Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 20.11.2013. Pretty tied up


20.11.2013. Pretty tied up

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Майлс хладнокровно наблюдал за тем, какие чувства вызвали у дочери его не озвученные, но написанные слова о том, что участь ее матери незавидна, если она все еще жива. Он не был этому рад, он только сейчас, только в этот момент осознал, насколько ему вдруг действительно стало безразлично. За последние недели на его глазах погибло немало людей, некоторые из них были действительно хорошими в плане элементарных человеческих качеств, которые могли проявить себя исключительно в такой ситуации, как закат человечества. Майлс же чувствовал, что поддался безразличию только для того, чтобы защитить себя в последний раз. Это и есть его единственный гарант уверенности и силы, пусть и мнимой, чтобы продержаться на улицах Бронкса хотя бы какое-то время. Он чувствовал, что внутри него что-то кипит, но не прислушивался к этому. Придет время – даст волю. Сейчас – нет.   
Он выслушал Стеллу и кивнул, взявшись за карандаш. Конечно, он может показать, но толку-то? Можно было понять ее желание отправиться на поиски родной матери, но Иган не был настроен так оптимистично. Даже если и предположить, что Гейл все еще жива и попала в плен – где и как ее искать, чтобы не упустить драгоценное время? Там, где их разведывательная группа была рассеяна и уничтожена, точно нечего было делать – Майлс был в этом уверен.
Он переступил с ноги на ногу и скривил лицо в гримасе скепсиса, с сомнением глядя на девчонку. Он был единственный, кто вышел живым с той роковой улицы, но где и как искать логово каннибалов, если это требуется проделать быстро и с учетом того, что нападающие исчезли так же бесследно, как и напали?
Он вновь зачирикал на свежем листе блокнота: 

«Не знаю, что ты хочешь там искать. Прошел уже почти час, как на нас напали, и теперь там бродит толпа «гуляк».


Она опередила его своим предложением к мужчине – Иган всерьез подумывал над тем, чтобы сагитировать его на действия против тех, кто безнаказанно хозяйствовал в этом районе. Ему нечего было предложить в обмен на смертельно опасную затею, кроме как помощи в поисках той, которую он искал. Вновь Майлс уставился на него – да, такой человек был бы желанным гостем в любой группе выживающих. Он умеет держать в руках оружие, умеет им обращаться – сейчас выживают только такие. И словно в ответ на его мысли, он задал вопрос о том, насколько хорошо Майлс обращается с оружием. Он попал в точку. Если Иган и знал, как правильно держать оружие, как поставить на предохранитель и как не допустить глупой ошибки, которая может обернуться смертью, то только из того, что он знал на уровне жителя города до начала беспорядков, и после – только лишь то, что он мог видеть, наблюдая за другими людьми. Ничего, все приходит с опытом, а самый ценный опыт извлекается из реальных и экстремальных условий. Это Майлс уже уяснил, когда как ужаленный промчался несколько километров по улицам погружающегося в хаос Нью-Йорка, и при помощи своей самоделки разбил несколько голов «гулякам».
Майлс покачал головой – нет, не особо он с оружием. Он и раньше огнестрел не любил, но сейчас жалел о том, что так и не удосужился по-настоящему научиться владеть им. Полагаться на огнестрельное оружие он не хотел исходя из наблюдений и размышлений: придет время, и патроны закончатся, а сами пушки имели привычку порой очень некстати подводить тех, кто был уверен, что пука решит все их проблемы. Руки и ноги – единственное, что всегда при тебе и на что нужно было рассчитывать в первую очередь.
Иган вновь закорябал карандашом. Написанное им не выражало и доли того, что он испытывал, но Майлсу это было не нужно. Когда он показал блокнот, в первую очередь «адресуя» написанное Доминику, на его лице застыла все та же невыразительная холодная решимость:

«Меня зовут Иган Майлс, я не умею стрелять, но я все равно иду убивать их. Положу столько сук, сколько смогу. Поможешь мне – и я помогу тебе в поисках».

