих и без посторонней помощи все может получиться, а во-вторых... во-вторых, Гейл ему нравилась и с каждой их встречей нравилась все больше и больше, что само по себе были не плохо и не хорошо. Это просто было и ничего с этим уже не поделаешь. Вполне конкретная женщина понравилась вполне конкретному мужчине, ничего из ряда вон выходящего в этом нет. Просто Стоун не думал, что на него свалиться нечто подобное теперь, когда в приоритете банальное выживание, истребление зомби и стычки с одичавшими мародерами. В конце концов у него была Рокс, а интрижки с чужими бабами ему были ни к чему. В том, что Гейл была чужой, Стоун не сомневался ни минут. Это было видно невооруженным глазом.
- Он точно приедет? - после довольно длительного молчания голос его прозвучал слишком грубо и хрипло, почти как карканье. Он прочистил горло и потянулся к чашке с уже остывшим кофе, о котором до сих пор не вспоминал, слишком поглощенный ожиданием и собственными  мыслями. Точно такая же чашка со сваренным Роксаной натуральным кофе стояла рядом со Спенсер, но он не видел, чтобы она к ней притрагивалась. Он так старался смотреть в ее сторону как можно реже, что мог просто не заметить этого, как не заметил того, что просторное помещение кабинета заметно наполнилось сигаретным дымом. Обескураженно уставившись в стоящую прямо перед ним на подоконнике пепельницу с целой горой окурков, Эл Джей уже черт знает в который раз посмотрел на часы и на этот раз решил все же озвучить свои наблюдения.
- Уже почти десять, - бросив бессмысленный взгляд в окно, Стоун повернулся и посмотрел на Гейл открыто. - Ты сказала ему, что мы договорились встретиться здесь, а не у вас на острове?
До сих пор они все чаще встречались на территории Спенсер, словно близость острова Рикерс могла им помочь с подготовкой к вылазке. Так или иначе они все равно идут туда почти вслепую, даже имея на руках планы корпусов и уверенность в том, что там есть кто-то живой. Поверить в это было чертовски трудно, но у Гейл были свидетели, которым она доверяла. Стоун принял это, как если бы видел сам, а потом по ходу дела стал ловить себя на мысли, что неважно - есть там живые или нет. Главное, что эта территория со всеми своими ресурсами могла стать их землей обетованной. Это тебе не грязный захудалый район, где и в прежние времена царила разруха, и не крохотный островок с развалинами вместо жилищ. Это маленький изолированный городок, в котором можно жить, а не выживать.

Отредактировано Эл Джей Стоун (17-06-2016 16:34:43)

+8

3

Гейл не смотрела на часы и была не в курсе, сколько сейчас времени, но она курила, много курила и судя по числу окурков, аккуратной горкой красующихся в пепельнице у ее локтя, Спада если не опаздывал, то был очень к этому близок. Кофе в чашке давно остыл, и Спенсер прихлебывала его без особого удовольствия только для того, чтобы разбавить никотиновую горечь, горечью кофеиновой. С большим удовольствием она бы сейчас выпила чего-нибудь покрепче. Наверное, стоило взять пример с Рема и Мэгги и начать таскать с собой фляжку с виски или коньяком. Может это и был прямой путь к алкоголизму, зомби-апокалипсис сам по себе располагал к тому, чтобы выпить по поводу и без. Тем более, что фляжка с вискарем на ряду с арбалетом и ингалятором от астмы была очень даже в тему. Настоящий супергеройский набор, хоть красные труселя поверх трико натягивай и лети спасать этот гребаный мир. Гейл глухо фыркнула при этой мысли и, оторвавшись от изучения дымных завихрений, посмотрела на Стоуна.
- Он приедет, - сухо отрезала она и снова отвернулась. В пачке осталось всего две сигареты и Спенсер очень надеялась, что Спада явится прежде, чем они закончатся. Она не видела его больше суток. Несмотря на то, что оба они были заняты подготовкой добровольцев к отъезду, как-то так получилось за все это время им не удалось пересечься ни разу. Гейл была занята на острове, собирая припасы и снаряжая ребят в путь-дорогу, а Рем то пропадал в доках в поисках самоходной баржи, чтобы доставить экспедицию к берегам Нью-Джерси, минуя забитые машинами до отказа пути из Нью-Йорка, то мотался по городу с Барри и Ллойдом за каким-то стратегически важным чертом. Они не виделись с того самого вечера, как вдвоем вернулись в пожарную часть с пробирками крови в ударостойком контейнере. Они больше не говорили и даже не пытались сделать вид, что у них все как прежде. В приоритете были гораздо более важные на тот момент вещи, но сегодня утром все было иначе. Ребята покинули остров и скорее всего уже ехали по джерсийскому шоссе прочь от побережья, теперь ни у нее, ни у Рема больше не было веских причин избегать друг друга.
- Он приедет хотя бы ради того, чтобы поиздеваться над нами, - произнесла она после недолго молчания и вновь посмотрела на Стоуна. - Я тебе не говорила, но это его идея. Разведка на Рикерсе и прочее. Готова поспорить, что наше исполнение подвергнется серьезной критике, так что будь готов.
Про то, что критика как таковая скорее всего будет в виде неприкрытой издевки, Гейл решила умолчать. Да и смысл говорить об этом Стоуну, если они со Спадой уже давно знакомы. Вздохнув, Гейл затушила истлевшую до фильтра сигарету в пепельнице и проглотила остатки кофе. Остывший, но явно натуральный. Сварившая его Роксана куда-то исчезла сразу же, только поздоровавшись с гостьей, словно все еще чувствовала себя виноватой за ту ночь, которую провела в ее доме на острове. Казалось бы, ничего особенного да и давно это было, но мотивы этого поступка по-прежнему были Гейл совершенно не понятны. Правда, было в этом что-то до боли знакомое.
- Так и держишь ее при себе? - закурив предпоследнюю сигарету, Спенсер поднялась со своего места, чтобы немного поразмяться и, пройдясь по кабинету, остановилась рядом с окном, в которое так упорно глазел Стоун. - Я про Роксану, если что. Не боишься, что рано или поздно она вновь попытается сбежать как тогда? - усмехнувшись Гейл отвела глаза и уставилась в окно на заснеженную улицу. - Это ошибка, поверь, я знаю о чем говорю. Моя дочь сбежала от меня, по той же причине. Были и другие, конечно, но эта была самой главной. Я не давала ей той свободы и самостоятельности, которая была ей нужна. Мне все казалось, что так мои дети будут в безопасности. Всегда рядом, всегда на виду и ничто им не угрожает. На первый взгляд так и было, но потом... Знаешь, мы ведь не вечные, ты и я. Если их не научить жить без нас, они долго не протянут, когда нас не станет, а это может случиться в любой момент.

+8

4

Поеживаясь от холода и с опаской оглядываясь на окна отцовского дома, Роксана присела на самой верхней ступеньке крыльца и достала сигареты. Она прекрасно понимала, что это глупо, прятаться и курить тайком, но ничего не могла с собой поделать. Подростковая привычка оказалась неискоренимой даже теперь, когда никого, кто мог бы ее поймать на горячем и отругать, больше не было в живых. Стоуну точно наплевать на ее вредные привычки, он и сам был не дурак подымить, особенно когда нервы шалят. У Роксаны сейчас они пошаливали изрядно. Сигарета подрагивала в ее пальцах, когда она пыталась подкурить ее от подрагивающего на ветру огонька зажигалки. Сделав первую, самую сладкую затяжку Рокс съежилась на ступеньке, обхватив колени и стала наблюдать за тем, как редкие снежинки лениво опускаются с неба на уже изрядно побелевший асфальт. Дорогу не так давно расчистили, но без постоянного разогрева в виде шин бесконечных автомобилей покрытие отказывалось приобретать свой обычный цвет. Казалось, снег вморозился в асфальт, впитался в него, навсегда разбавив его грязно-белесым цветом. Весной, конечно, все встанет на свои места, но сейчас складывалось стойкое впечатление, что дорога промерзла навсегда и уже никогда не станет прежней. Ничто и никто уже не станет прежним.
Роксана снова затянулась и стряхнула пепел с кончика сигареты. Морозец закрадывался под куртку, которую она накинула, прежде чем выйти, но девушка не двигалась с места, хотя вполне могла присоединиться к Стоуну и Спенсер в кабинете отца. Они не скрывали от нее своих разговоров раньше, не собирались и теперь, Рокс сама не хотела их слушать. И видеть, как Эл Джей косится на Гейл тоже не хотела. Ревность, как занудная зубная боль, то накатывала, то отпускала каждый раз, когда она замечала его интерес к боевой островитянке. С одной стороны, Роксана понимала Стоуна. Они с Гейл были приблизительного одного возраста, оба были лидерами своих группировок и им определенно было о чем поговорить, к тому же Гейл была красива, стоило учитывать и это. Но с другой стороны Рокс не могла не чувствовать досаду от того, что замечала против воли. Ей было даже немного обидно, словно кто-то чужой пришел и взял то, что вообще-то принадлежало ей. Принадлежало ли? Имела ли она право чувствовать то, что чувствовала и нужно ли ей это? Эти вопросы донимали ее даже больше чем холод.
Мимо прошел Бейтмен, единственный белый на весь Гарлем, который мог назвать это место своим домом. Они по привычке перекинулись с ним парой слов, пофлиртовали, Рокс даже угостила его сигареткой и подставила зажигалку, чтобы он закурил, после чего он пошел своей дорогой, а она осталась сидеть где сидела, раздумывая, стоит ли возвращаться в дом или можно еще немного посидеть на свежем воздухе, делая вид, что ей не интересно то, что Стоун и Спенсер задумали. Остров Рикерс, наверное, самая большая и тюрьма в мире. Жаль у нее под рукой не было компьютера с выходом в интернет, чтобы узнать наверняка. Из разговоров Роксана помнила только, что там около десятка тюремных корпусов и много других построек вроде школ и магазинов, кажется, там даже часовня была. Среди островитян был священник. Может быть даже он будет проводить службы, когда все наладится. Слабо улыбнувшись этой наивной мысли, Роксана достала еще одну сигарету, но застыла, не донеся кончик сигареты до огонька зажигалки. Уже знакомый звук мотоциклетного двигателя нарушил тишину и покой нью-йоркского утра. Рокс торопливо спрятала сигареты с зажигалкой и навострила уши. Звук приближался, а спустя меньше минуты послышался характерный лязг створок открывающихся гарлемских ворот. На этот раз Плохого Пса встречали не в пример радушнее. Роксана и сама не заметила, как взялась поправлять прическу и одежду. Ей стоило бы поспешить сообщить о приезде долгожданного гостя Стоуну, но вспомнив, что она не прислуга, а хозяйка этого дома, девушка решила остаться на месте.

