Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 23.11.2013. New York city it's the place to be... in


23.11.2013. New York city it's the place to be... in

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Иган, семенящий следом за Домиником, приноровился к поспешному шагу мужчины, благо, что теперь с дополнительным грузом драпать было не сподручно ни одному, ни другому. Не смотря на то, что решение насчет барышни принимал не он, до сих пор Майлса глодали сомнения.
«Надеюсь, мы не сильно пожалеем с таким выбором».
Даже и обладай даром речи он так же не знал бы, что ответить на вопрос Доминика насчет их новых знакомых. Черт его знает, кто это был, Иган не хотел вдаваться в детали, итак было ясно, что это крупная группа выживших, сумевших пережить один из кризисов, не распасться и не погибнуть, являясь обладателями хороших запасов продовольствия, боеприпасов и какого-то укрытия. Пожалуй, знать, где находится это укрытие было бы крайне не лишним сейчас – чтобы не сунуться туда совершенно случайно, просто завернув за ближайший угол.
«Вот так-так», то и дело оборачивающийся и бросающий пристальные и тревожные взгляды через плечо и на ближайшие дома, Иган криво усмехнулся, «Вот до чего мы дошли. Больше нет никакой Америки, теперь есть земля мертвых. Нет никаких законов, есть просто люди, оставшиеся без чьего-либо контроля. Даже Нью-Йорк уже поделен на мини-государства. У нас есть остров, есть нейтральный Куинсборо, есть враждебный Бронкс. Теперь еще и эти…».
Внезапно Иган подумал, что не смотря на смертельную угрозу, которая теперь поджидала за каждым углом и дышала им в спину, он находил подобные мысли занимательными. В нем пробудился какой-то дурацкий, мальчишеский задор – шутка ли, настоящий апокалипсис, плавно перетекающий в постапокалипсис, и выжившие, обособленные друг от друга группы людей начинают строить новый мир, новые отношения исходя из того, что они унаследовали от остатков цивилизации. Все это было чертовски интересно.
Доминик сбавил ход и Майлс притормозил, невольно радуясь дополнительной передышке. Бежать с двумя рюкзаками, ружьем и занятыми руками было не то что бы тяжело, сколько неудобно. Лямки то и дело сползали и рюкзаки приходилось поправлять локтями, карабин Доминика тоже стремился как можно быстрее загреметь вниз, трофейный «Ремингтон» крепко стучал по груди при каждом шаге, хотя броник и брал не себя ощутимую часть этих тычков. Тяжело дыша и выдыхая носом пар, Майлс посмотрел на парочку топчущихся «гуляк», кивнув на вопрос Доминика.
Конечно, улица здесь была достаточно широкой, чтобы обогнуть трупы на солидном расстоянии даже при их черепашьей скорости, но Иган понимал, что избежать внимания «гуляк» им не удастся, они увяжутся за ними и им все равно придется вступать в сражение с ними, как с неугомонными преследователями, которые, в отличии от живых, не знали усталости. Собирать хвост из плетущихся следом трупов было не к чему; более того, пока у них заняты руки, даже обход двух «гуляк» может обойтись непредвиденными последствиями. Нужно было быть готовыми вступить в бой в любой миг, а сейчас ни Иган, ни Доминик себе такого позволить не могли.
Не теряя времени Иган отбежал в сторонку на середину пустой улицы, застучав рукоятью «копья» по асфальту. Бестолково топчущиеся в десятке метров впереди трупы развернулись в его сторону, и Иган, опустившись на одно колено, положил на асфальт оружие ближнего боя, достав из-за ремня пистолет с глушителем, тщательно прицелившись, держа оружие обеими руками.
Первый хлопок снес верхнюю часть черепа «гуляки» и тот завалился на бок словно марионетка, которой разом подрезали все нити – никаких конвульсий, просто труп стал трупом уже окончательно. Второй, не обращая внимание на смерть товарища, запнулся о его ноги, полностью сосредоточившись на живой цели, шагая в сторону Игана с ошеломляющей, неестественной скоростью для того, кто –
- что –
- только что столь медленно топтался на месте. Майлс ощутил, как дрожал его руки, как покрываются испариной под митенками. Не глядя через прицел, а поверх его. Иган видел, что когда-то это был темнокожий мужчина – теперь его кожа была черно-синей – с обритой головой. Его одежда говорила о том, что это был обычный прохожий, отсутствие левой руки могло сказать лишь, что смерть этого типа и ее последствия были не простыми.
«Ну и кем ты был? Смотрел телевизор, ходил на работу, ругал власть. Теперь от тебя осталась лишь эта оболочка. Мужик, ты страшен».
Это всегда было страшно, потому что это было противоестественно. Иган прицелился и нажал на спусковую скобу еще раз. Пуля попала в глаз и «гуляка» угомонился так же быстро, как и первый, ничком брякнувшись на проезжую часть так, что Майлс поморщился. Да, это труп, но он упал так, что тот поневоле сравнил, что стало бы с его лицом, упади он лицом на асфальт так, будучи живым.   
Иган выдохнул ртом и уселся на собственную ногу, сложив руки на колене и глядя на распростершиеся впереди тела, прислушиваясь к собственным ощущениям. Раньше он испытывал страх и отвращение к «гулякам», и теперь эти чувства несколько поугасли. Ходящие трупы стали помехой, но той злобы они уже не вызывали. Они стали словно какой-то своей, мертвой стихией, словно ураган или метель, которые могут причинить неудобства и убить, но если соблюдать осторожность и быть внимательным и вооруженным, этих проблем можно было избежать. То, что мертвые вернулись к жизни, лишь подчеркивали для Игана один факт: живые по-прежнему воевали между собой. «Гуляки» уничтожили порядок и дали волю полудуркам, мечтавшим о свободе, которая для них выражалась в том, чтобы уже вволю, безнаказанно изображать каких-то пугающе мерзких, сраных обезьян, стрелять и убивать, стрелять и убивать, стрелять и убивать пока не закончатся последние силы, патроны и те, на кого их можно было бы спустить. Так было и так будет всегда. Иган коротко ухмыльнулся. Уж скорее «гуляки» сами организуют свое собственное владение, обретут разум, выберут себе президента с парламентом и соберут космическую ракету для успешного полета на Марс, чем изменится сущность людей.
Пора было вставать с холодного асфальта, пока он не отморозил себе задницу и у него не приведи случай поднялась температура, однако со стороны Доминика донесся голос той, которую мужчина прихватил. Требование отпустить ее было подкреплено тем, от чего у Майлса встали бы волосы дыбом, если бы не спортивная шапка.
«Она укусила его!!»
Он выпрямился, держа «беретту» на полусогнутой руке, разворачиваясь в сторону мужчины и хмурясь, пытаясь понять, что происходит.
«Она… укусила его?»
Майлс не стал бы противиться подобному требованию. Навряд ли ей удалось бы прокусить куртку, даже если она несет в себе злополучный вирус, но отпустить ее следовало хотя бы для того, чтобы она не удумала визжать на полрайона, дав тем самым возможность собраться и «гулякам», и их живым преследователям.

