Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 20.11.2013. Pretty tied up


20.11.2013. Pretty tied up

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Участники: Доминик Кортес, Стелла Спенсер, Иган Майлс.
Место действия:
Карвер Отель. Бронкс
Не пять звезд и даже не три. Этот отель больше похож на недорогой пансион для неизбалованных туристов. Всего шестнадцать номеров - по восемь на втором и третьем этажах. Не особо просторные, но довольно уютные. На первом этаже помимо служебных помещений отеля есть кафе, где постояльцы обычно завтракали, и спа-салон. В подвальном помещении оборудован довольно неплохой спортзал с сауной и небольшим бассейном.

0

2

20 ноября 2013 года

Доминик уже не хотел спать и вставать тоже не хотел, он хотел просто лежать, глазея в затянутый паутиной серый потолок, на котором играют тени от лениво играющих со сквозняком занавесок, и ни о чем не думать. Легко сказать. Посторонние мысли лезли в голову, даже когда он честно пытался отключить эту функцию и сосредоточиться на каком-нибудь одном умиротворяющем образе, будь то зеркальная гладь озера, золотистое море пшеницы или умытый росой изумрудный луг. Ему что-то снилось до того как он проснулся. Кажется орала сирена или пожарная тревога, он уже и не помнил. Чего только не приснится.
Уставшее за столько месяцев пути тело после нескольких часов отдыха в нормальной постели казалось неродным. Оно одеревенело, налилось нудной болью перетруженных мышц и блаженной ленцой. Так бывало после тяжелого рабочего дня на ферме, но тогда Доминик знал, что за этим последует горячая ванна, плотный ужин и пара банок холодного пива перед телевизором, а потом на завтрак крепкий кофе и гренки с помидорами и сыром. Сейчас ничего этого ему не светило. На первом этаже вроде был кулер с водой, можно будет умыться, слабая альтернатива горячей ванне, а про завтрак и говорить нечего. У него были с собой кое-какие припасы, но можно было перекусить той фигней что была в автоматах внизу. Он заметил их еще вчера, когда с трудом пробрался внутрь отеля. Одинокого постояльца никто не встретил. Доминик прочесал весь отель, но так никого и не встретил, ни живых, ни мертвых. Откровенно говоря он был слегка разочарован. Его пугали толпами мертвецов, запертых в городе и сходящих с ума от голода, но на деле в Нью-Йорке оказалось довольно спокойно. Мертвецов было много, но не моря и океаны, как он себе представлял.
- Подъем, - лениво и сипло проворчал он и, перекатившись к краю кровати, на которую накануне завалился прямо в одежде, с трудом поднялся. Одеревеневшие мышцы заскулили, прося пощады. На ходу разминаясь, Доминик подошел к окну и осторожно выглянул на улицу. Несколько мертвяков деловито шли вдоль улицы, спотыкаясь о мусор, с крыш ссыпалась сметаемая резкими порывами ветра снежная крошка, одинокая ворона клевала чью-то недообглоданную руку. Ничего подозрительного. С другой стороны, что вообще могло быть подозрительного в очередном мертвом городе? Ту же картину Доминик наблюдал в каждом населенном пункте на пути в Нью-Йорк. Кое-где, конечно, ему встречались выжившие, но это были жалкие группки запуганных и оголодавших людей. Сложно было сказать, посчастливилось им выжить или наоборот, не посчастливилось остаться в живых. Едва ли их грязное голодное существование можно было назвать жизнью. Они искренне удивлялись, когда узнавали, что он идет в Нью-Йорк искать дочь. В их потухших мутных глазах читался один единственный вопрос - «Зачем?», а он не хотел на него отвечать, прекрасно понимая, что они не поймут, не смогут понять. Была ли Кира жива или мертва, он успокоится, только когда найдет ее тело, а обнимет или похоронит уже не важно.
Подобрав с пола свои скромные пожитки, Кортес перезарядил оружие на всякий случай и стал спускаться вниз в фойе, где его ждала бутылированная вода и чипсы в пакетах. Он затосковал по говядине с белой фасолью, что готовила Эстер Миллс. Седовласая женщина с протезом вместо ноги, похоронившая шестерых сыновей погибших в одну неделю, не сломалась и продолжала сновать по огромной кухне закусочной их маленького городка, кашеваря на всех, кто остался в живых. Возможно он уже никогда не попробует ни говядину с фасолью, ни ее знаменитые пироги с черничным вареньем, ни клюквенную настойку, что она прятала от местных выпивох в кладовке.

Отредактировано Доминик Кортес (12-02-2015 16:55:07)

+7

3

Зубы чесались, как хотелось курить, но Стелла, хоть и мяла нервными пальцами початую пачку сигарет в кармане, подрывать свое здоровье не торопилась. Сначала завтрак. Привычке начинать день как полагается она не изменяла никогда и даже апокалипсис не избавил ее от этого пунктика. Пусть завтраки ее нельзя было назвать здоровыми, особенно в последнее время, но это был обязательный прием пищи, от которого зависело то, как пройдет день. А еще после завтрака она могла с чистой совестью выкурить сигарету.
В Бронкс ее занесло в поисках учебников. Нет, правда. Прошло каких-то три дня ее теперь уже по-настоящему самостоятельной жизни, а она уже была готова лезть на стену от скуки и пошла на самые крайние меры, о которых задумалась уже давно, еще когда Дейн, презрев тот факт, что она тоже человек, способный переживать и беспокоиться, пропадал черт знает где целыми днями. От тоски и безделья Стелла всерьез решила достать список учебников программы выпускного класса и закончить свое школьное образование самостоятельно. Конечно же итоговое тестирование и экзамены никто ей устраивать не будет и аттестат о школьном образовании никто ей не выдаст, зато она сама будет знать, что закончила школу. Это была не более чем упрямая бравада, но Стелла с присущим ее возрасту максимализмом зациклилась на этом и не собиралась отступать. Список предметов и учебников она раздобыла в своей же школе в Челси, с изуверским удовольствием взломав учительскую и кабинет директора, а вот за учебниками пришлось пилить аж в Бронкс, через забитый машинами мост и грязные узкие улицы южных кварталов района. Этот крестовый поход затянулся более чем на сутки. Стелле пришлось ночевать в не самом благополучном районе, в квартире на верхнем этаже одного из жилых домов, которую они с Дейном зачистили еще месяц назад специально для таких вот случаев. Там был запас оружия и кое-какая одежда, а вот еды, даже самой паршивой, не оказалось. Бутылка выдохшейся минералки и пачка семечек на завтрак не годились. Желудок громко требовал чего-нибудь посущественнее, и Стелла решила помародерствовать с отеле по соседству. Симпатичная вывеска в окне первого этажа сообщала, что помимо койко-места заведение предлагало полноценные завтраки в кафе, а значит кое-какие припасы там должны были остаться. Хоть те же сникерсы. Стелла пробралась внутрь здания через открытый балкон одного из номеров на третьем этаже и бесшумно спустилась вниз. Странно, но внутри не было признаков мертвецов, ни единого следа. Пыльное, но «чистое» помещение, выглядело так, словно отель закрыли еще до того, как случился зомби-пиздец. Может и так, а может в номерах мирно гниют постояльцы, а в подсобном помещении с голодухи сгрыз собственную ногу местный администратор. Исключать эту возможность Стелла не стала и вела себя преувеличенно тихо, даже когда обнаружила в холле набитый до отказа автомат со всякой вкусной чепухой. Вскрыв его с помощью отмычки, которую она сама же и сделала из стального прута, девушка ссыпала в набитый учебниками рюкзак батончики и шуршащие пачки с мармеладными мишками и собралась уже уходить, когда услышала осторожные шаги на лестнице. Уверенная поступь принадлежала живому. За столько месяцев Стелла научилась это определять. А еще она знала наверняка, что некоторые живые в разы опаснее мертвых.
Осторожно, стараясь не шуметь, девушка прикрыла стеклянную дверцу автомата и отступила за угол, скрывшись в узком коридорчике в подобные помещения. Кольт с глушителем холодил пальцы, а зубы зачесались так, как никогда в жизни. Наверное стоило заглянуть в аптеку и поискать никотиновые пластыри. В конце концов дыхалка ей была дороже чем возможность пускать кольца дыма в морозный воздух. Стоя вот так, в тени своего сомнительного убежища и почесывая языком зудящие зубы, Стелла прислушивалась к шагам и пыталась определить боевой потенциал возможной угрозы. Мужчина, это точно, достаточно крупный и скорее всего вооруженный, что было бесспорно. В любом случае, попадаться ему на глаза девушка не хотела. В памяти еще было слишком свежо близкое общение с Патриком.