+8

5

Всю дорогу от пристани, Рема преследовало странное чувство, что он что-то упустил. Вроде бы все учел, сотню раз проверил и перепроверил, но что-то все равно было не так. Впервые он почувствовал это, когда поднялся еще до рассвета и увидел их всех, собравшихся на пристани острова, со стороны. Вероятность того, что за островом все еще ведется наблюдение, была слишком велика, и он решил подстраховаться и вывезти их за пределы города пока темно. И обязательно по воде. Иначе выбраться из Нью-Йорка, тем более быстро, было почти невозможно. Та самая важная деталь, которую Лайла не учла, когда взялась планировать свой самоубийственный крестовый поход.
Они все же поговорили, пока плыли. Может быть не совсем так и не совсем о том, о чем следовало, но по крайней мере точку во всей этой истории длинною в пять недель поставить все же удалось. Жирную такую, больше похожую на кляксу непроглядно черных чернил. И Спада был уверен, что зудящее беспокойство, снедающее его с самого утра, конкретно Лайлы не касалось. Вся эта затея вообще как-то незаметно перестала ее касаться. Это случилось ненавязчиво и почти безболезненно. Кажется, она сама начала понимать, что это уже не знакомые ей поигрульки в выживание и попытки доказать себе и всем прочим, что она чего-то стоит сама по себе, а нечто куда более серьезное. Эгоизму, каким бы он ни был здоровым и логичным, здесь не было места. Может быть в дороге это до нее окончательно дойдет и она наконец-то повзрослеет. Кто знает...
Эта мысль вот уже черт знает в который раз проворачивалась в мозгу Рема, как насаженный на вертел кусок мяса, вызывая не очень веселую усмешку на его скрытом мотоциклетным шлемом лице. Глупо надеяться на чудо. Пингвины не летают. Все его попытки научить Лайлу этой примудрости пошли псу под хвост в то сумасшедшее рождественское утро, а может и еще раньше, просто он не замечал этого или не хотел замечать. Но хоть плавать ее научил и то хлеб. Все это было неважно теперь. Мэгги с Домиником сделают все в лучшем виде, он почему-то был в этом уверен. Они умели летать и, что немаловажно, умели правильно расставлять приоритеты. На них Спада мог положиться. А еще на Руди. Было чертовски сложно уговорить себя отправить пса с ними, но он был еще одной гарантией того, что все получится. Даже забавно. Эта наглая псина казалась ему надежнее подавляющего большинства знакомых ему людей. Может это за него он так переживал?
Когда впереди показались ворота Гарлема, Спада отсек от себя все посторонние мысли. Сейчас у него были куда более важные дела, чем бессмысленное беспокойство за тех, кто был уже слишком далеко. Переключиться оказалось на удивление легко, а когда ворота открылись при его приближении, Рем и вовсе забыл обо всем, что от него уже не зависело. Насколько напряженным выдался его первый визит в Гарлем, настолько легким оказался второй. Как будто ничего и не было. На этот раз его встречали не пушками и подкрепленной суеверным страхом агрессией, а заинтересованными взглядами и даже улыбками. Последнее обстоятельство изрядно его удивило, но когда один из парней, в котором Спада узнал того самого Мейсона, махнул рукой вдоль улицы, указывая дорогу, все встало на свои места. Похоже, он все же рассказал о той стычке на Бродвее, автоматически сделавшей Плохого Пса почти своим в черном районе. Чтож, тем лучше.
Не сбавляя скорости, Рем проехал еще дальше в глубь района и вскоре затормозил рядом с нужным домом. Гейл не назвала ему точного адреса, сказала просто в Гарлеме и все, но сложно проехать мимо конкретного дома, когда на крыльце сидит дочка Бригема, тем самым давая понять, что Стоун, а значит и его гостья где-то неподалеку. Спада заглушил движок, поставил каву на подножку и неторопливо подошел к Роксане, на ходу снимая шлем.
— Тебя что, за плохое поведение на улицу выгнали что ли? — вместо приветствия пошутил он и сощурился, разглядывая уже знакомую смазливую мордашку. — Выглядишь несчастной, — заключил он наконец и, потянув носом, усмехнулся. — Сигареткой не угостишь?
Приземлившись по соседству, он пристроил шлем у своих ног оглянулся на дом. И не скажешь, что именно здесь проживал крупнейший торговец оружием в городе.

Отредактировано Рем Спада (10-07-2016 19:18:35)

+8

6

- Да, это на него похоже.
Стоун невольно усмехнулся и уставился в пол, припоминая, как уже подвергался своеобразной критике со стороны Спады еще в те времена, когда был полицейским. Стоило только вспомнить тот день, как внутри все переворачивалось от противоречивых чувств. Это был особенный день, он был одним из самых правильных в его в жизни и в то же время, самым неправильным из всех. Долгое время Линкольн думал, что все началось именно тогда - этот его долгий и мучительный, но вполне добровольный путь в пропасть, от уважаемого и действительно честного полицейского, к полицейскому продажному. С годами пришло осознание, что все началось куда раньше, однако с чего именно, он так и не понял. Сейчас, когда все осталось далеко в прошлом и больше не имело значения, его уже мало интересовал этот вопрос, но иногда он им все же задавался по привычке или из банальной ностальгии, как сейчас.
Стоуну вдруг захотелось рассказать Гейл о том дне. О том, как встретились два совершенно разных копа, которые, несмотря на разногласия, умудрились договориться без слов и совершить может не совсем хороший, но правильный поступок. Преступление по факту. Он хотел рассказать ей обо всем, что случилось в тот день и какие последствия были потом. Почему-то ему казалось, что это было бы неплохой темой для разговора и, более того, Стоун был уверен, что Гейл поняла бы его очень хорошо. Но не получилось.
- Кого? - не понял Эл Джей, хмуро уставившись на приблизившуюся женщину. Он действительно не сразу понял, о чем она говорит, слишком поглощенный ее присутствием буквально на расстоянии вытянутой руки. Он потер подушечками пальцев, словно уже ощущал, какие на ощупь ее волосы, рассыпавшиеся по плечам, но так и не прикоснулся. Не посмел. По мере того, как Гейл говорила, его все больше охватывало чувство подавленности. Она говорила о том, о чем он не хотел, но был вынужден думать довольно часто.
- Я обещал, присматривать за ней, - признался он, когда Гейл замолкла. - Ее отец, умирая, заставил меня пообещать, что я никогда ее не оставлю, что присмотрю за ней и, если понадобится, отдам свою жизнь за нее. Этот чертов ублюдок знал, что я не посмею отказаться от этой ответственности точно так же, как не посмел отказаться от этой чертовой короны, - Эл Джей усмехнулся и покачал головой. - Это немного другое, понимаешь? Твоя дочь, это твоя дочь. Вы семья и с этим ничего не поделаешь. А Рокс... Не знаю.
Он растерянно замолчал, даже не скрывая, что сказать ему попросту нечего. Он должен был заботиться о дочке Бригема и делал это так, как умел. Учиться заботиться как-то иначе, было уже поздно, и, если честно, Эл Джей не очень-то и хотел. Он был не в том возрасте, что позволять себе подобные эмоции, потому что они могли его убить быстрее пули. Нет, Гейл - мать, она его не поймет и скорее всего даже не захочет попытаться. У нее есть семья, а у него никого.
Линкольн вдруг поймал себя на том, что смотрит на Гейл как на какой-то оракул и молчит, как будто чего-то ждет. Откровения? Признания? Или подробной инструкции в картинках для чайников? Рев мотоцикла за окном, добрался через толщу его задумчивости слишком поздно. Стоун резко выпрямился, подошел к окну почтив плотную и увидел, как Плохой Пес останавливается у самого крыльца и подходит к сидящей на ступенях Роксане. Она как будто ждала его и специально вышла, чтобы встретить. Нахмурившись заворочавшемуся где-то в грудной клетке нехорошему предчувствию, немного похожему на гибрид досады и ревности, Стоун глянул на часы и поджал губы.
- Его пунктуальности можно позавидовать.
Не глядя на Гейл, он направился к выходу из кабинета, вышел в холл. Он старался не торопиться, ступал медленно, отсчитывая шаги чуть ли не с Миссисипи, но входную дверь открыл резко, тут же вперившись взглядом в широкую спину, обтянутую уже знакомой кожанкой.