+5

22

- Поподробнее?
Стелла прикусила губу, буквально разрываясь между желанием сорваться с места прямо сейчас и необходимостью поделиться полезной информацией с теми, кто вызвался ей помочь. От их осведомленности и подготовленности зависело очень много, не только их собственные жизни. Проблема была в том, что информация не только эта, но и прочая, важная и неважная, была в беспорядке разбросана по чулану ее памяти в лучших традициях подростковой безалаберности. Она так привыкла и особых неудобств не испытывала. Нужное всегда всплывало в тот момент, когда это было необходимо, на уроке, на экзамене, в критической ситуаций с мертвецами, мародерами или озверевшим Дейном, но чтобы разложить все полочками и выдать коротко и ясно, как справку в википедии, могло понадобиться слишком много времени. Она его уже итак потеряла предостаточно.
- Они каннибалы. Это главное, что о них следует знать. И они не люди, больше не люди. По дороге расскажу остальное, все, что знаю, - пообещала она и уставилась в исписанный лист блокнота немого. - Гуляки, это зомби, что ли? Не проблема. Просто покажи место. С чего-то нужно начать.
Она подхватила с пола свой плотно набитый рюкзак и вытряхнула все его содержимое на стол. Увесистые учебники с не отодранными еще ценниками и магнитными метками ограбленного магазина тяжело бухнулись на столешницу, сверху посыпались шоколадки, пачки с мармеладными конфетами и прочая бестолковая мелочь. Пошарив по этим сокровищам, Стелла нашла резинку для волос и, наскоро расчесав пальцами спутанную гриву, заплела ее в толстую не особо аккуратную косу и напялила на голову кепку козырьком назад. Ее вооружение было не столь внушительное и пугающее, как у Доминика и немого. Кольт с глушителем в наплечной кобуре и беретта, доставшаяся ей как трофей и существенное напоминание о том, что даже милые симпатичные ребята могут быть опасными ублюдками. Она ею особо-то и не пользовалась и не пристрелялась к ней толком, но все равно носила за поясом и уже успела привыкнуть к ее тяжести и холоду металла. Рассовав по карманам мелочи, которые могли ей пригодиться, Стелла снова спихала в рюкзак учебники и сладости и оставила его в стороне, пообещав себе вернутся за ним потом, когда все закончится. О том, КАК все может закончиться, девушка предпочитала не думать. Она собиралась встретиться с матерью, которую не видела три месяца, которую добровольно оставила, сбежав с человеком, которого та ненавидела всей душой. Чем бы все не закончилось, Стелла точно знала, что счастливое воссоединение семьи в эту программу не входит ни при каком раскладе. Она сделала выбор и пути назад не было, но это отнюдь не значило, что понятие семьи для нее утратило свой смысл.
- Все я готова, - сообщила девушка, поворачиваясь к Доминику и... Игану, который наконец-то представился, начиркав свое имя и намерения на листе блокнота. Следуя мародерской привычке, она оглядела обстановку, неосознанно выискивая взглядом что-то, что могло бы ей пригодиться. В такие моменты он напоминала себе Филеаса Фогга из старого мультика. Он отличался невероятной предусмотрительностью, всегда заранее подбирая именно те предметы, которые понадобятся им с Паспарту в течение очередной серии, словно заранее знал, что их ждет. Стелла не знала, что их ждет. Она знала только, что там будет толпа мертвецов, гуляк, которые могли им помешать. Спешно перебегая взглядом с одного предмета на другой, Стелла уставилась на забытый уборщицей аэрозоль для полировки мебели. Большая бандурина, такого же размера как салонный лак для волос, она тяжело зашуршала сжатой жидкостью, когда девушка потрясла ее в воздухе. Подумав еще секунду, она все же запрятала баллончик за пазуху и решительно распахнула дверь.
- Показывай, где это случилось.