+6

4

Спустившись вниз, первым делом Доминик проверил входную дверь. Она по-прежнему была заперта и за ее грязным запыленным стеклом было видно, что на припорошенном снежной крошкой тротуаре у входа нет ни следа. Даже мертвяки не потоптались. Хорошо, значит он может с чистой совестью позавтракать, хотя судя по тому, что показывали его наручные часы время нормального завтрака миновало уже несколько часов как. Скоро наступит полдень, а значит он благополучно проспал почти пятнадцать часов, потеряв часть светлого времени суток, которое мог бы потратить на поиски дочери. Желудок громко выругался, напоминая о насущных проблемах, и Дом, послушно отвернувшись от прозрачной двери отеля, подошел к автомату со всякой снедью. Вчера было слишком темно, чтобы рассмотреть, чем именно травились местные любители перекусить, но Кортес надеялся хотя бы на пару сникерсов, - шоколад, карамель и орехи довольно питательны сами по себе и вполне могли заменить полноценный завтрак, - но то, что он увидел при свете дня удручало. Ни сникерсов, ни марсов, ни даже этих ужасных баунти, которые так любила его жена, шоколадок вообще не наблюдалось, только пустые полки там где они раньше были. Длинные крючки для пачек мармеладных конфет, тянучек и воздушного зефира тоже были почти пусты и красовались только несколькими яркими пакетиками, висящими где-то далеко внутри, зато фруктовых драже, карамели, жевательных конфет с солодкой и лакричных палочек было завались, как и разномастных чипсов, соленых орешков и прочей бестолковой пивной закуси. Покривившись на столь скудный выбор, Доминик собрался уже замотать кулак краем своей куртки и выбить стекло, когда вдруг заметил царапины на боку дверцы. От одного движения пальцев та с едва слышным скрипом отворилась.
- Так, так, та-ак, - тихо себе под нос, пробурчал Доминик. Он не сдвинулся с места и вообще никак не выказал, что эта маленькая деталь его насторожила, ведь еще вчера он на удачу дернул дверцу, чтобы разжиться чем-нибудь съедобным. И вчера дверца была безнадежно заперта, а он, слишком уставший, чтобы тратить остатки сил на мародерство, плюнул на это дело и отложил перекус до утра. Значит кто-то в отеле все же был. Этот кто-то вскрыл автомат и спер все шоколадки, не подумав о голодных постояльцах. Дом продолжал разглядывать внутренность ограбленного автомата, якобы выбирая, что взять, а сам тем временем прислушивался к звукам здания. Как любая пустая постройка, лишенная электричества и воды, оно глухо поскрипывало и со вздохами пропускало через себя коварные ноябрьские сквозняки, порождающие скупые завывания в закоулках коридоров. Никакого постороннего шума, никаких признаков чужого присутствия, ничего не говорило в пользу расцветшей паранойи Доминика, кроме того факта, что автомат вскрыт и лишен сладостей. Может этот неведомый сладкоежка ушел? Затарился и свалил, пока Доминик благополучно дрых наверху. Хотелось бы ему в это верить. Постояв так в притворных раздумьях чуть больше чем следовало бы, Дом почти не глядя взял с крючка пачку лимонных драже и, скрыв ее, ссыпал в рот сразу с десяток мелких круглых конфет. Потом запихнул пачку в карман и обеими руками взялся за свою мелкашку. Чесотка в затылке могла быть последствием его нервного напряжения, скорее всего так и было, но с таким же успехом это могло быть то самое предчувствие, что спасало жизнь. Его жизнь, конечно, не была столь уж ценна, чтобы за нее цепляться, но помирать так и не узнав, что случилось с Кирой, Дом не хотел. По хорошему стоило отчалить ко входы, отпереть дверь и свалить, но что-то мешало. Бульканье стоящего в углу кулера чуть не спровоцировало сердечный приступ. Дом вскинул ремингтон, хотя целиться особо было не во что, и попятился, спиной отходя в сторону стойки администратора и выхода в служебные помещения. И вот, когда он уже поравнялся с аркой, его ноздри затрепетали, жадно втягивая свежий чуть сладковатый запах чего-то парфюмированного.
- Ах ты, черт! - глухо выругался он, догадываясь насколько фатально ошибся, и резко развернулся на сто восемьдесят градусов.