+8

7

- Она все, что у тебя есть, - подытожила Гейл, когда Стоун замолчал, а растерянное «не знаю» повисло в воздухе, как сигаретный дым, и, бросив на мужчину виноватый взгляд, снова уставилась в окно. - Извини.
С чего она вообще взяла, что может давать ему советы? Она в своей-то жизни разобраться толком не могла, наверное потому и решила, что проще влезть в чужую. Это все скука, оправдала себя Спенсер. Банальная скука, которая не была столь острой, если бы кое-кто потрудился приехать чуть пораньше. Вот так, во всем виноват Спада, как всегда. Гейл слабо улыбнулась уголком рта и резко подобралась, широко распахнув глаза, когда услышала приближающийся рокот мотоцикла. Помянешь черта...
Как и Стоун, она решила подойти к окну, чтобы убедиться, что это действительно Рем и, конечно, тут же пожалела об этом, поскольку увидела куда больше, чем рассчитывала. Пора было уже привыкнуть к этому ощущению горячей и колючей тяжести в груди, которая появлялась каждый раз, когда она видела его рядом с другими женщинами, но Гейл ничего не могла с собой поделать. Она знала, что ее ревность совершенно иррациональна и не имеет под собой никакого основания. В конце концов, они не обещали хранить друг другу верность, когда переступили ту грань, за которой уже были не просто напарниками или друзьями. Она сама не хотела этого, рассудив, что так будет проще им обоим. Но она не хотела этого ТОГДА. Кто же знал, что все обернется вот так и в свои неполные сорок она в первые в жизни полюбит так отчаянно. Поджав губы, Гейл наблюдала за тем, как Рем подходит к сидящей на крыльце дома Роксане и присаживается рядом, и горько усмехнулась на слова Стоуна, едва ли понимая, о чем он вообще говорит.
- Этого у него не отнимешь.
Она не пошевелилась, когда Линкольн отошел от окна, и продолжала стоять каменным изваянием, глядя на воркующую парочку, пока он шел к двери ведущей из кабинета в холл, однако стоило ей остаться в одиночестве, как ее внешнее спокойствие рассыпалось вдребезги. Так и недокуренная до конца сигарета отправилась в переполненную пепельницу, затем, немного подумав, Гейл решила слегка приоткрыть окно, чтобы хоть как-то разбавить прокуренный воздух свежим. Рем знал, что она всегда много курит, когда нервничает, а она не хотела, чтобы он знал, насколько сильно она нервничала. Пальцы пробежались по волосам, приглаживая растрепавшиеся пряди, прошлись по одежде и ощупали карман на наличие в нем ингалятора от астмы. Что-то подсказывало, что он ей сегодня еще понадобится. Со стороны казалось, что она натворила что-то эдакое и спешила устранить все следы обличающие ее в этом, но к счастью свидетелей ее нелепого и какого-то даже откровенно детского поведения не обнаружилось.
Вновь нацепив на лицо непробиваемое выражение, Гейл отошла от окна и, встав спиной к приоткрытой двери кабинета, склонилась над большим письменным столом, на котором лежали планы корпусов тюрьмы острова Рикерс. Сосредоточиться было чертовски сложно, но Гейл заставила себя. В последнее время она была вынуждена это делать слишком часто - не уговаривать себя сделать что-то или наоборот не делать, а именно заставлять.
- Ты опоздал, - едва заслышав шаги за спиной, холодно произнесла она, но так и не обернулась. - Как все прошло?
На самом деле ее мало интересовало то, о чем она спрашивала. Хоть она и проснулась ни свет ни заря специально, чтобы проводить ребят, но так и не смогла уговорить себя вылезти из кровати, только смотрела в окно на медленно светлеющее небо и считала мили, на которые в это время удалялась от Нью-Йорка загруженная до отказа самоходная баржа. Тогда ей было стыдно, что она даже не попрощалась с Мэгги, а Барри и Ллойд, наверное, ждали ее до последнего. Сейчас она не чувствовала ничего, кроме напряжения. Не самый лучший настрой.

+8

8

Несмотря на то, что Роксана знала, как его зовут, он все равно был в первую очередь Плохим Псом. Именно так она называла его в своих мыслях и постоянно себя из-за этого одергивала, напоминая, что у него есть имя, необычное, но вполне человеческое и достаточно простое, чтобы его запомнить. Рем, его зовут Рем, твердила она про себя, глядя на приближающегося мужчину. И... черт, каким же он был огромным! Сидя на низком крыльце, Рокс чувствовала себя жалкой бездомной собачонкой, дрожащей у ног большого и сильного человека. По крайней мере смотрела она на него точно как собачонка, немного испуганно и с тем благоговением в глазах, которое отличает собак и маленьких детей от всех прочих живых существ. Испуг сменился чисто женским интересом, когда он снял шлем. Пришлось напомнить себе, что этот очень даже симпатичный мужчина неспроста стал городской страшилкой за каких-то несколько месяцев. Он был опасен. Он убивал людей так же легко, как и зомби. Он внушал страх даже матерым гарлемским бандитам. Пусть у нее не было причин его бояться, что-то первобытное все равно трепетало в районе желудка, заставляя воспринимать каждое, даже самое незначительное его движение как скрытую угрозу. Наверное, это удел слабых - трепетать перед теми, кто сильнее. Как травоядные перед хищниками.
- Я просто вышла подышать, - смущенно поджав губы, попыталась оправдаться девушка и отвела взгляд, но долго пялиться в сторону не получилось. Плохой Пес уселся рядом, что заставило Рокс напрячься всем телом и испуганно на него уставиться. Так близко они были, только когда он взял ее в заложники. От воспоминаний о том дне по телу побежали мурашки и Рокс поежилась, не сразу расслышав его просьбу. Сначала она решила, что ослышалась, однако потом все же достала сигареты и зажигалку.
- Они ждут вас в кабинете, - после недолгого раздумья она тоже закурила. - Наверное, что-то серьезное намечается, раз вы решили собраться втроем, да?
Осторожно скосив глаза на сидящего рядом мужчину, Роксана скользнула взглядом по его лицу, отмечая про себя усталые тени под глазами и трехдневную щетину на щеках. Плохой Пес оказался не просто симпатичным, а очень даже красивым по мужским меркам. Интересно, у них с Гейл что-нибудь было? Роксана готова была поспорить сама с собой, что что-то должно было быть, иначе просто быть не может. Осталось только увидеть их рядом друг с другом и убедиться в этом. Ну вот, опять... Обнаружив, что неприлично пялится, Рокс поспешила отвести взгляд. Опять она думает не о том, о чем следует. В мире творится черт знает что, повсюду гуляют живые мертвецы, люди одичали настолько, что начали есть себе подобных, а она, как какая-то заскучавшая домохозяйка, мается дурью, гадая, кто с кем спит и насколько все это серьезно. С другой стороны, она же не виновата, что все ее существование, которое только с очень большой натяжкой можно назвать жизнью, заключается в скучном и бестолковом прозябании в доме отца. Может напроситься в гости на остров? Хоть какое-то разнообразие. Рокс с сомнением посмотрела на Плохого Пса, вновь зависнув не созерцании его внушительного профиля, когда за спиной раздался скрип петель входной двери.
От неожиданности Рокс подскочила на месте, отбросила в сторону сигарету и виновато посмотрела на Эл Джея, словно натворила что-то очень нехорошее.
- Мы как раз собирались к вам, - пробормотала она и, бросив короткий взгляд на Пса, поспешила зайти в дом. - Я сварю еще кофе.
Стоун, казалось, не обратил на нее никакого внимания. Как стоял, так и остался стоять, глядя на долгожданного гостя. Роксане пришлось постараться, чтобы просочиться мимо него в дом, не задев Стоуна даже слегка. Напряжение, исходящее от него, ощущалось физически и девушка боялась его подцепить, как какую-то простуду. Ее это не должно касаться, ее дело маленькое - встретить гостей и сварить кофе. Только оказавшись на кухне напротив кофеварки, Роксана подумала, что это несправедливо. Она же Бригем, она должна быть в теме.