Отредактировано Иган Майлс (07-08-2015 14:16:09)

+8

22

Когда Иган начал отступать на середину улицы, Доминик потихоньку стал продвигаться в противоположную сторону, дальше по тротуару. Он неустанно озирался по сторонам, но ни одного мертвеца, кроме этих двух, по близости больше не наблюдалось. Особых сожалений данное наблюдение не вызывало. Ни он, ни Иган на данный момент не могли в полной мере обеспечить свою безопасность, и отсутствие каких-либо угроз со стороны было им более чем на руку. Два мертвеца - чепуха, в сравнении с целыми толпами, стаями голодных трупов, что отирались в центре Манхэттена. Тем более, что они почти почти пришли. Вот он, этот дом. Вот они зеленые ставни на окнах первого этажа и такая же зеленая водоотводная труба. Улица упиралась в Инвуд-Хилл-Парк и следующий дом был последним в ряду, более того, он был тем самым, в котором когда-то жил Доминик с женой и дочкой. Парадный вход за углом, второй по счету и, если ему не изменят память, зеленая дверь с витражом на самом верху, шестой этаж, третья от лифта квартира. Доминик хорошо это все помнил. Это было неизменно, в отличие от всего прочего.
Два мертвеца - два выстрела, коротких и глухих, как щелчки пальцев. Доминик кивнул Игану и уже было сделал шаг в сторону многоквартирного дома, когда безмолвная и бессознательная ноша на его руках заговорила и, более того вздумала кусаться. Доминик всегда отличался довольно бережным, если не сказать трепетным отношением к женщинам, но сейчас его нервы были на пределе и он не столько поставил незнакомку на место, как она того потребовала, сколько грубо шваркнул ее о землю, лишив поддержки и опоры в один миг, с поразительной для человека его возраста скоростью отскочил назад и наставил на нее свою беретту. Все произошло слишком быстро, чтобы понять, что же именно случилось, но плечо горело от укуса, а рука держащая пушку подрагивала. При этом Доминик не отрывал с женщины напряженного взгляда, в котором по мере осмысления ситуации появлялось все больше нешуточной паники. Укус равно смерть. Формула, которая в последние три месяца работала без сбоев.
- Какого хера! - прохрипел он, наконец, и, сунув руку под куртку, ощупал место укуса. Конечно едва ли это можно назвать укусом. Плотная форменная куртка, пропитанная каким-то составом, чтобы не мялась и не пачкалась на выездах спецподразделений, и одетая под ней толстовка не позволили зубам кусачей девицы добраться до кожи. Она только ощутимо ущипнула его за кожу, возможно до синяка, тем не менее самого факта попытки укуса это не отменяло. Теперь это было сродни покушению на убийство и Доминика пробрало до самых костей, даже на холодный пот пробило.
- Какого хера, я тебя спрашиваю! - повторил он, высверливая в незнакомке дополнительные отверстия злым, горючим, как кипящая смола, взглядом. - Давно по зубам не получала? Или пулю в лоб захотела?
Он коротко зыркнул на Игана и стал пятиться от сидящей на земле женщины в его сторону. Беретта была без глушителя, а шуметь теперь, когда они почти добрались до цели, ему не хотелось. Потому поравнявшись с напарником, Доминик в первую очередь стянул с его плеча свой карабин и тут же наставил его на незнакомку.
- Нет бы спасибо сказать, что подобрали, а не бросили, как подножный корм, дожидаться бродячих мертвецов.
На языке крутилось много не самых приличных эпитетов в адрес незнакомки, но Доминик их проглотил, так и не дав волю своей темной стороне. Она может и сучка, может и дрянь, кусачая тварь и, возможно, та еще зараза, но на данный момент, все что она сделала, так это перепугала его чуть ли не до смерти. Этого недостаточно, чтобы застрелить ее, как ходячий труп, как того требовали инстинкты любого современного человека.
- Не прокусила, - тихо проговорил он, обращаясь к Игану, и уже громче, чтобы услышала женщина, добавил: - Но это не значит, что она не заразна, верно?

+9

23

Бывают минуты, когда даже в глазах трезвого рассудка наш печальный мир становится адом. Но воображение человеческое не Коратид, чтобы безнаказанно спускаться в такие бездны. Увы! мрачные могильные ужасы существуют не в одном воображении; но подобно демонам, в, обществе которых Афразиаб спустился с Оксуса, они должны спать, — иначе растерзают нас; а мы не должны тревожить их сна, — иначе погибнем.