Отредактировано Доминик Кортес (18-02-2015 06:22:51)

+5

5

Мужик был какой-то потрепанный. Стелла разглядывала его из своего укрытия наметанным на мародеров глазом и все никак не могла решит в какую категорию его запихнуть - просто мародер, потенциально опасный мародер или опасный мародер. Последние встречались чаще всего, но бывали и другие, те, кто выживал подобно ей и не стремился положить побольше народу, как в компьютерной стрелялке. Которые, как и Стелла, не дошли еще до той стадии озверения, когда можно палить без разбору по всему, что движется чтобы просто перестраховаться. К тому же потрепанность незнакомца была похожа на потрепанность путешественника, которому довелось немало отшагать и испытать. Девушка присматривалась к его широкой спине и растрепанным волосам до тех пор пока не поняла, что мужик как-то слишком напрягся. Не отсутствие же шоколадок его так расстроило? Внезапно взбулькнувший кулер обнажил его напряженное состояние. Стелла беззвучно чертыхнулась. В таком состоянии этот нервный чувак мог начать палить без разбору, а ей, итак уже наигравшейся со своим везением, как-то не улыбалось снова рисковать и ставить удачу. Она достала из-за пазухи свою пушку и сняла ее с предохранителя. Ей чертовски не хотелось стрелять в незнакомца или хотя бы ранить, но особого выбора у него не было. Это только в старых вестернах можно стоять друг против друга, брутально щуриться и играть в игру «кто быстрее выстрелит». Сейчас игра была иной. Прятки на выживание или что-то вроде того. В любом случае, проигрывать Стелла не имела права. Она пообещала Дейну навестить его на Рождество и уже подумывала сократить срок и нагрянуть к нему с винищем и мармеладными червями на День Благодарения. Конечно не факт, что он не прогонит ее взашей после того, что она сделала, но это же Дейн. С ним ни в чем нельзя быть уверенным на все сто.
Шорох шагов незнакомца приближался. Стелла еще раз с сомнением посмотрела на кольт, зажатый в руке, и на свой палец, уверенно улегшийся на спусковой крючок. Готова ли она убить незнакомца только потому, что он, возможно, причинит ей вред? Размытая тень протекла на пол узкого коридора, где она пряталась. Еще секунда, может две. Стелла подняла руку и приготовилась стрелять, но в последний момент обнаружила, что целится в затылок. Незнакомец решил, что угроза там, а не тут. Ей понадобилась секунда, даже меньше, чтобы проанализировать ситуацию и принять решение, которое было, наверное, самым правильным в данной ситуации. Она схватила свой кольт за утяжеленный глушителем ствол и со всей силы огрела незнакомца по голове рукояткой как раз в тот момент, когда он обернулся, почувствовав ее присутствие. Удар был не достаточно сильный, чтобы убить, но достаточно сильный, чтобы вурубить даже такого крупного дядечку. Пару секунд Стелла стояла над потерявшим сознание незнакомцем, глазея то на него, то на собственную руку со столь оглушающим оружием, а затем засуетилась. Он мог очухаться в любую минуту.
Уже через двадцать минут изрядно взмокшая Стелла сидела в позе лотоса на столе в кабинете главного администратора отеля, жевала сникерсы и с интересом разглядывала оружие незнакомца, в то время как сам он устроился на удобном офисном стуле. Его руки и ноги были крепко связаны веревкой, а ссадина на лбу была заботливо промыта и заклеена пластырем. Стелла обыскала его, сложила все его пожитки рядом на стол и теперь ждала, когда он очнется. Ее очень заинтересовала фотография, которую она обнаружила в нагрудном кармане его рубахи и на которой был запечатлен сам незнакомец и совсем молодая девушка. Внешнее сходство выдавало их родственную связь. Стелле это показалось любопытным. Ждать пришлось недолго, и первым, что она смогла сказать, когда мутный взгляд незнакомца сфокусировался на ней, было банальное «здрасьте». В конце концов, мама учила ее вежливости и даже три месяца общения с Дейном не выветрили эту цивилизованную дурь из ее головы.
- Вы извините, что я так... грубо с вами, - девушка виновато улыбнулась и пожала плечами. - Но мне иначе нельзя. Горький опыт общения с мародерами, знаете ли. Уж простите, но одинокой девушке лучше перебдеть с собственной безопасностью.

Отредактировано Стелла Спенсер (21-02-2015 01:00:41)

+6

6

Небытие, которому по определению положено было быть блаженным, на этот раз встретило Доминика холодной неприязнью и осуждением, бросающимся ледяными снежными крошками стыда и досады. «Дурак, какой же я дурак!» - костерил он себя и не зря ведь. В сознании прочно запечатлелся тот последний кадр, который успели запечатлеть его глаза, прежде чем на голову обрушилась боль и черно-красная пелена. Девчонка. Его вырубила какая-то девчонка. Одетая как пацан-подросток, но определенно девчонка и к тому же довольно симпатичная. Однако, при всей ее симпатичности, ничего хорошего Дом от нее не ждал. От людей хорошего ждать нынче вообще не приходилось. Готовность очнуться со спичками между пальцев ног или с чекой гранаты в зубах не подготовила его к тому, что он увидел когда все таки очнулся. Крепко связанный, он сидел на довольно удобном офисном стуле, а напротив, прямо на столе расположилась та самая пигалица, что огрела его по голове. Она жевала шоколадки, Дом подозревал, что те самые, из автомата в фойе отеля, и разглядывала его мелкашку. От него укрылся интерес, с которым она это делала. Тонкие пальчики на фоне истертого приклада смотрелись инородно, однако мужчина мог поспорить на все что у него было, что это не первое огнестрельное оружие, попавшее ей в руки. Заметив его прояснившийся взгляд, девчонка сделал то, чего он ожидал от нее меньше всего - она поздоровалась и извинилась. Доминик даже растерялся.
- Да, ладно. - только и нашел, что ответить. - Я понимаю.
Он действительно понимал. За все время, что он провел в пути, ему встречалось предостаточно выживших, среди них были женщины и все они, он был в этом уверен, подверглись насилию с тех пор как наступил конец. Было что-то общее, сквозящее в их глазах, какой-то заиндевелый налет, который не могли растопить ни ненавязчивая забота, ни дружеское участие, ни ободряющие улыбки, какими бы искренними они ни были. Отчуждение и затравленность в купе с лютой злобой и жалостью к себе. Он боялся увидеть это выражение в глазах дочери, когда найдет ее. Но вот в глазах юной незнакомки он этого выражения не видел. Была настороженность, была решимость и был... да, кажется, это все таки интерес, даже любопытство, свойственное всем живым существам едва ли вышедшим из детского возраста. Несмотря на боль в ушибленной голове, Доминик покачал головой, пораженный до глубины души этим открытием. Он-то думал, что если в Нью-Йорке и остались люди, то все они превратились в чокнутых оборванцев, подобных тем, что он заметил вчера, случайно завернув не в тот квартал. Эта девчонка казалась вполне вменяемой, даже более того, однако Доминик не исключал, что все это не более чем видимость и попытка запудрить ему мозги. Чтобы скрыть свои подозрения, он пренебрежительно фыркнул, решив отвлечь пигалицу совершенно посторонней его мыслям темой.
- Вот уж не думал, что первым человеком, кого я встречу в этом чертовом городе, станет ребенок. Твои родители хоть в курсе, что ты одна болтаешься черт знает где и лупишь незнакомцев по головам? - он вопросительно вздернул брови, незаметно ощупывая пальцами стягивающую запястья веревку. - Это ты все сникерсы из автомата сперла? Попа не слипнется?
Задеть, обидеть, разозлить - все что угодно, только бы эта хулиганка вышла из себя достаточно, чтобы обнажить свои истинные мотивы. Дом прекрасно знал, что вменяемый родитель ни за что бы не выпустил своего ребенка в набитый мертвецами город, какой бы веской ни была причина. Может у нее не осталось родителей, Дом так же знал, что в одиночку подростку в этом новом мире не выжить.