+7

9

Умыкнув из подставленной пачку одну сигаретку, Рем с удовольствием закурил. Более суток он даже не вспоминал про сигареты и даже про виски, все было как-то не досуг, а теперь делая первую, самую вкусную затяжку, почти мурлыкал от удовольствия. Мог бы вообще не курить. Зависимости от никотина как таковой у него не было. Но он не видел смысла отказывать себе в этом, особенно с оглядкой на тот образ жизни, который он был вынужден теперь вести. Смерть от рака легких ему явно не грозила, а так хоть какое-то занятие. Как говорил один потешный парень из некогда популярного сериала, в курении главное не табак, а то, что ты при деле.
— А ты что, не в курсе? — он с сомнением посмотрел на девчонку, которая как-то слишком осторожно задала свой вопрос, но продолжать не стал. Только усмехнулся, покачав головой. Стоило догадаться, что Стоун держит эту куколку в стороне от всего, что может представлять опасность даже слегка. Это первое и почти всегда рефлекторное желание, когда дело касается того, кто тебе по-настоящему дорог. Но правильное ли оно? Тут Рем мог только развести руками, потому что сам так и не ответил на этот вопрос для себя.
Он услышал шаги за дверью прежде, чем та открылась и затылок ему защекотал чей-то пристальный взгляд. Подавив желание оглянуться или уподобиться бригемской дочурке и вскочить, как пойманный на горячем подросток, Спада затянулся еще раз, растер пепел и остатки табака пальцами и, подхватив шлем, поднялся. Роксана уже скрылась внутри дома, когда он соизволил обернуться и встретиться взглядом со Стоуном. Этого было достаточно, чтобы понять, что он не шибко рад его приезду.
— Рокси сказала, что вы меня уже заждались, — вместо приветствия сказал Рем, выдыхая вместе со словами сигаретный дым, и после недолгой заминки широко улыбнулся и хлопнул Линкольна по плечу. — Ну, вот он я. Пошли посмотрим до чего вы договорились.
Ему не нужно было показывать, куда идти, он помнил расположение комнат еще с первого своего визита и без промедления проследовал прямо в кабинет, где не так давно трепался со Стоуном на счет Артура. Гейл была здесь, стояла, склонившись над письменным столом и встретила его холодным замечанием. Он прекрасно знал этот тон. Ледяной и колючий, не терпящий возражений или оправданий. Как будто Спада собирался оправдываться. Ага, щаз.
— И тебе доброе утро, солнышко, — не в пример мягче и дружелюбнее отозвался Рем, входя в кабинет и бросая шлем в одно из кресел. — Как спаслось? Не замерзла одна-то?
Он обошел стол, шумно втягивая в себя толком не выветрившийся сигаретный дым, и встал так, чтобы видеть лицо Гейл. Он терпеливо ждал, когда она поднимет голову и посмотрит ему в глаза, и когда это случилось лучезарно улыбнулся. Глаза его при этом смотрели совсем-совсем не по-доброму. Если уж на то пошло, то этот затянувшийся бойкот ему малость поднадоел. И стадия «мне как-то пофиг» сама собой сменилась на стадию «ну давай, скажи еще что-нибудь, и я за себя не отвечаю». Не самое приятное состояние. Вопрос о том, как все прошло, он попросту проигнорировал, интуитивно угадывая, что задан он для проформы. И чтобы хоть как-то успокоиться завозившегося внутри забияку, Рем перевел взгляд на чертежи и планы. Похоже, они со Стоуном действительно основательно подошли к делу. Перебрав замаркированные уголки всех имеющихся чертежей, Спада покачал головой и вытащил тот, на котором был представлен главный корпус.
— Остальные нам пока не понадобятся. Кто бы там ни был, он имеет доступ к главному узлу системы безопасности тюрьмы, а она располагается в этом корпусе, прямо вот здесь, — Рем ткнул пальцем в закрашенный серым квадрат почти в самом в центре здания. — Нам неизвестно наверняка, есть ли у них сообщение с другими корпусами. Мэг не заметила никакого шевеления, пока они кружили вокруг острова, но я не стал бы исключать эту возможность. Возможно они просматривают всю территорию, а не только блок-пост на мосту. Поэтому лучший вариант пойти туда в открытую.

+7

10

Что Стоуну оставалось? Только проглотить вертевшееся на языке саркастичное замечание о вреде курения и, молча закрыв дверь, последовать за гостем в кабинет. Так он по крайней мере выглядел не так глупо, как мог бы, если бы открыл рот и с порога дал волю своему раздражению, которое при виде мило воркующей на крыльце парочки только возросло. Роксана вряд ли оценила бы подобное поведение высоко. Ее собеседник, кстати, тоже. Правда, Эл Джей был более чем уверен, что это только развеселило бы Спаду. Бесить людей он любил, Стоун помнил это еще с первой их встречи и потому решил, что не доставит ему такого удовольствия.
Не говоря ни слова и стараясь не замечать, как по-хозяйски Плохой Пес вышагивает по чужому дому, Стоун шел за ним. Куда сбежала Рокс он не видел, но подозревал, что дело тут совсем не в кофе. Она вела себя как подросток, которого подловили на горячем, и отчасти Стоун чувствовал себя соответственно, то есть тем самым взрослым, который подловил. Мало приятного. Однако, стоило войти в кабинет, который он с недавних пор считал своим, стало еще неприятнее. Даже захотелось уподобиться Роксане и сбежать куда подальше от этой взрывоопасной парочки, но Стоун подавил это желание и позволил себе только глухо хмыкнуть, тем самым обозначив свое отношение к их короткой перепалке. Какой-то даже слишком короткой. Может скандала он и не ждал, все таки они были взрослыми людьми, у которых были дела и поважнее, чем выяснения отношений, но как минимум ответного залпа от Спенсер Спада все же заслужил. Само его поведение провоцировало серьезную бурю. Тем не менее, обошлось без резкого ухудшения и без того не самых благоприятных погодных условий. Рем сам свел разговор в деловое русло и сосредоточился на планах и чертежах.
Почувствовав, что гроза миновала, Стоун подошел поближе и, стараясь не замечать все еще искрящего над его письменным столом напряжения, склонился над подробным планом главного корпуса тюремного комплекса Рикерс, который теперь был развернут поверх остальных.
- Что значит «в открытую»? - нахмурился Эл Джей, когда Спада замолк, и поднял на него слегка недоумевающий взгляд. - Предлагаешь заявиться к главному входу и помахать ручкой на камеру? Мол, мы тут к вам в гости пришли с тортиком, впустите нас пожалуйста. Это и есть твой план?
Он не мог скрыть разочарования и некоторого злорадства. В случае последнего, даже не пытался, если честно. Они с Гейл так долго все планировали, обсуждали, просчитывали варианты, с оглядкой, конечно, что в итоге все равно явится Спада и внесет свои коррективы во все, что они продумали. С самого начала это висело в воздухе, и Стоун против воли отмечал, что Гейл подолгу рассматривает каждый вариант и придирается к любой мелочи вовсе не потому что так будет лучше для дела, а потому что так было нужно в принципе. Она словно готовилась к сложному экзамену, дотошно шлифуя все до малейшей детали, чтобы... Чтобы что? Впечатлить Спаду, который этот экзамен принимал? Стоун громко фыркнул, но уже в следующую секунду понял, что если и не попал в самую точку, то был очень близок к этому. По всему выходило, что все это было зря, вся их подготовка шла псу под хвост, потому что этот псих в кой-то веки решил поступиться как человек цивилизованный. Нашел время.
- Ты извини, конечно, но заявляться в серую зону таким образом, это... - изобразив неопределенный жест, должный проиллюстрировать его отношение как этому так называемому «плану», Эл Джей посмотрел на Гейл в поиске поддержки. - Я не для того горбатился, собирал все это и готовил своих людей, чтобы в итоге все свелось к походу в гости, - на этот раз он посмотрел на самого Спаду. - Серьезно. Если это и есть твой план, то, будь добр, придумай еще парочку хотя бы чуток поизощренее.

+7

11

Как бы Гейл не хотелось высверлить в Спаде парочку лишних дырок и, если не испепелить его взглядом, то хотя бы слегка разогреть, чтобы перестал быть таким мудаком, подобных суперспособностей в списке ее талантов не было, а времени на то, чтобы обучиться этим премудростям в срочном порядке, тоже как-то не наблюдалось. Может быть потом, после всей этой канители с Рикерсом она и возьмет пару уроков у Стеллы. У младшей Спенсер всегда очень хорошо получался этот «я убью тебя взгляд», даже когда она была совсем малышкой и недовольство свое могла выказывать только по поводу манной каши с комками. Но пока, все что Гейл могла себе позволить, это тяжелый как наковальня взгляд, который на подло ухмыляющегося Спаду произвел ровно столько же впечатления, сколько произвела бы брошенная в его сторону пластиковая бутылка от воды. Пустая. Без этикетки. И вообще отнесенная ветром в сторону и так и не попавшая в цель. Иногда Гейл ненавидела его только за то, что он настолько непробиваем.
Однако, попытка не пытка. Спенсер упорно сверлила Рема взглядом, пока он перебирал планы, но потом была вынуждена оставить это бесполезное занятие и сосредоточить все свое внимание на выбранном им чертеже. Мозг сам собой переключился с режима «убей Спаду» на режим «у нас тут дело посерьезнее» и отключил все лишние функции. Гейл молча следила за его указующим пальцем, слушала, тщательно анализируя все, что он говорил, и хмурилась, пытаясь угадать, что же он задумал на самом деле. Водилась за ним одна черта, недоговаривать ровно настолько, чтобы остальные чувствовали себя кретинами от того, что не смогли догадаться до очевидной очевидности самостоятельно. Она-то уже привыкла, а вот Стоун, похоже, с этой его манерой знаком не был и искренне недоумевал по поводу так называемого «плана».
- Он не закончил, - успокоила она Линкольна и только после этого, наконец, соизволила поднять глаза с чертежа и посмотреть сначала на него, потом на Спаду. - Хватить уже тянуть кота за все подробности, так сложно рассказать сразу все как есть?
Она почти не сомневалась, что кому-то из них, ей или Стоуну, предстоит сыграть роль того самого отвлекающего маневра, который ломится через парадный вход, возможно даже с тортиком наперевес, пока сам Рем полезет через форточку, чтобы застать хозяев тюрьмы врасплох. Вот только где у этого охраняемого со всех сторон острова могла быть эта чертова форточка? Мучимая этим вопросом, который Спада может пока еще не обозначил, но явно собирался, Гейл перерыла все планы и нашла тот, который представлял собой схематическое изображение всего острова со всеми располагающимися на нем строениями. Везде был высокий забор, колючая проволока под напряжением и камеры видеонаблюдения, которые вполне могли быть рабочими точно так же, как и та, которую засекли Мэгги с Дэйвом. Она просто не видела других вариантов пробраться на территорию острова, кроме как по мосту, тем более незаметно. На то и был расчет, когда кто-то сообразительный решил устроить на острове чуть ли не посреди города федеральную тюрьму. Только мост, соединяющий остров с Манхэттеном и все. Маленькая полоска мели до края взлетно-посадочной полосы аэропорта Ла Гуардия не в счет.
Еще с минуту Гейл сосредоточенно шуршала планами, пытаясь решить этот ребус из чистого упрямства и нежелания признавать, что Спада загнал ее в тупик. Их обоих. Стоун, похоже, тоже в упор не видел других вариантов. Все это начинало походить на торги, где два недалеких честных трудяги наткнулись на ушлого еврея. Спада в данной ситуации был евреем и срать, что в нем не было и капли еврейской крови. Уже чувствуя как у нее трясутся поджилки от раздражения, Гейл нехотя выпрямилась и посмотрела на Рема. Подумав немного, она даже подняла руки в красноречивом жесте.
- Ладно, я сдаюсь, - она выдохнула, почувствовав странное облегчение, и скрестила руки на груди. - Ну? Что ты задумал?