+6

23

Равнодушие, с которым Доминик принял новость о том, что так называемые Падальщики являются каннибалами и вообще утратили статус «люди», неприятно захолодило внутренности. Это был не страх цивилизованного человека, столкнувшегося с тем, что ему претило по определению. Это было неприятие категоричное настолько, что сама эта цивилизованность дрогнула и осыпалась пылью, обнажая холодную решимость, почти жестокость. Доминик прекрасно понимал, что его сдержанность по отношению к выжившим, которая даже спустя столько месяцев, наполненных разочарованием в людях, оставалась частью его характера, здесь будет неуместна. Он мог понять мародеров, грабивших одиноких путников на дорогах, мог понять бедолаг, вылавливающих бродячих собак, чтобы добыть свежее мясо. Он смог спокойно принять тот факт, что встретившийся ему на пути парень, с которым он разделил свой нехитрый паек, выторговал свое оружие, подложив свою невесту под мародера. Под дозой виски откровения из новоиспеченного работорговца так и сыпались и он еще жаловался, что «эта шалава» кинула его, увязавшись за тем сам самым мародером. Но церемониться с теми, кто одичал настолько, что поедает себе подобных, Доминик не собирался. Это было неправильно. Противоестественно.
Стелла засуетилась со сборами, и на время Доминик отвлекся, продолжая тем не менее поглядывать в ее сторону, чтобы убедиться, что истерика, тень которой промелькнула в ее глазах совсем недавно, не грозит свалиться на них как грозовой шторм. Его опасения были напрасны. Девчонка была собрана, действовала уверенно и, кажется, совершенно отключила эмоции. Полезное, но пугающее качество. С некоторым изумлением, он уставился на выпавшие из ее рюкзака учебники, но тут же отвлекся на очередное письменное послание немого.
- Понятно.
Доминик кивнул. Его догадки подтвердились. Парень... Иган с огнестрелом не дружил, но это было поправимо. Кортес покосился на его пушку, аккуратно приставленную к стене рядом с дверью. Автоматический карабин слишком серьезное оружие для новичка, однако лучшего выбора тот сделать не смог бы при любом желании. Это было наверное самое удобное и мобильное оружие для такого города как Нью-Йорк.
- Можно? - спросил он, указав на М4. - Я в армии служил когда-то, с такой же бегал. Правда, у нас не было ни глушителей, ни оптики, ни тем более лазерных прицелов и тактических фонарей. Да и что мы вообще в то время видели, тогда на всем экономили, особенно на армии. Она не сложная в эксплуатации. Руку набьешь, все на автомате будет выходить. Как езда на велосипеде.
Показав несколько раз, как заряжать карабин, как снимать с предохранителя и ставить обратно, как переводить с режима очереди на режим одиночных выстрелов, куда лучше упирать приклад, чтобы отдача ощущалась минимально, Дом вернул оружие Игану.
- И ремень лучше отладь потуже и поплотнее к телу, так, чтобы когда руки освобождаешь можно было пушку за спину передвинуть дулом в пол. Так удобнее.
Короткая консультация, почти мимолетная. Когда Доминик вновь посмотрел на Стеллу, она уже была почти готова. Почти, потому что несмотря на свое заявление о готовности, еще какое-то время озиралась по сторонам, словно что-то выискивая. Этого времени ему хватило, чтобы подхватить собственные скудные пожитки и оружие, которое он знал как свои пять пальцев. Свою готовность он обозначил кивком и вышел, едва перед ним открылась дверь.