Отредактировано Доминик Кортес (23-02-2015 01:01:33)

+6

7

- Ребенок? - Стелла расхохоталась от всей души и даже хлопнула себя свободной рукой по коленке от полноты чувств. - Это я-то ребенок?!
Эта великовозрастная манера относиться к подросткам как к беспомощным слепым котятам ее изрядно подзаебала уже давно, еще в школе, когда эта холеная бледная шведка с дипломом детского мозгоправа и тупым рыбьим взглядом говорила свое коронное «Я тебя понимаю» и выписывала метилфенидат. От матери Стелла еще могла стерпеть это обидное «ребенок», она мать, в конце концов. От Дейна тоже, потому что давно поняла, что это не более чем вошедшая в привычку манера доводить ее. Но не от бородатого незнакомца, имени которого она даже не знала, и вообще видела впервые в жизни.
Стелла зажевала последний кусок пятого по счету сникерса, ухмыляясь прогнозам на слипшуюся жопу, отложила в сторонку конфискованное ружье и, сцепив перед собой руки в замок, уставилась на мужика хитрым взглядом. Чего бы он не добивался, разговаривая с ней как с безмозглой соплячкой, ничего у него не получилось.
- Я всю жизнь прекрасно жила без отца и вот уже три месяца довольно неплохо существую без матери, - она многозначительно пожала плечом, мол, плевое дело, и чуть наклонившись вперед прищурилась. - И просто, чтоб ты знал, тебя огрела по голове и упаковала семнадцатилетняя сопля. Не стыдно?
Раз уж незнакомец сам не стал заморачиваться с вежливостью, на которую Стелла довольно однозначно намекнула, то с какого перепуга продолжать обращаться к нему на «вы»? С какого перепуга вообще с ним разговаривать? Но насколько бы не была привлекательной мыслишка оставить незнакомца связанным куковать тут до второго пришествия, у Стеллы уже успели сформироваться кое-какие вопросы, ответы на которые она хотела получить. Покусав в задумчивости губу и покосив на мужика недоверчивым взглядом, девушка все же достала из-за пазухи свой кольт на всякий случай и, предугадывая возможный скепсис со стороны незнакомца, предупредила.
- Не переживай, обращаться с этой пукалкой я умею и не только с ней. Научил один добрый человек.
Стелла могла бы составить список всех полезных навыков, которым научил ее Дейн. Обращение с разным оружием было не едиственным и далеко не самым полезным в данной ситуации. Связывать по рукам и ногам так, что хрен развяжешь потом сам, он тоже ее научил. Гребаный трюкач. Потуг высвободиться со стороны незнакомца она хоть и не заметила, но решила избавить его от нервотрепки.
- Вязать узлы меня тоже, кстати, научили, - она повела рукой, указывая дулом кольта на веревки. - Так что даже не пытайся освободиться. Я сама тебя освобожу, когда буду уверена, что ты не накинешься на меня с ножом.
И со спущенными штанами. Этого Стелла боялась больше всего. Ее до сих пор потряхивало при воспоминании обо всем, что произошло в музее, и она подозревала, что пройдет это еще нескоро.
- Вообще-то у меня к тебе есть парочка вопросов, даже не вопросов, а некоторых уточнений, - Стелла соскочила со стола и подошла к пленнику поближе. - Ты ведь не местный, так? Ботинки так стоптаны, несложно догадаться, что ты не одну милю пешком протопал, а в рюкзаке настоящий набор путешественника, только компаса не хватает. Но интереснее всего оказалось вот это, - она вытащила из кармана ту самую фотку и махнула ею перед носом мужчины. - У нее твои глаза.

+6

8

Доминик с вероятностью процентов в сто двадцать вывихнул бы себе запястья в попытке освободить руки, если бы девчонка не обнадежила его заверением, что связывать она умеет не хуже, чем лупить по незнакомцев по головам и обращаться с оружием. Он поверил, еще раз оценив ту уверенность и легкость, с которыми эта «семнадцатилетняя сопля» держала в руках теперь уже свое собственное оружие. Непростое и однозначно правильно укомплектованное, в самый раз для такой вот прыткой и легконогой хулиганки. Ну и детишки пошли, мысленно покачал головой Доминик. Хотя, конечно, в нынешних условиях уж лучше пусть такие вот будут, чем мертвые и разлагающиеся на ходу. Он бы и сам не особо расстроился, обнаружив дочь всю обвешанную пушками, как тот еще Рэмбо. Стреляй, потом спрашивай - негласное правило настоящего техасца, и Дом надеялся, что Кира следует этому правилу теперь, когда иначе нельзя. Пусть убивает, только бы сама живой была, а остальное неважно, остальное он переживет. Словно угадав его мысли, девчонка достала ту самую фотографию, что он таскал с собой все это время. Это был последний раз, когда они виделись с дочерью. Еще летом, когда она приезжала к нему погостить. Тогда он приготовил на гриле целую прорву ребрышек, купил большой ящик темного пива и специально отвадил приятелей-собутыльников, чтобы скоротать вечерок  вместе с дочкой. Они славно провели время, сидя на веранде и болтая ни о чем, а через пару дней она уехала. Дом бы все отдал, только бы вернуть тот момент, когда Кира садилась в автобус. Удержал бы, уговорил бы остаться до конца лета, а там хоть потоп, хоть апокалипсис, хоть казни египетские - все одно. Уж дома-то, рядом с отцом она была бы в безопасности, а он не мучился кошмарами, в которых стрелял прямо в лицо своего единственного ребенка, глядя в точно такие же как у него глаза. Делать вид, что он не понимает о чем девчонка говорит не было смысла, отец и дочь были слишком похожи, особенно на этой фотографии, но говорить на эту тему он не собирался ни с кем, тем более с человеком, который держал его связанным. Вот про свое путешествие потрепаться он был не против, раз уж незнакомка сама затронула эту тему.
- Я из Техаса, - скупо бросил он и, покосившись на фотографию, отвел глаза. - У меня здесь дело. Личное.
Не нужно было быть гением большого ума, чтобы понять насколько личное. Человек притопал из самого Техаса с фотографией дочери в кармане, тут и догадываться не о чем. Доминик поглазел в угол, где стояла урна до верху набитая бумагами, помолчал в раздумьях, потом посверлил недоверчивым взглядом девчонку, пытаясь придумать, как убедить ее в том, что никакой угрозы он для нее представляет. Ведь стоило признать, вела она себя правильно. Он бы и сам себе не поверил. Но перспектива терять драгоценное время, рассиживаясь тут в компании языкастой акселератки с пушкой, его не прельщала.
- Слушай, меня зовут Доминик, Доминик Кортес. Я обычный фермер. Все чего я хочу, это добраться до Инвуда и отыскать свою дочь. Я не для того столько миль протопал, чтобы нападать на подростков, уж поверь, - он в открытую смотрел незнакомке в глаза в надежде, что прием мультяшного кота не просто прикол. - Отпусти меня. Или, если боишься, просто оставь нож и уходи, я сам как-нибудь освобожусь.
Конечно, это займет какое-то время, но избавляться от веревок, наручников и прочей лабуды Доминика научили еще в армии.