+7

12

«Варить кофе, готовить бутерброды и вытряхивать пепельницы - вот и все, на что я гожусь,» - с грустью думала Рокс, собирая на поднос угощение для гостей. Пришлось воспользоваться кофеваркой, чтобы сварить побольше кофе, и достать упаковку печенек «Орео». Когда приехала Гейл, Роксане даже в голову не пришло, что та захочет перекусить. Однако с приездом Плохого Пса невесть откуда взялось желание не только напоить его кофе, но и накормить хоть чем-нибудь, пусть даже такой чепухой как печеншки. Где-то между наполнением сахарницы и высыпанием печенья вазочку покрасивше Роксана разозлилась. Какого черта в самом деле? Она же не прислуга в конце концов, не молчаливая тень, которая только и делает, что выполняет мелкие поручения, чтобы угодить тем, кто слишком занят по-настоящему важными делами. Может быть она тоже хочет быть важной и сделать что-нибудь эдакое? Помочь им с островом Рикерс, например. Нет, Роксана, конечно, понимала что с ее подготовкой, а точнее неподготовленностью, толку от нее будет мало, но когда-то же ей нужно научиться стрелять, обороняться и убивать зомби. За все это время она ни разу не сталкивалась с мертвецами лицом к лицу, видела только издали, как другие с ними расправляются или, наоборот, позволяют себя сожрать. Стоун ограждал ее от всего этого, он ограждал ее от любой опасности и это было неправильно. Рокс была уверена, что он тоже это понимает, но обещание данное отцу связывало его по рукам и ногам. Кто действительно мог ей помочь без оглядки на какие бы то ни было обещания, так это Плохой Пес - самый опасный человек в этом набитом опасными людьми городе.
- Надеюсь, я не помешала?
Без предупреждения, стука в дверь и певучего «а вот и я», которым она грешила еще во времена, когда была учительницей младших классов, Роксана вошла в кабинет, держа груженый поднос на руке, прямо как заправская официантка. На ее лице при этом царило выражение, должное без лишних слов показать собравшимся в этом месте людям, что ей глубоко наплевать, помешала она им или нет. Не обращая внимания на почти буквально искрящую от напряжения атмосферу, Роксана водрузила поднос на столик, который уже был занят переполненной пепельницей и грязной чашкой из-под кофе. Догадавшись, что чинно рассаживаться в креслах и пить кофе как цивилизованные люди за столом они вряд ли будут, девушка подхватила две чашки за блюдца и, подойдя к письменному столу, вручила кофе сначала Гейл, как женщине, потом Плохому Псу. Стоун получил свой кофе последним, но в качестве бонуса схлопотал не самый добрый взгляд и остался без печенек. Роксана подхватила вазочку, доверху наполненную маленькими песочными медальонами с прослойкой из белого крема, и встала точнехонько между гостями на максимально возможном расстоянии от Стоуна, но при этот на самом виду. С преувеличенным вниманием она стала изучать развернутые по столу планы и чертежи. Перед глазами плясали сплошные и пунктирные линии, какие-то непонятные обозначения, которые в незамутненном более сложными ассоциациями мозгу бывшей учительницы ассоциировались с кроликами, божьими коровками и прочей чепухой. И это было самым незначительным признаком того, что она едва ли может быть здесь полезна.
Избавиться от чувства, что ей здесь не место, не получалось, сколько Роксана не пыталась себя убедить, что она имеет право здесь находиться уже потому, что дом принадлежит ей, как единственной дочери Роджера Бригема. Молчание, воцарившееся в кабинете с ее приходом только усугубляло это впечатление. Они как будто ждали, когда она уйдет, чтобы продолжить обсуждение. Однако, уходить Роксана не собиралась. Печеньки исчезали одна за другой, она упорно делала вид, что ее мало заботит напряженная до предела обстановка, но в конечном итоге не выдержала.
- Я не уйду, уж извините, - она пожала плечами и посмотрела на Стоуна открытым и честным взглядом. - Мне интересно, чем вы тут занимаетесь. Это разве плохо?
Посмотрев сначала на Гейл, Рокс осторожно перевела взгляд на возвышающегося с другой стороны Плохого Пса и упрямо поджала губы. Он же сам удивился тому, что ее держат в неведении, так что не должен был быть особо против ее присутствия.

+7

13

Смерив Стоуна долгим, слегка раздраженным взглядом, Спада посмотрел на Спенсер. Все таки Гейл достаточно хорошо успела его изучить, чтобы догадаться, что план как таковой у него был далеко не один. Более того, она смотрела на него так, словно у него в рукаве заныканы все возможные в этой игре козыри и парочка запасных колод в придачу. Отчасти так оно и было и, если припомнить все операции, в которых ему приходилось участвовать, эта была одной из самых подготовленных уже потому, что они знали куда собираются идти. Стоун, даром что старый знакомый, слишком мало пороху с ним на пару понюхал, чтобы разбираться в том, что Спада называл «подойти к делу творчески». Гейл вот нанюхалась за последние месяцы вдоволь. Непонятно только, что она себе заработала в итоге, зависимость или стойкую неприязнь. Так или иначе, она все правильно поняла и, оставив попытки решить этот ребус своими силами, уставилась на него требовательным взглядом.
Спада разулыбался, словно ему пятерку по нелюбимому предмету поставили и, сунув руку за пазуху, вытащил на свет божий еще один чертеж, пожелтевший от времени, неаккуратно свернутый и без каких либо опознавательных маркеров, вроде тех, что были на планах корпусов. Он потратил больше минуты, чтобы развернуть его и расправить все помятости, но когда он, наконец, это сделал, и Эл Джей и Гейл могли прочитать по краю простые и понятные слова, повествующие о том, что перед ними лежит не что иное, как подробный план подземных коммуникаций острова Рикерс.
— И прежде чем вы хором скажете «И что с того?», прошу взглянуть вот сюда, — вооружившись остро заточенным карандашом, Рем подвинул измятый чертеж поближе к себе и склонился над самым его краем. — Мост соединяет остров с Куинсом. Это единственный способ попасть на остров, не замочив при этом ноги. Но... — он ткнул кончиком карандаша в неприметную завитушку в самом углу чертежа. — Вот это обозначение редко встречается на послевоенных чертежах. На современных их нет совсем. Его придумал некий Оле Сингстедом. Он знаменит тем, что спроектировал тоннель Холланда, тоннель Куинс-Мидтаун и тоннель Бруклин-Бэттери, который долгое время был самым протяженным подводным тоннелем в мире.
Он собирался выдержать незначительную паузу, чтобы Стоун и Спенсер сами домыслили то, к чему он вел, что было в принципе несложно, но появление малышки Роксаны спутало все карты. Маленьким солнечным зайчиком она промелькнула на периферии, привлекая всеобщее внимание, и, сама того не зная, ослабила невидимую тугую петлю, стянувшую троих людей, собравшихся у письменного стола, как заговорщики накануне бунта. Но лишь слегка. Напряженное молчание пропитало воздух насквозь и даже бодрящий запах кофе его не разогнал. Неудивительно, что Роксана почувствовала себя не в своей тарелке. Загородившись от всех вазочкой с печеньем, она все же решилась заговорить первой. Спада только хмыкнул и, выйдя из непродолжительного оцепенения, первым делом запустил лапищу в вазочку, которую девчонка прижимала к груди как плюшевого медвежонка. Ничего плохого в желании человека знать, что происходит у него под самым носом, он не видел. Сам грешен. Но у Стоуна, наверняка, было свое мнение на это счет. За знанием обычно следует действие.
— Мне лично пофиг, — честно признался Рем. — Можешь хоть в первые ряды запилиться, если в заднице свербит. Ты же дочка Бригема, это у тебя в крови. Наверняка, и с пушкой в ладах. Не? — для верности он оглянулся на Стоуна и снова посмотрел на девчонку. — Или папа не хотел, чтобы его дочура пошла по его стопам?
И не передал ли он это самое нехотение своему преемнику, подумал Спада про себя, но вслух сказать не решился.