Верзила скинул девушку с плеча, а чего еще стоило ожидать от него. Тем более, что сейчас логика в поступках Виктории была сведена к минимуму. Еле держась на ногах, она волком смотрела на незнакомцев. Пыталась понять, что таило их присутствие рядом с девушкой и на кой ее вообще взяли в виде плечевой ноши с собой. Стилл усвоила один урок - хуже зомби могут быть только люди, пытающиеся выжить в мире, который катится к чертовой матери. – Кто вы? И какого хрена вы со мной делаете? – Она было потянулась за катаной, но той не оказалось в привычном месте. Дышала брюнетка тяжело, казалось ее легкие пылали огнем, а каждый вдох отдавался жуткой болью. Она то и дело облизывала пересохшие губы.
Господи, в мире столько всяких случайностей, в том числе нелепых, от которых зависит жизнь… И так часто жизнь одного человека зависит не от его собственного выбора, а от решений кого-то другого, о ком он никогда и не слышал. Пьяный водитель решил проехать на красный свет и врезался в другую машину. Сам отделался испугом, а человека убил. Кто в этой ситуации сделал выбор, важный для жизни? Тот, кто погиб… он вообще в тот момент не принимал решений — ехал по правилам, думал о своем…Вот и сейчас, кто и когда сделал выбор, что жизнь Виктории будет зависит от решения верзилы и его дружка. Ведь на их месте, сама брюнетка не раздумывая выстрелила. Возиться с больным в мире полном разлагающихся недоразумений, норовящих тебя сожрать, могло стоить жизни.
Страх смерти. Именно это затаенное и глубинное чувство тревоги, таящееся в душевных недрах, делает человека человеком. Человек начинает жить подлинной жизнью, лишь осознанно принимая неотвратимость смерти. Свободно и достойно отказавшись от сопротивления, он обретает возможность жить в реальном мире. Чувство страха знакомо всем. Страх рождается от неизвестности. Нам ничего неизвестно о нашей судьбе, кроме достоверного факта конца нашего земного существования. И эта абсолютная неизбежность вызывает в нас сильнейшее чувство тревоги, настолько сильное, что мы не можем его вынести. Мы предпочитаем неведение. Как можно ощущать себя, зная, что рано или поздно тебя не будет? Как жить, творить и действовать в мире, зная, что все закончится для тебя? Как общаться с людьми, зная, что каждый из них раньше или позже будет закопан в землю?   Действительно, наука, культура, идеология не дадут нам ответов. Человек остается со смертью один на один. Ничто не спасает его, даже "глубокомысленные" рассуждения, типа "когда ты есть - смерти нет, когда смерть наступила - тебя уже нет". Не помогает, потому что в самой сердцевине человеческого существа саднящая рана - я умру. – А откуда мне знать, что вы не убьете или не сожрете меня потом. Увидев у одного из незнакомцев свое оружие Вик обрадовалась. – Эй, лупоглазый, верни мне мое оружие, оно тебе явно не по зубам. – Девушка огрызалась и скалилась, словно дикий зверь. Стоять на ногах было все труднее и в следующий момент она рухнула на пол, словно мешок с вещами. Она посмотрела на свою руку, и кожа на ладони затрепетала, и сдвинулась с места, как будто составлявшие ее клетки захватило миниатюрным штормом. Мышцы на предплечье Вики пронзила серия затихающих конвульсий, она вздрогнул, но потом, несколько раз глубоко вздохнув, все же сумела подчинить тело своей воле. – Так и будешь на меня пялиться? Хочешь выстрелить, валяй! – Слова давались девушке с трудом. – Было бы мне не так хреново, я не только укусила, а и хорошенько начистила тебе морду. – Такое поведение было свойственно девушке, особенно в минуты, когда она чувствовала себя незащищенной. Вик и подумать не могла, что вот так быстро закончит свое существование в этом мире. В планах было найти Волка и вместе с ним еще побороться, но видимо,  Умник на Небесах решил иначе и сейчас она была на мушке.
[NIC]Виктория Стилл[/NIC][STA]don't f*ck with my city[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/H48lQ.png[/AVA][SGN]Физическое состояние: высокая температура, слабость, обезвоживание.
Одежда: джинсы, черная майка по верх которой надета рубашка и кожаная куртка. Но ногах пустынные ботинки, берцы.
Инвентарь: рюкзак, бутылка с водой, пара энергетических батончиков, веревка, фонарик, охотничий нож, мачете, Glock 19/[/SGN]