+6

9

- Обычный фермер, говоришь? - Стелла закурила, помалкивая и задумчиво щурясь на мистера Кортеса сквозь дым, а потом покачала головой, скривив губы в усмешке. - Я тебя обыскала и, ты думаешь, от меня укрылись твои армейские татуировки? Морская пехота, если не ошибаюсь. Semper fidelis. Всегда верен. Редкостный бред, как по мне, но чего еще ждать от обычного фермера из Техаса, верно?
По крайне мере он не стал скрывать своих мотивов. Дочь, значит. Стелла отвела взгляд и уставилась в стену, на которой ровными полосками раскинулась тень от оконных жалюзи. Призрак давно забытого и покрывшегося пылью стыда на короткий миг залил ее лицо румянцем, но так же быстро смылся, уступив место привычной белизне. Что если ее мать тоже не унималась и искала свою блудную дочь, идя на поводу у их фамильного упрямства? Она и раньше об этом думала. Ночами когда, сон игнорировал ее уставшее за день сознание, и даже умиротворяющее сопение спящего Дейна не убаюкивало ее пресыщенный впечатлениями и потрясениями мозг, приходила выгнанная взашей совесть и нудела под дверью, напоминая о том, что Стелла натворила. Чувство вины, которое она с помощью Дейна вытравливала из себя, никуда не исчезало. Она как сейчас помнила ту далекую ночь. Треск огня, запах гари, сиплый смех маминого напарника и сильная рука Дейна, сжимающая ее локоть. Так суровый хозяин держит за ошейник свою собаку, чтобы та не дай Бог не сорвалась с места без разрешения. Стелла до сих пор ощущала фантомный вес и тепло и этой хватки, хотя Дейн стал прибегать к прибегать к подобным манипуляциям реже и больше по привычке, чем из надобности. Это был последний раз, когда она видела мать, а та видела ее, свою непутевую дочь, которая променяла семью на общество бывшего зэка. Стелла не жалела ни минуты о своем решении, но сейчас глядя на отца, прошедшего черт знает сколько миль, чтобы найти свою дочь, испытала острый укол совести.
- До Инвуда далековато, - проговорила девушка, когда молчание затянулось, и посмотрела на мужчину уже без прежней настороженности. - До темноты тебе туда все равно не добраться, по крайней мере на своих двоих, а колеса нужно еще найти.
Вообще-то у нее были колеса, если можно считать колесами мопед, который она умыкнула из парка аттракционов. По факту он был ей не нужен, у нее был скейт и ей его хватало для передвижения по городу, но у них с Дейном уже давно вошло в привычку держать в неограниченном запасе не только оружие, воду и перевалочные пункты по всему городу, но и транспорт. К тому же это был простой мопед, а не мотоцикл или машина. Стелла вдруг осознала, что раздумывает над чужой проблемой, как над своей собственной, как будто ей было дело до чужой семьи, и, мысленно обозвав себя сентиментальной идиоткой, решительно вытащила из кармана выкидуху.
- Я освобожу тебя, но имей в виду, если ты прикоснешься ко мне хоть пальцем, я тебя пристрелю, - она пригрозила мужчине остро заточенным лезвием ножа как пальцем и перерезала веревки. - Меня Стелла зовут.
Девушка отошла на безопасное расстояние от Доминика и от стола с его вещами и выглянула в окно. Небо над городом потемнело и снова пошел снег. В такую погоду хотелось залезть под одеяло с книжкой и фонариком и не вылазить до весны или затариться чем-нибудь горячительным и вести хмельные разговоры на разные темы, вот только Стелле было не с кем философствовать, теперь не с кем. Наверное, поэтому она с такой легкостью схватилась за возможность пообщаться с кем-то другим.
- Если хочешь попасть на Манхэттен засветло, лучше выдвигаться прямо сейчас. Ты город хоть знаешь или у тебя только фотка и адрес в арсенале?