Отредактировано Рем Спада (23-07-2016 20:18:19)

+7

14

Что называется, почувствуй себя идиотом. Стоун скрипнул зубами и выпрямился, скрестив руки на груди. Он не просто поспешил с выводами, а всерьез поторопился. Видимо, слишком уж сильно ему хотелось, чтобы Спада со всеми своими гениальными идеями оказался не у дел. Глупо вышло и Эл Джей, даже сохраняя молчание, чувствовал себя соответственно - глупо, нелепо и по-идиотски, как щуплый и прыщавый подросток, зарвавшийся на старшеклассника и школьной футбольной команды. Ему даже в голову не пришло поинтересоваться системой подземных коммуникаций острова Рикерс. А стоило бы. Кто бы мог подумать, что неприступный остров-тюрьма имеет свои тайные входы и выходы, о которых успели позабыть. По крайней мере он надеялся на то, что о тоннеле никому не известно. В противном случае эта лазейка, оказавшаяся единственной в своем роде, ничем им не поможет.
- Господи... - не удивление, а самый настоящий шок вынудил Стоуна нарушить суровое молчание. - А сами тюремщики про него хоть знают?
Что-то ему подсказывало, что нет. План острова, который он достал в числе прочих, никаким замысловатым обозначением на соответствующем указанному Ремом участке не красовался, а это был самый подробный план, датированный прошлым годом. На нем были отмечены все новые постройки острова, включая дополнительную электростанцию и еще одну автозаправку с сервисом. Этот чертов островок все больше и больше выглядел, как гребаные райские кущи в глазах гарлемца, вынужденного ютиться с толпой головорезов в убогом районе, который и до зомби-апокалипсиса не отличался особым благополучием. Правда, чтобы поделить этот пирог им еще предстояло его не только заполучить в свои владения, но и как следует очистить от всего ненужного.
От этих мыслей Стоуна отвлекла Роксана. Он терпеливо ждал, накапливая вопросы, пока она закончит строить из себя гостеприимную хозяйку и покинет кабинет, но когда оказалось, что ничего подобного она делать не собирается, его терпение лопнуло. Спада только подбавил масла в огонь. Они с Рокс вдвоем изрядно постарались, чтобы слабая искра былого раздражения заполыхала всерьез. Стояли рядом, переглядывались как старые добрые друзья, печеньками на пару хрустели. Казалось, еще немного, и из ушей Стоуна закапает кровь и повалит пар. Пришлось призвать на помощь все свое самообладание.
- Рокс, - негромко, но достаточно внушительно, чтобы привлечь ее внимание, позвал Эл Джей свою подопечную. - На пару слов.
Он поставил чашку с так и не тронутым кофе на кипу планов и чертежей, кивнул на дверь и, по очереди посмотрев сначала на Рема, потом на Гейл, направился прочь из кабинета, стараясь сохранять хотя бы видимое спокойствие, пока внутри вовсю бушевал ураган. Уже снаружи, дождавшись, когда из-за двери кабинета появится Роксана, он не выдержал и грубо схватил ее за локоть, буквально выдернув девчонку в холл. Дверь громко захлопнулась, но этого ему показалось мало. Он потащил Рокс вверх по лестнице, чтобы оставшиеся в кабинете люди точно ничего не услышали. Плотину прорвало, когда они оба оказались наверху.
- Я тебе что сказал? Этим утром о чем мы с тобой говорили? Забыла уже?! - не ограничивая себя в громкости вспылил Стоун, нависнув над Роксаной черной грозовой тучей. - Не лезь не в свое дело, не мешай и вообще держись подальше от... - он скрипнул зубами, едва не назвав главную причину его беспокойства, и насупился: - Сварила кофе, угостила печеньками, поздоровалась и все! Это понятно?!
В горле заскребло, когда он понял, что почти кричит на девушку. Резко замолчав и сглотнув, Стоун глубоко вдохнул, медленно выдохнул и, сосчитав до десяти, снова заговорил, на этот раз не в пример тише и спокойнее.
Иди в свою комнату. Когда понадобишься, я позову.

+7

15

Вдохновленная пусть весьма своеобразной, но все же вполне полноценной поддержкой Плохого Пса, Роксана радостно посмотрела на Гейл, едва ли замечая выражение ее лица, после чего перевела торжествующий взгляд на Эл Джея и застыла с глупой и намертво прилипшей к физиономии улыбкой. Стоун выглядел не просто грозно, а угрожающе. Она уже видела его таким. В Гарлеме, наверное, не осталось ни одного парня, который испытал на себе тяжесть подобного взгляда, но никогда еще эта увесистая угроза не была направлена на нее лично. Что-то примитивное и затаенное, дающее о себе знать только в критических ситуациях или в обществе таких опасных людей как Плохой Пес, резко ощерилось иглами и провернулось глубоко внутри. Печенька, которую она только что прожевала и проглотила, застряла где-то в глотке намертво, мешая вдохнуть полной грудью. Роксана смогла только кивнуть и нервно улыбнуться, когда ее ненавязчиво и однозначно попросили на выход.
- Извините, - хрипло и натужно выдавила она из себя в отчаянной попытке до конца сохранить статус хорошей хозяйки в глазах гостей и, на ходу попытавшись проглотить ком из пережеванного теста, поспешила вслед за Стоуном. Не успела он выйти за дверь, как он схватил ее за руку и выдернул в прохладный полумрак холла. Вот уж чего за ним никогда не водилось, особенно по отношению к ней, так это грубости. Рокс даже не успела испугаться или хотя бы возмутиться на автомате. Он протащил ее по лестнице как ничего не весящий кулек вываренных птичьих костей, который только перебирает ногами, пытаясь делать вид, что идет самостоятельно.
- Что ты... Зачем ты... А, черт, больно же! - пыхтела девушка и, когда ее наконец-то отпустили, надсадно выдохнула: - Господи боже, Стоун, да что с тобой такое?!
Она отступила от него, схватившись за онемевший от крепкой хватки локоть и ссутулившись, словно боялась, что он снова ее схватит и спустит с лестницы, подпинывая под зад, или как минимум даст по шее. Но вместо этого Стоун взорвался, да так, что Рокс подумала, что лучше бы он спустил ее с лестницы пару-тройку раз. Она застыла, глядя на него выпученными глазами, в которых страх медленно, но верно уступал место смертельной обиде. Именно этого она и боялась - оказаться всего лишь мебелью, прислугой, жалкой тенью, кем угодно, но только не тем, с кем нужно считаться, словно она и не Бригем вовсе, да что там Бригем, не человек даже. Разве это справедливо?
- Это. Мой. Дом. - отчеканила она, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. - И ты здесь такой же гость как и они. Не забывай об этом.
В глазах стояли слезы, в носу отвратительно щипало, а подбородок подергивался, но Рокс перетерпела и, порывисто вдохнув, медленно выдохнула через нос. Стало немного легче, распирающая грудь обида временно утихла, затаилась глубоко внутри и позволила девушке достойно выйти из неприятной ситуации. Нацепив на лицо непробиваемое выражение, Роксана отступила от Стоуна.
- У вас пол часа на то, чтобы все решить, потом я буду делать уборку и не хочу, чтобы в моем доме кто-то ошивался.
Она развернулась на каблуках и в несколько размашистых шагов поравнялась со своей комнатой. Чертовски хотелось хлопнуть дверью, но Роксана переживала, что несчастная деревяшка не выдержит такого отношения, и, пересилив себя, мягко прикрыла ее за собой. Стоило ей остаться в одиночестве, как вся ее выдержка испарилась. По щекам потекли мучительные слезы, лицо исказилось, в горле заскребло, но прежде чем горько разрыдаться, Роксана пересекала комнату и уткнулась в подушку. Никто не должен слышать, насколько сильно она была обижена, особенно Стоун.