+8

24

Довольно мерзко знать, сколько тебе еще осталось. Получить заветный укус означало запустить таймер, и хотя панацея от жизни была в руке теперь даже у него, знать, что часики затикали было… весьма страшно.
Поэтому реакция Доминика, вдруг проявившую несвойственную людям его комплекции и возраста прыть и грубость несколько не удивила Игана. В новых условиях, подобрать чье-то тело без признаков сознания, которое вернется в это тело столь быстро и неожиданно вместе со стремлением укусить - тут было чего испугаться.
Озвученные Домиником доводы казались ему разумными. Они и вправду хотели помочь, а если и расценивать ее тушку как… «продовольствие», то дураков здесь не было, и жрать «мясо» с явными нехорошими симптомами лично Иган никогда бы…
Он коротко скривился от этой мысли, стараясь больше не затрагивать эту тему.
Для той, на кого направлены стволы и у которой были явные первые признаки заражения их встречная держалась слишком борзо. Иган почувствовал лишь раздражение – они вновь теряют драгоценное время, вновь торчат посреди улицы, где рядом – а то и прямо здесь – располагаются новые владения новых хозяев этих кварталов, и все бы ничего вот только хозяева проявляли интерес к более близкому знакомству с незваными гостями только после того, как те получат порции свинца.
Иган коротко кивнул на слова Доминика, оказавшегося рядом и забравшего свой карабин. Не прокусила – хорошо. То, что заразна – что ж, судя по началу знакомства эту будет не их проблема, как бы они, пробегающие мимо, не пытались ее решить.
«Она чокнулась».
Не мудрено. Еще до начала Главного Аттракциона Всей Своей Жизни он видел мало разумных людей. Теперь, когда людской род был на грани исчезновения – и по скромному разумению Игана он уверенно шел за эту грань и дальше – среди чудом выживших можно было увидеть кого угодно. Ссыкливых истеричных паникеров, не по разу пристукнутых пыльным мешком сорвиголов и ковбоев да и просто напрочь отмороженных идиотов. Апокалипсис окончательно сорвал резьбу у переживших катаклизм, в этом Майлс уже мог убедиться на собственном опыте – том самом, который он вынес из Бронкса.
Утруждать себя пинком по лежащему под ногами мачете, чтобы отправить его в сторону выжившей, Майлс не стал. Не спуская с нее глаз и дула «беретты» он пригнулся, чтобы подобрать свою «глефу» и стряхнуть с плеча на холодный асфальт лямку рюкзака.
После этого он легонько ткнул в плечо Доминика, привлекая внимание и мотнул головой – идем, мы здесь лишние. Каждый сам выбирает, как и где умереть, благо, возможностей для этого теперь выше крыши.