+6

10

Бронкс=>

По плавной дуге Майлс приблизился к зданию с вывеской, как следует присматриваясь к другим ближайшим домам. Улица была пуста, как и все остальные, но это ничуть не успокаивало. Тишина и отсутствие движения в этом районе не говорило ровным счетом ни о чем – разве что о том, что ты можешь и не видеть угрозу. Из своих наблюдений он сделал неутешительный вывод, что ближайшего возможного источника жизненно необходимых «ресурсов» на этой улице не наблюдается. Не стоило исключать вероятность того, что за соседним углом есть кафе, продуктовый магазинчик, бакалейная лавка. Так же не стоило забывать и о том, что там же его может поджидать еще одна банда людоедов или толпа «гуляк». Сейчас же следовало пользоваться моментом, любой подвернувшейся возможностью.
Майлс пробежал по короткой дорожке от тротуара до дверей, резво свернул направо и промчался мимо плотно зашторенных окон первого этажа, свернув за угол и двигаясь дальше вдоль стены. Привычка беззаботно вваливаться в чье-либо жилище или помещение, которое могло теоретически оказаться полезным у Игана напрочь пропало недели три назад, когда он, в составе еще другой группы разведчиков из числа выживших и окопавшихся в большом отеле, попытались войти в небольшой магазинчик с главного входа. Майлс не знал, как называется такая ловушка, кто ее мог поставить да и зачем, но закрепленное на стуле ружье, к спусковому крючку которого была привязана леска, другой конец которой крепился к ручке двери, одним выстрелом отправило на тот свет одного из разведчиков.
Игану хватило зрелища пускающего кровавые пузыри и умирающего в страшных муках человека. С тех самых пор Майлс взял в привычку открывать двери в незнакомые ему помещения, находясь чуть в стороне от дверного проема.
Лезть в первое попавшееся окно он так же не собирался. Шуметь не хотелось, а звук разбитого стекла будет слышан на приличное расстояние; тем более, что забираться внутрь подобным образом скорее всего означало и то, что придется бороться с дверным замком изнутри. Майлс не видел большой проблемы. Ему, вооруженному так круто, как никогда за время своих скитаний, охваченному какой-то уже не холодной – просто монументальной решительной злобы и силы, сейчас и море казалось по колено. Иган просто не хотел возиться.
Его поиски привели к еще одной двери, закрытой на обычный навесной замок, располагавшейся в конце небольшой лестницы, уводящей виз на несколько метров. Судя по всему, подвал. Иган замер в размышлении. Даже если принять во внимание, что внутри никого нет, парадный вход не заперт и окна можно открыть быстро и бесшумно - из всех возможных вариантов проникновения внутрь сделать это именно через неприметную дверь показалось ему наиболее приемлемым.
«Там могут быть какие-нибудь инструменты?»
Спускаясь вниз по бетонным ступеням Майлс обдумывал вероятность того, что ему, помимо входа внутрь из подвала в отель не помешало бы отыскать что-нибудь, чтобы подправить «глефу». Приложив ухо к двери, Майлс потратил с полминуты, прислушиваясь и пытаясь уловить хоть какой-нибудь звук и вместе с этим разглядывая неважнецкий замок. Еще не хватало выпустить «гуляк»…
Чтобы быть уверенным, Майлс негромко постучал «глефой» по двери.
«Есть кто дома?»
Нет, в подвале никто не обретался. Никто не царапался изнутри, не бормотал в ответ на его немой призыв отозваться. Примерившись, он просунул острие «глефы» между дужек замка и нажал, как на рычаг, наваливаясь всем весом. Замок щелкнул с веселым стальным звуком, разлетаясь на две части; Майлс, толкнув дверь, осторожно заглянул внутрь. Тусклый дневной свет падал на трубы, среди которых Майлс не видел ничего страшного. Шмыгнув носом, он шагнул внутрь, отставляя «глефу» в сторонку; орудовать в помещениях и коридорах этой штукой будет несподручно, а освободившаяся рука пригодится для того, чтобы освещать себе дорогу.
Луч фонарика шарил перед ним, когда Иган, все еще чутко прислушивающийся к царящей внутри тишине, прикрыв за собой дверь, направился на поиски. Он не знал, что именно он ищет, но знал, что найдет должное применение всему, что покажется полезным: инструменты, еда, вода, все, что в его положении и при сложившейся ситуации действительно имело цену.
Миновав еще одну дверь Майлс выбрался к бассейну. Луч фонаря освещал шкафчики, кафель на полу и стенах. Из-под потолка, где были узкие окна, лился дневной свет, но Иган не рискнул выключать фонарик, даже не смотря на подыхающие батарейки. Рыться в шкафчиках ему показалось малоперспективным. Что он может там найти действительно стоящего?
«Искать нужно наверху».
Пока что радовало отсутствие кого бы то ни было. Судя по всему, если здесь и были «гуляки», то в очень малом количестве и ждали они там, где раньше располагались гости.
Правая рука и плечо ныли от непривычного веса карабина, когда Иган, крадущийся в сумраке, пересек коридор, миновав большие двустворчатые двери, за которыми был спортзал и начал подниматься вверх по широкой лестнице. Будет донельзя обидно, если двери будут заперты, но, видимо, во время начавшихся беспорядков никто не удосужился закрывать на ключ все что видишь.
Иган открыл дверь и выглянул наружу.
В коридоре первого этажа было достаточно светло, чтобы немедленно выключить фонарь. Майлс скользнул внутрь, вдыхая затхлые запахи, свойственные любому запертому помещению, где давно не прибирались. Нет, он не чувствовал запаха тлена. Запаха пороховой гари тоже. Если здесь и были «гуляки», то они, как он и предполагал, были надежно заперты в номерах. 
Иган прислушался, превратившись в изваяние. Ему показалось? Вроде он слышит чей-то голос. Нет, он правда слышит. Голос женский, даже скорее девчачий…
Майлс вскинул карабин, с холодной решительностью глядя вперед из-под капюшона. Как все хорошо начиналось!..
«Кто это может быть? Мародеры? Снова эти твари?»
Мысль о том, что здесь могли обосноваться каннибалы вновь погрузила его в ту гамму чувств, которую он пережил на улицах. Да, вполне может быть, что это случайные «прохожие», из тех, кто мог бы стать жертвой людоедов, как и другие. И эта деваха могла так же звонко визжать на всю улицу, как и там, когда их группа наткнулась на неприятности.
Иган передернул плечами, вспомнив подробности и сорвавшись со своего места. Сунув стволом в сторону уводящей на второй этаж лестницы, и мягко ступая по пыльному ковру, он подобрался на несколько метров ближе в сторону, откуда он слышал голос.
Судя по всему, местные обитатели остановились в ближайшем кабинете. Иган услышал, как она обещает отпустить своего собеседника, угрожая пристрелить и попутно представляясь. Кажется, они куда-то собрались, к Манхеттену?
Майлс вжался спиной в стенку так, словно бы решил стать ее частью. Что ему делать? Свалить тихонько на второй этаж и подождать, пока они не уберутся? Он ведь не хочет пересекаться с другими? Зачем рисковать лишний раз там, когда этого стоит избежать?
«Что, если они не знают о каннибалах?»
А ему-то что?
Нет, так не пойдет. Ему стоит взглянуть на тех, кто бы здесь ни был, аккуратно, так, чтобы быть уверенным, что это не те, на кого он решил охотиться.
И как ему это сделать, черт побери, если они вооружены? Спрятаться и наблюдать за ними, пока они сами не выйдут наружу, и уже тогда решать, дырявить им головы или дать спокойно уйти – здесь, в коридоре, это было невозможно проделать. Подойти, постучать? Игану показалось это настолько дурацким решением, что даже разумным. В любом случае, его появление не будет настолько неожиданным, чтобы неизвестные с перепугу не пристрелили его на месте.
По стеночке, словно заправский ниндзя, держа в руках карабин, Майлс придвинулся к косяку, за которым он слышал голос. Положив указательный палец на спусковой крючок, он затаил дыхание, подняв ствол и постучав венчаемым его глушителем по дереву, чуть выставив ствол так, чтобы находящиеся внутри могли бы увидеть его.
Втянув ноздрями воздух, напрягая палец на спуске и чувствуя, как секунду назад спокойное сердце вдруг скакнуло под кадык, Иган сделал шаг в сторону, вскидывая карабин. В его мыслях царил сумбур, над которым беспредельно властвовало желание немедля утопить крючок, начать и закончить.
Первым, кто бросался в глаза – это мужчина. Крупный и уже не молодой, сидящий на стуле, к которому он только что был привязан. Та, которую Иган слышал – стояла напротив окна. Не людоеды, нет, не похожи. Оба тепло одеты, оба были вооружены – и оба были не готовы к встрече друг с другом, равно как и к появлению третьего. Судя по всему, знакомство у этих двоих не заладилось с самого начала.
«Ничего, сейчас почти всегда так».
Иган мрачно смотрел на них, еще не зная, кто это – цель, или просто такие же потерявшиеся души, как и он. Может ли он сейчас спокойно отвалить, убедившись, что они… не представляют угрозы? О нет, это реально будет тупо, да и не возможно. Расслабляться не следовало, а если ты уже вскинул пушку и готов пустить ее в дело – тем более. Оставалось лишь решить – пустить? Или нет?
«Нет».
Майлс не знал, сколько сможет пробыть в таком нервном напряжении. Карабин весил целую тонну, палец на спусковом крючке подрагивал.
«Нет. Быстрее. Говорите. Ты. Или ты».