+6

24

Карабин Иган отдал почти машинально. Он ничуть не сомневался, что мужчина служил в армии и умел обращаться с такими штуками. Судя по всему, их маленький коллектив был уже сплочен целью, которую хотя и нельзя было считать единой, но, по крайней мере, придерживались все трое одного направления. Всем троим было нужно попасть на центральные улицы Бронкса, чтобы решить разные, но при этом относительно схожие задачи.
Майлс хлопал глазами, глядя, как Доминик показывает ему правильное обращение с карабином. Он все это видел много раз со стороны, но лишь как случайно увиденное, а не как полноценную демонстрацию и предельно короткое обучение. Сейчас он не сколько вспоминал, сколько воспринимал эту информацию заново. У него раньше никогда не было в руках карабина, которым Майлс рассчитывал защищать себя. Теперь же он внимательно смотрел, как что и куда, для чего и зачем, ни чуть не сомневаясь, что эта информация спасет его жизнь – спасет его, и отнимет чью-то чужую. По крайней мере, теперь разберется что к чему, но самый главный навык в виде стрельбы по живым мишеням оставался впереди. Майлс снова вспомнил все то, что испытал, когда он убил тех падальщиков на улице. Этому его навряд ли научит даже самый крутой вояка-ветеран. Такие вещи нужно пройти самому.
Кивнув и давая тем самым понять, что понял и благодарит за инструктаж, Майлс принял карабин обратно и завозился с ремнем, отрегулировав его длину на более приемлемую.
Судя по всему, здесь все были готовы выдвигаться к месту, где разведывательный отряд островитян напоролся на неприятности. Майлс тревожно завертел головой, понимая, терять времени больше нельзя, но и уходить столь поспешно он не может. Писать в блокноте он не стал – лишь жестами указал, чтобы новые знакомые выбирались на улицу.
«Надеюсь, они не решат, что я свинтил».
Путь Майлса наружу лежал по тому же длинному маршруту, через коридор, лестницу и бассейн в подсобное помещение подвала. Он двигался чуть быстрее, но с той же осторожностью, зная, что тишина не является признаком безопасности, особенно если ты прошел впервые в незнакомом месте, не трудясь изучать каждый угол и закрывать за собой все пройденные двери. Так или иначе он выбрался наружу со своей самоделкой, которой если и не мешал капитальный ремонт, бросать ее Майлс не думал. Когда закончатся патроны, у него не останется ничего, кроме этой штуки, с которой он прошел через многое. Иган не сомневался в ее надежности, равно как и собственных, сомнительных, но все же навыках орудовать таким оружием, приобретенных за время скитаний.
Когда он выскочил наружу, щурясь на тусклый дневной свет и снег, его первой мыслью было то, что если они и вправду хотят предпринять что-то, то это следует делать немедленно, пока еще светло. Майлс не думал, что попавшие в плен к падальщикам протянут слишком долго, вместе с этим принимая и такую вероятность, что они мертвы, и спешка может вылиться в новую ловушку, из которой уже будет не уйти.
На открытой улице дул ветер, но теперь он гнал и пока еще редкие хлопья снега. До вечера было еще далеко, но если погода ухудшится до того, как им удастся найти укрытие или решить проблему с падальщиками, им придется придумать что-то другое.
«Какая разница? Я уже иду туда, чтобы решить все вопросы», Майлс нахлобучил капюшон на голову, привычно вскинул «глефу» через левое плечо, положив правую на рукоять карабина, висящего на плече. После того, как Доминик показал ему, как перезаряжать и как ставить на предохранитель, ему было спокойней с этой пушкой.
«То, что надо».
Майлс, выбежавший из-за угла, по диагонали промчался через улицу мимо Стеллы и Доминика, обернувшись на них через плечо. Развернувшись вполоборота, он махнул им рукой, делая приглашающий жест следовать за ним. Ему нужно отыскать небольшой жилой дом на углу улицы, а оттуда он найдет дорогу к той улице, где сейчас должна была пройти целая толпа «гуляк». Майлс очень надеялся на то, что они убрались, другого было не дано. «Гуляки» вели себя крайне странно, иногда постоянно находясь в движении, а иногда топчась в определенных местах целыми днями. Предугадать их «спокойное» поведение, не привлеченное «раздражителями», было крайне сложно, и если Майлс вдруг позабудет дорогу, которую он проделал в состоянии аффекта, то, в крайнем случае, рассеявшаяся толпа «гуляк» по ближайшим улочкам найдет их самих.
Уже не оборачиваясь и не сильно спеша, чтобы избежать неприятных сюрпризов, Майлс быстрым шагом побрел по улице, чтобы разыскать тот дом, из которого он выбрался полный решимости убивать людей – нет, не бывших живых. Определенных, живых, тех, кто лишь имеет вид людей. Все, что он мог бы им предложить, помещалось на кончике наконечника его самодельной глефы, уже покрытой коркой запекшейся человеческой крови.           

=>Бронкс

+5


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 20.11.2013. Pretty tied up