+8

25

- Хотел бы я на это посмотреть, - усмехнулся Доминик, когда бабенка расхорохорилась до угроз начистки его морды. - На словах все мы супергерои.
Ему было недосуг анализировать ее поведение, очевидно далекое до адекватного, и тем более тратить время на то, чтобы достучаться до ее здравого смысла. Время было слишком ценным ресурсом, что тратить его впустую. По всему выходило, что помощь этой бабенке не нужна, насколько бы спорным это ни было, а навязываться Доминик давным давно разучился. Неблагодарное это дело. К тому же сейчас не те времена, чтобы проявлять свои убогие филантропические наклонности и протягивать руку помощи первым встречным. Тем более, что первые встречные эту руку норовят укусить, да еще и огрызаются. Будь на ее месте дочь, тоже та еще язва и упрямица, он бы треснул дуреху по голове и уволок с улицы в безопасное место. Да что уж, он бы поступил точно так же, будь на месте незнакомки тот же Иган или кто-то с острова, уже знакомый и... проверенный что ли, надежный как напарник. А эта колючка даже для знакомства не годилась, тем более больная не пойми чем. Пошло оно все.
Переглянувшись с Майлсом, Доминик кивнул ему, мол сейчас пойдем, и снова перевел взгляд на женщину.
- Увольте, дамочка. Еще патроны на вас тратить, - он продел руку и голову в петлю ремня карабина и пристроил оружие на привычном месте. - Я лучше приберегу их для зомби или какого-нибудь борзого мародера. Вон те тухлые ребята с радостью помогут решить вопрос с твоей тушкой, раз тебе на нее настолько наплевать.
Он кивнул за спину незнакомки. Несколько мертвецов лениво топтались у выхода из переулка и пока не учуяли живых. До них было около полусотни метров, может чуть больше. Если их не тревожить, они может и внимания на них не обратят. В противном же случае, доковыляв минут за десять, они будут рады перекусить этой разогретой лихорадкой закуской и на ее говорливый язык им точно будет плевать. Подобрав с асфальта мачете и рюкзак незнакомки, Доминик подошел к ней и бросил нехитрый скарб рядом, однако уходить не торопился. Присел на корточки рядом с женщиной и заглянул ей в лицо.
- А там... - он махнул рукой себе за спину в сторону, откуда они с Иганом пришли. - Там есть другие ребята. Живые. Не знаю насколько сговорчивые, но не думаю, что твои манеры приведут их в восторг. Баб сейчас вообще за людей почти никто не считает и на руках просто так не носят. Пустят по кругу раз эдак дцать и бросят помирать. А может и зажарят на костерке, кто их, подонков, знает. Хотя не думаю, что рискнут. Так и отравиться недолго, - он выпрямился и перешагнул через женщину, как если бы она уже была трупом. - Короче, тебе решать. Мы уходим. Если надумаешь попросить о помощи, именно попросить, вежливо, как принято у цивилизованных людей, то свисти. Пара минут у тебя есть. Должно хватить, чтобы вспомнить слово «пожалуйста» и засунуть свой гонор куда подальше.
Доминик снова кивнул Игану, отметив тем самым, что теперь-то уж точно все, и неторопливо направился вдоль улицы, стараясь держаться в тени жилого дома. До угла было несколько метров, когда он остановился, чтобы закурить, но не обернулся, только рассеянно отмахнулся от едкого дыма.
- Не торопись, - он говорил тихо, но достаточно четко, чтобы напарник его услышал. - Стоит дать девчонке еще один шанс. Последний.
Раскуривая сигарету и мысленно тоскуя о табаке и трубке, Доминик снова тронулся с места, неспешным шагом приближаясь к углу дома. Едва они завернут, как все, что было до поворота, перестанет для них существовать. Теперь, в новых условиях оглядываться назад в принципе было нецелесообразно, а порой и опасно. И вряд ли кто-нибудь обернулся бы на их с Иганом месте, даже услышав чужие крики боли за спиной.

+9


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 23.11.2013. New York city it's the place to be... in