Отредактировано Иган Майлс (03-03-2015 08:54:10)

+6

11

Доминик уставился на девчонку так, словно она застала его за чем-то постыдным, тем что не пристало человеку его возраста и характера. Он смотрел на нее затравленно, сердито и с явным желанием перекинуть через колено ее языкастую тушку и как следует отодрать ремнем с тяжелой пряжкой по нежной заднице не столько за то, что та оказалась слишком внимательна к деталям, сколько за то, что та курила. Кира тоже курила, он знал об этом всегда, но она никогда не делала этого при отце, вроде как «ты не видел, значит и говорить не о чем», а Дом в свою очередь делал вид, что его все устраивает. Конечно же не устраивало, как и любого другого отца, которому не наплевать на своего ребенка, но он уже давно убедился, что утратил право указывать дочери что делать, а чего не делать, когда позволил ее матери увезти ее от него. Указывать чужой дочери он тем более не смел, потому игнорировал настойчивое желание как следует приложить хулиганку нравоучительным словцом. А вскоре это и вовсе перестало быть актуальным. Дом удивленно вскинул брови, когда девчонка заявила о своем намерении освободить его, и кивнул, соглашаясь с условиями. Прикасаться к ней он не собирался и о желании отшлепать предпочел забыть. Он даже не спешил вставать со стула и собирать свои вещи, чтобы не напрягать юную амазонку.
- Стелла? Красивое имя, - не преминул проявить галантность мужчина, растирая слегка занемевшие от веревок запястья и ощупывая заклеенную пластырем ссадину. - Когда-то я жил здесь. Так давно, что уже многое подзабыл. Знаю, как добраться на метро, но подозреваю, что теперь это не самый лучший вариант. Что с мостами? Не хотелось бы перебираться на Манхэттен вплавь, хотя... Возможно, это самый безопасный вариант. И ты... - он оглянулся на стоящую у окна девчонку. - Я правильно понял, ты хочешь мне помочь?
Он был просто обязан уточнить. Стелле явно было плевать на него, на его припасы и вооружение, что значило только одно - в подобном она не нуждалась и, судя по всему, вообще ни в чем не нуждалась. Ей не нужна была защита, не нужна была компания. Единственное, что ее беспокоило сейчас это скука, иначе зачем еще ей помогать едва знакомому человеку. Дом успел еще раз усомниться в том, что девчонка выживает одна, когда в дверь кабинета осторожно постучали. Громкое и безапелляционное «занято» так и норовило сорваться с языка, но когда в узкий зазор просунулся глушитель штурмовой винтовки, а следом за ним и какой-то парень, Доминик вскочил и загородил Стеллу от возможной опасности. Парень был бледным и только не искрил от напряжения. Прекрасная перспектива - сдохнуть от пули какого-то перепуганного парня в двух шагах от цели своего путешествия. Дом оценил бы иронию, если бы не стоящая за спиной девчонка, которую он должен был защитить. Должен был, и это не обсуждается.
- Спокойно, парень, - Доминик поднял руки, показывая, что в них ничего нет. - Мы уже уходим. Правда же, детка? - он чуть повернул голову обращаясь к Стелле. - Все что нам нужно, это спокойно забрать свои вещи и уйти. Нет никаких причин для конфликта.
Сложно сказать, к кому он обращался, к парню, который буквально из каждой поры сочился страхом и враждебностью, или к девчонке, чье тонкокостное тело закрывал своей широкой спиной. В отличие от него она была вооружена и достаточно задириста, чтобы ткнуть в пришельца своим кольтом в ответ. И Дом был бы с ней согласен, врываться в чужое убежище и тыкать пушкой как-то невежливо, но он так же знал, что карабин в руках парня мог выстрелить в любую секунду.

+6

12

- Ты все правильно понял, Доминик, - отозвалась Стелла и, не отрывая внимательного взгляда от белого мельтешения за окном, затушила сигарету о подоконник. - Можно я буду звать тебя Домиником? Не люблю всех этих мистеров и обращения по фамилиям, как в школе. Слишком официально для зомби-апокалипсиса, тебе не кажется?
И это говорит та, кто продолжает упорно называть Дейна Дейном даже в мыслях. Стелла горько усмехнулась и посмотрела мимо летящих белых хлопьев на торчащие из потрескавшегося асфальта приземистые дома. Он был где-то там, в Бруклине, наверняка лупил боксерскую грушу, представляя, что это она, или сидел на крыше какого-нибудь небоскреба, жуя мармеладных червей и шевеля при этом своими потешными ушами. Прошло всего несколько дней, а она уже... Уже что? Хотела обратно? Да, хотела, но она дала себе срок до Рождества, значит так и будет, а пока ей есть чем заняться. У нее была нора, про которую Дейн не знал, у нее были учебники и был план закончить свое школьное образование, а теперь еще и шанс проверить себя на прочность появился. Без Дейна. Если она сможет продержаться этот месяц, она сможет вернуться домой в полной уверенности, что стоит чего-то сама по себе.
Все это пронеслось в ее голове в мгновение ока и тут же забылось, как только Стелла услышала едва слышный, можно сказать деликатный стук. Рука сама легла на рукоять кольта, но разглядеть, кто же это такой вежливый решил заглянуть на огонек, и прицелиться в него она так и не смогла. Доминик загородил весь обзор и заговорил с гостем, как какой-то парламентер.
- Я тебе не детка! - пробурчала она, выбираясь из-за широкой спины и упираясь сердитым взглядом в парня с сумасшедшими глазами контуженного. Он целился в них из карабина, подобного тому, что был у напарника мамы тогда, в «Рассвете». Дейн говорил, что это очень серьезное оружие и что скорее всего тот обдолбанный громила был военным, который знал, как с ним обращаться. Этот же парень был откровенно гражданским, перепуганным до усрачки, как любой другой выживалец в этом городе, только что-то в его глазах говорило о потрясении иного рода. Стелла уже встречала такой взгляд. В Бронксе он был у каждого, кто выживал после встречи с теми, кто верховодил в этой части города. Дейн говорил, что они называют себя Падальщиками и что с ними лучше не связываться. Как он это узнал, она предпочитала не думать.
- Что? Познакомился с местными? Приятные ребята, правда? - понимающе закивала девушка, потихоньку дрейфуя в противоположную от Доминика сторону. Теперь парню придется выбирать в кого целиться, в щуплую девчонку с кольтом в руке или в бородатого дядьку, безоружного только по умолчанию. Тот самый нож, которым она перерезала его веревки, покоился теперь в кармане его куртки, он должен был почувствовать ее руку, когда она сунула его туда. Кого бы парень не выбрал в качестве первой мишени, он в любом случае умрет, потому что второй успеет или выстрелить, или метнуть нож.
Молчаливое тыканье тупорылым дулом глушителя бесило просто неимоверно, и Стелла, не выдержав, повысила голос, желая подстегнуть незнакомца к активным действиям.
- Черт! Или стреляй уже, или кончай тыкать этой гребаной пушкой. Раздражает!
Зубы снова зачесались от желания закурить, а потом заесть никотиновую горечь сникерсом. Простые, казалось бы вещи, незаметные, но без них уже было как-то не так. Все было как-то не так.