+7

16

По тому, как громко хлопнула дверь, легко было догадаться, насколько все плохо. Гейл дождалась, пока шаги Стоуна и Роксаны стихнут где-то не то на лестнице, не то в глубине дома, и посмотрела на Спаду с укором.
- Промолчать не мог?
Прозвучало как-то слишком строго, словно он был нахулиганившим школьником, а она его вечно занятой и потому непутевой мамашей. Ощущение усугублялось тем, что несмотря на щетину и явный недосып, выглядел Рем лучше чем она, прокуренная и бледная как поганка. В такие моменты Гейл особо остро ощущала их разницу в возрасте и ненавидела себя за это, но сейчас куда больше она ненавидела себя за то, что была рада остаться с ним наедине. Теперь она могла позволить себе смотреть на него столько, сколько ей хотелось, и так, как ей хотелось, не опасаясь, что о ней подумают другие. И она смотрела взахлеб, словно желала насытиться видом его рожи впрок, чтобы не испытывать столь острый дефицит в следующий раз, когда он решит взяться за очередную нуждающуюся в мужской заботе молоденькую девицу в качестве дежурного тренера и трахаря по совместительству. Хотя кого она обманывает? Еще одна такая выходка, и она сорвется, посадит его на цепь, как ну очень плохого пса, и будет «кормить» только по большим праздникам. Под словом «кормить» она, конечно же, имела в виду совсем не еду.
Так Гейл и смотрела на него снизу вверх, стараясь запомнить его лицо до мельчайших деталей, будь-то морщинки в уголках глаз, тени под глазами или едва заметная светлая полоска шрама на виске. Это не могло больше продолжаться, но заставить себя отвести взгляд или хотя бы нарушить затянувшееся молчание было чертовски сложно. Гейл пересилила себя и опустила взгляд в чашку с кофе, которую все это время держала в руках. Нужно было сказать хоть что-то, желательно на тему никак не касающееся ни ее, ни Рема. На ум пришло только одно.
- Стоун беспокоится за нее. За Роксану, если ты не понял. Он обещал ее отцу, что присмотрит за ней, а ты... в первые ряды, в первые ряды... - она неумело передразнила его и, криво усмехнувшись, покачала головой. - Уж кто-кто, а ты как никто другой должен понимать, что он просто не может позволить себе подвергнуть ее опасности. Любой, даже самой незначительной. А вылазка на Рикерс предполагает опасность весьма и весьма значительную. Ей нельзя с нами и ты это знаешь.
Она почти готова была ткнуть в Рема пальцем, но вовремя себя одернула, испугавшись последствий даже такого незначительного физического контакта и сосредоточившись на кофе. Он очень хорошо справился с никотиновой горечью от всех тех сигарет, что она выкурила, пока они со Стоуном коротали время в ожидании, но и сам горчил не меньше. Или же ей просто так казалось. Попытавшись заглушить горечь парой печенек, Гейл, тем не менее, не избавилась от той, что одолевала ее с самого утра и была очень похожа на привкус стыда.
- Ты так и не сказал, как все прошло, - напомнила она. - Добрались без проблем? Где ты их высадил?
В сравнении с дорогой до Атланты, которая ребятам только предстояла, добраться до Нью-Джерси было плевым делом, особенно с морским пехотинцем в качестве сопровождения, но Гейл чувствовала себя обязанной быть там, вместе с ними, ну или хотя бы на пристани, когда они отплывали. Она должна была быть там, сказать хоть что-то в качестве напутствия или просто посмотреть на них еще раз, ведь никто из них не знал, кто вернется обратно, а кто останется там, кучкой свежей земли под коряво сколоченным крестом или еще одним неупокоенным живым мертвецом. Правда, Мэгги обещала присмотреть за всеми без исключений, хотя Гейл не возражала, если бы с их беглым доктором что-нибудь случилось в дороге.

+7

17

На упрек Спада только поморщился и захрустел новой порцией печенек. Еще не хватало получить нагоняй за то, что он пытался быть джентльменом. Девчушка того заслуживала. В прошлую их встречу, он взял ее в заложники и тыкал пушкой в висок. После такого знакомства прогонять ее из кабинета в ее собственном доме было как минимум невежливо. И нет, он не собирался втягивать ее во весь этот замес с тюрьмой Рикерс, но и не видел смысла препятствовать здоровому девичьему любопытству. Другое дело, что со Стоуном вопрос этот у них явно не обсуждался, несмотря на то, что был в приоритете.
От грохота захлопнувшейся двери до сих пор звенело в ушах.
— Ты что, всерьез думаешь, что я бы потащил эту куколку в тоннель? Да она же будет визжать на каждую крысу, — он смерил Гейл насмешливым взглядом, умильно подняв брови, и глухо хмыкнул в свою чашку с кофе. — Но если сегодня нашего черного, пардон, афроамериканского приятеля грохнут, она останется одна и даже не сможет себя защитить. Представляешь, что здесь начнется? Это при хозяине они такие смирные, а стоит Стоуну отдать концы, как эта свора начнет глотки друг другу рвать, только бы занять его место и заполучить его девчонку. Ты бы пожелала такого кому-нибудь? Своей дочери, например?
Он знал ответ, потому не стал давить на Гейл. Пары секунд пристального взгляда в упор было достаточно. Добив свой кофе одним глотком, Рем оставил чашку и опустевшую вазочку из под печенья в сторону и склонился над планами. Вот о чем им следовало говорить. Нужно было решить, кто пойдет через парадный вход, то есть по мосту, а кто составит Рему компанию в забытом тоннеле под землей. Он уже решил, что если и возьмет кого-то, то это будет один, максимум два человека и было бы неплохо, если бы это был кто-нибудь из гарлемских ребят. В плане оружия и подготовки у них было больше шансов выжить бок о бок с Ремом, в отличие от островитян. Но пока Стоун не разберется со своей подопечной с этим вопросом придется повременить. И Рем был бы рад помолчать, пока Эл Джей не вернется, но они с Гейл никогда не умели молчать слишком долго. Даже когда им было не до разговоров.
Сдержать усмешку не получилось. Вопрос, который он так нагло проигнорировал в первый раз, снова всплыл на поверхность. Рем коротко глянул на Гейл и, вернувшись взглядом к чертежам, качнул головой.
— Все прошло как по маслу, — заверил он. — Выгрузил их недалеко от Асбери-парк, чуть севернее, милях в десяти. Там пристань старая рыбацкая примыкает почти к самому шоссе. Машин на первый взгляд вроде немного. Будем надеяться, что дальше серьезных заторов тоже не будет. Доминик говорил, что некоторые дороги совершенно пусты, а он из самого Техаса притопал. Думаю, с таким провожатым у них все будет хорошо. Да, кстати, — он сунул руку за пазуху и, достав небольшой спутниковый телефон, вручил его Гейл. — Бигмак подсуетился. Взломал коды доступа какого-то бесхозного мусорного бака на орбите, теперь у нас есть качественная связь. Семерка на быстром наборе. Мэг обещала звонить каждый день ровно в полдень и отчитываться. Ну там, где они, все ли в порядке и как там поживает моя кровушка. Можно отмечать на карте их путь.
Пожав плечами, Спада замолчал и нахмурился. Снова его поглотило это чувство, словно он забыл о чем-то важном. О чем-то таком, что не прощает забывчивости. О чем-то, что будет очень дорого ему стоить. Зубы зачесались от желания закурить, в глотке тоже заскребло, и, прикинув, что от глотка виски ему уж точно ничего не будет, Рем потянулся за фляжкой. Конечно, одним глотком не обошлось.
— Я должен был поехать с ними? — вопросительная интонация была столь же прозрачной, как и его уверенность в том, что это именно то, что его беспокоит, но Рем все равно посмотрел на Гейл, явно ожидая ответа. — Скажи, должен был или нет? Потому что я уже устал об этом думать.
Он протянул женщине фляжку с виски, словно хотел ее таким образом подкупить, и изобразил жалостливую моську.

+8

18

Она не кричала, не плакала, не хлопала дверью, она просто ушла, оставив за собой последнее слово, в точности так, как делал ее отец. Старый и раздражающе упрямый торговец оружием, который даже на смертном одре умудрился подставить единственного верного ему человека. Стоун выдохнул, но тяжесть из груди никуда не делась. Мысленно ругал Рокс самыми последними словами, между которыми яркими вспышками мелькали привлекательные картинки того, как он вытаскивает ремень из своих брюк и, выломав дверь, как следует порет эту заносчивую пигалицу по ее сочной заднице. Желание поддаться этому искушению было настолько острым, что Эл Джей даже качнулся в сторону комнаты девушки, почти сделав первый шаг, но вовремя себя одернул и повернул в сторону лестницы.
Под ногами застонали ступеньки не столько от тяжести спешно спускающегося вниз мужчины, сколько от его злости, которую он, казалось, хотел втоптать в обтянутые ковролином ступени. Он все еще был слишком взвинчен, чтобы возвращаться в кабинет. В груди пухла и клубилась злость, и самодовольный вид Плохого Пса вкупе со всеми теми взглядами, которые Гейл на него бросала слишком часто, могли сделать только хуже. Позависав у подножия лестницы несколько мучительно долгих секунд, Стоун принял решение и направился в сторону входной двери, через которую совсем недавно впустил в этот дом возмутителя всеобщего спокойствия. Ему нужно было остыть во всех смыслах, пара минут на свежем воздухе должна была пойти ему на пользу, как и пара сигарет, которые он собирался стрельнут у первого же мимопроходящего гарлемца. На глаза почему-то попался один только Бейтмен - первый и, наверное, единственный бледнолицый гарлемец в истории группировки. Промелькнувшая при виде его крепко сбитой широкоплечей фигуры мысль стукнулась о спешно захлопнувшуюся гипотетическую дверь и была тут же поймана за хвост. Почему бы и нет, подумал Стоун, разглядывая ее и так и сяк.
- Курт?! - он махнул рукой, подзывая Бейтмена, и прислонился спиной к перилам широкого крыльца. По мере приближения белого гарлемца, возникшая из неоткуда идея нравилась Линкольну все больше и больше, а когда тот поднялся по заметенным снегом ступеням и встал рядом, он уже принял решение.
- Закурить есть? - первым делом поинтересовался Стоун и только спустя где-то четыре или пять затяжек почти обрел прежнее душевное равновесие. - Эта чертова псина когда-нибудь меня доканает, - выдохнул он наконец, не особо беспокоясь о том, что Бейтмен его правильно поймет. Найти зерно всех проблем не составило труда. Вон оно, в этом самом доме преспокойно попивает кофеек с печенками в обществе роскошной женщины, которая только в рот ему не заглядывает, пока Стоун успокаивает нервы, прокуривая свои и без того прокуренные легкие на крылечке и мысленно раскурочивая битой стоящий у тротуара мотоцикл. Мейсон рассказывал, какой кан-кан устроил Плохой Пес на этом звере на Бродвее, пока его ребят поливали огнем какие-то мародеры. Кажется, там и девчонка какая-то была. Сейчас всего уже и не упомнишь, да и не время смаковать постапокалиптические байки. Затоптав сигарету, Линкольн наконец-то решил перейти к делу.
- Есть одно дело, довольно сложное и... да, его вполне можно назвать опасным, хотя бы потому что придется работать в паре с Плохим Псом. Я пойму, если ты откажешься, и не буду это афишировать. Остальные, наверняка, тоже откажутся, и тогда придется мне.
Он выдержал паузу, давая Бейтмену время, чтобы переварить услышанное. Если уж на то пошло, ему самому не мешало бы переварить только что сказанное. Все выходило как-то даже слишком спонтанно для Стоуна, который привык все обдумывать помногу раз и взвешивать все «за» и «против», но где-то глубоко внутри, там, куда забилась за ненадобностью старое доброе полицейское чутье, он знал, что Бейтмен подходил для этого дела лучше, чем кто бы то ни было в Гарлеме. Лучше даже, чем он сам.

+8

19

Бейтмен не был таким уж любителем прогулок на свежем воздухе, чтобы морозить свой белый зад на улице, пока остальные тусуются в тепле своих жилищ. Прогулялся туда и обратно по улице, перекурил, пооблизывался на дочку Бригема и достаточно с тебя, возвращайся в гараж и ковыряйся в движках дальше, делать все равно больше нечего. Но нет, на обратном пути Курт завис напротив все того же бригемского дома, но теперь уже не из-за симпатичной девчонки, которая все равно уже скрылась внутри, а из-за мотоцикла, что появился за время его отсутствия у тротуара. Опознать Кавасаки Ниндзя не составило труда, но Бейтмен так и не смог разобрать какой у него год выпуска, какая серия, какой литраж. Похоже мотоцикл подвергся некоторой модернизации, которая затрудняла полную идентификацию. И, если честно, он ожидал от железного коня самого Плохого Пса чего-то более понтового. Дукати там или Сузуки последней модели. Нет, обычный мотоцикл.
Затянувшись остаточной горечью, Курт затоптал окурок и, сунув руки в карманы куртки, нахохлился. Морозец настойчиво пробирался под одежду, заставляя задумываться о том, чтобы вернуться обратно в теплый гараж, но белый гарлемец не двигался с места, только переступал с ноги на ногу в неосознанной попытке выгнать холод из конечностей и нетерпеливо поглядывал на дверь дома, в котором сегодня принимали особенных гостей. Он все больше напоминал себе фаната, который приметил знаменитость и теперь ждал, когда та выйдет, чтобы заполучить автограф. Конечно же, ему нахер не сдался автограф Плохого Пса, но посмотреть вблизи на чувака, о котором он столько слышал почему-то хотелось. Возможно, дело было в подспудном желании развенчать тот образ, что уже успел сложиться в его воображении, разочароваться в безжалостной и суровой реальности и пойти себе преспокойно дальше с осознанием того, что неубиваемых призрачных гонщиков в природе не бывает. Не то, чтобы он всерьез верил во все эти слухи, связанные с Плохим Псом. Ему было тридцать восемь и комиксы он перестал читать уже давно. Просто когда тебе раз за разом талдычат одно и тоже, волей неволей начинаешь задумываться, а вдруг он действительно такой крутой.
Появление на крыльце Стоуна напомнило Курту, что на дворе зима, а него много «важных» дел. К тому же он вдруг обнаружил, что действительно замерз и ему пора бы вернуть свой зад туда, где потеплее, но Эл Джей его заметил и окликнул. Оставалось только сделать вид, что он тут просто мимо проходил и не против перекурить с главарем, если тому нужна сигаретка и компания, к этой сигаретке прилагающаяся. Как оказалось, Стоуну была нужна не столько компания, сколько возможность пожаловаться на знаменитого гостя. Курт тоже закурил и, без особого удовольствия втянув в себя горький дымок, криво усмехнулся.
- Эту чертову псину наверняка тоже можно доканать, нужно только узнать как.
Животрепещущая тема, которую Курт был бы не против развить, однако не пошла. У Стоуна была своя, более актуальная и очень серьезная, как оказалось. Мгновенно растеряв всю свою напускную беспечность и забыв о тлеющей между пальцев сигарете, Бейтмен уставился на Эл Джея во все глаза. Ему и раньше давали ответственные задания, которые он выполнял без сучка без задоринки наравне с тем же Мейсоном и Терри, а иногда даже лучше. В чем-то белые все таки действительно были лучше. Но впервые Курт почувствовал себя так, словно ему предстояла куда более серьезная проверка на прочность. Работать в паре с Плохим Псом... Да уж. Курт дернул рукой, пальцы которой ощутимо прижгло истлевшей до самого фильтра сигаретой, и с шипением отбросил окурок в сторону. Наверное, ему нужно было взять хотя бы минуту на размышление, раз уж помощь зала и звонок другу в этой викторине были недоступны, но Бейтмен почти сразу же не задумываясь выпалил:
- Я слушаю, - и уставился на Стоуна со всем вниманием.

+8

20

Рассеянно слушая короткий отчет Спады об утренней поездке, Гейл снова и снова ловила себя на мысли, что рада, просто невозможно рада, что он вернулся назад, а не сорвался в последний момент с ними за компанию. Ведь он мог так поступить. О, еще как мог, Гейл в этом не сомневалась. Там же Лоуренс, которую нужно опекать, как несмышленое дитя. Скривившись при этой мысли как от кислого, Спенсер отвернулась от Рема, чтобы он не увидел ее лица, но тот был слишком занят, разглядывая чертежи на столе. Сама вероятность такого исхода пугала ее не на шутку. Прошедшие недели дались ей тяжело и она не была уверена, что выдержала бы еще столько же. Без Рема, но всегда с осознанием того, что он с другой женщиной. «Господи, что со мной происходит?!» - мысленно взвыла Гейл, глядя на говорящего мужчину широко распахнутыми глазами. Она не сразу сообразила, о чем он говорит, когда в ее руке вдруг оказался гладкий и увесистый корпус спутникового телефона. Она изумленно вскинула брови, пытаясь сопоставить услышанное с происходящим. Бигмак, мусорный бак, спутниковый телефон нехотя встали в один ряд и вывод, который Гейл сделала в итоге, осенил ее лицо, в один миг разгладив его от всех негативных эмоций.
Здорово! - восхитилась она, разглядывая телефон так, словно впервые в жизни видела что-то подобное. За прошедшие несколько месяцев они уже успели отвыкнуть от подобных вещей. Мысленно проставив галочку на счет полудня, когда Мэгги должна была выйти на связь в первый раз, Гейл убрала телефон к себе за пазуху и снова подняла глаза на Спаду. Его явно что-то беспокоило. Она заметила это, еще когда он только вошел, но была слишком поглощена собственными эмоциями, чтобы придавать значение чужим. Сейчас ее беспокоила эта хмурая складка, залегшая между его бровей. Она видела ее раньше, что уже привыкла считать ее плохим предвестником. Гораздо худшим, чем фляжка с виски появившаяся следом.
- Нет, не должен был, - уверенно заявила она и, взяв протянутую фляжку, сделала символический глоток. - Ты должен был остаться здесь и ты остался. Ты сам говорил, что тебе нельзя с ними, что ты залог того, что с ними ничего не сделают, когда они доберутся до цели. Ты там, где должен быть. И хватит об этом!
Почувствовав, что неосознанно повышает голос, Гейл резко замолчала, сделала еще глоток и вернула фляжку, стараясь не смотреть Рему в глаза. Вот так всегда, стоит им оказаться наедине, как ее начинает распирать от противоречивых эмоций. Она все еще злилась, а точнее хотела злиться на него, как тогда в госпитале, но это было все равно что пытаться раздуть давно потухшие угли. Да, они были все еще теплыми, но сколько на них не дуй, прежний огонь уже не вернется без порции жидкости для розжига и горящей спички. Ни того ни другого в метафорическом варианте у Гейл не было, и потому она поддавалась совершенно противоположному настроению, противиться которому не могла, да и не хотела.
- Ты меня когда-нибудь с ума сведешь, - покачала головой Спенсер и вместо того, чтобы объясниться, схватила Рема за отворот куртки и дернула на себя. - Хватит таращиться на эти чертовы чертежи, лучше поцелуй меня, - почти прошипела она ему в губы и, не дожидаясь ответных действий, сама прильнула к его губам. От запаха его кожаной куртки и привкуса солода на его губах кружилась голова. Она слишком долго этого ждала. Нет, не просто ждала - жаждала. Грезила во сне и наяву, как умирающий от жажды человек, грезит о глотке воды. Один единственный поцелуй раскатал ее каток, расслабил привыкшие к постоянному напряжению мускулы тела, прокатился горячей волной по позвоночнику, согревая за все те ночи, которые она провела не с ним. Очень холодные и одинокие ночи. Рем должен был расплатиться за каждую из них, даже за те, которые она делила с Мэгги. Теперь же Гейл мечтала только о том, чтобы Стоун и Роксана не возвращались как можно дольше, а еще лучше не возвращались вообще.

+8


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 27.12.2013. Are you ready?