+6

13

Его появление хотя и переполошило их, но обошлось без глупостей в виде пальбы до того, как обычно задают вопросы. Майлс не видел особого напряжения в их действиях – по крайней мере, они понимали, что в руках у нарушителя «спокойствия» не игрушка, и воспринимали этот факт без агрессии и истерики. Мужчина заслонил собой девчонку, хотя Иган был готов поклясться, что еще минуту назад он был привязан к креслу, и к этому действу была причастна именно она.
Майлс не оценил героического джентльменского поступка, отметив, что теперь, когда мишени встали рядом, целиться гораздо проще – до тех пор, пока он не сообразит, что делать дальше.
Девчонка была настроена куда более решительно, и судя по ее действиям, она соображала что к чему, отступив в сторону. Майлс перевел дуло так, чтобы ствол смотрел строго в пространство между незнакомцами, ни в одного из них – но тем самым обеспечивая возможность вовремя среагировать на кого-то одного, попробуй мужчина или девчонка выкинуть неприятный фокус.
Кем бы ни являлись эти двое, они были не из числа тех проблем, которые Иган намеревался решать. Что ж, пушку стоило опустить, особенно после фразы девочки-подростка и когда он понял, что эти двое не имеют отношения к банде сумасшедших. Однако теперь был вопрос: Майлс решил, что эти двое не являются источником угрозы, но что решат они?
«Они встретились только что. По сути, чужаки друг другу. Кто из них рискнет напасть чтобы забрать карабин?»
Майлс опустил ствол карабина под ноги незнакомцам и с сомнением уставившись на них, оставаясь на месте возле дверного проема и не убирая указательный палец со спусковой скобы. Начать ненапряженную беседу в подобной ситуации – дело нелегкое. Ему будет еще трудней, но тема у Игана найдется, для того, чтобы разрядить обстановку и не дать им думать о том, что еще несколько секунд назад он направлял на них заряженный карабин.
Майлс поджал губы и с титаническим усилием заставил себя выпустить оружие, чтобы взяться за блокнот и привязанный к нему карандаш. Что ж, если захотят выстрелить в него сейчас – пускай попробуют. После того, что он видел, смерть от пули будет лучшим исходом для него.
Писать сочинения он был не в духе, всю свою жизнь он учился быть лаконичным, быстро и верно излагать свои мысли на бумаге. Обнаженные кончики пальцев, торчащих из митенок, дрожали от нервного напряжения, но Майлс, быстро черканув на блокноте, шмыгнул носом, выпустив карандаш и возвращая правую руку на рукоять карабина, поднимая глаза на них и запуская руку в отворот пальто. Достав и развернув порядком помятое фото Элис, он сделал два шага вперед, держа фотку в вытянутой вперед левой руке и исподлобья глядя на них. Вопрос, красовавшийся на первой странице блакнота, висящего на уровне груди, был написан достаточно крупно и четко, чтобы разглядеть на расстоянии в несколько метров:

«Видели ее?»

+5

14

Внутри заметно потеплело, когда безмолвный незнакомец опустил, наконец, винтовку, а когда он и вовсе выпустил оружие из рук, обдало жаром так, словно Стелла только что на одном дыхании пробежала по крышам несколько кварталов. Она едва подавила порыв вскинуть свой кольт и выпустить пулю незнакомцу прямо в лоб. Инстинкты требовали этого, проскакивая искрами по нервным окончаниям и заставляя сжимающую рукоять руку едва заметно подрагивать. Хорошо, что она оставила последнее слово за здравым смыслом. Он подсказывал ей повременить с решительными действиями и не зря. Парень не заговорил, даже не попытался. Стелла недоуменно наблюдала за его действиями, а когда прочитала то, что он начиркал в своем блокноте, почему-то висящем на шее, до нее дошло. Парень был немым и слава богу не глухим. Изрядно помятая фотография незнакомой девушки заставила Стеллу рассмеяться. Веселья в этом смехе не было ни капли, только горечь и какая-то неожиданная досада. Оба, что этот немой, что Доминик, они оба искали кого-то. У них была цель, был какой-то смысл существования кроме банального выживания в этом гребаном мире. В то время как сама она бесцельно болталась по городу, не желая возвращаться ни к матери и брату, ни к тому, ради кого когда-то бросила их. Ей было обидно и немного стыдно.
- Похоже тут у всех кроме меня есть фотки и блудные родственники.
Стелла утерла набежавшие слезы, еще раз икнула от смеха. По факту это она была блудной родственницей и, возможно, мама так же как Доминик или этот неразговорчивый парень таскает ее фото в нагрудном кармане, чтобы при случае так же тыкать им под нос всем встречным поперечным.
- Хорошо еще, что вы с ним не одну и ту же девчонку ищите. Вот была бы умора, - она коротко глянула на Доминика и еще раз уже более внимательно посмотрела на фотографию в руке немого, но так и не признала в девушке на ней хоть кого-то из своих знакомых. - Девушка или сестра? Лично я ее не видела, но если ей удалось выжить, то она наверняка примкнула к одной из группировок. Их не так много на весь город. Точно могу сказать, что она не в Гарлеме, белых там не любят в принципе, и точно могу сказать, что она не у Падальщиков. Женщины у них вообще долго не живут, ну, ты и сам, наверное, успел заметить. Остается не так много вариантов и самый вероятный из них, это остров «Северный Брат». Если там твоей подружки нет, то перебирайся со своими поисками в Куинс. Попробуй постучаться в торговый центр у моста. Возможно, она там.
Стелла замолчала и развела руками, давая понять, что это все, чем она может помочь. Благодаря Дейну и неспокойному шилу в его заднице, она была в курсе почти всего, что происходило в этом городе. Порой бывала свидетелем, а то и непосредственным участником событий, или же узнавала все от Дейна, у которого были свои источники. Доминик же, только вчера заявившийся в город из далекого Техаса, и вовсе ничем не мог помочь немому в его поисках. Нашарив в кармане сигареты, Стелла закурила и щуро уставилась на незнакомца. Любопытство все еще свербило в районе копчика.
- Ты сам-то откуда?

+6

15

Застывший, как изваяние, с фотографией сестры в одной руке и карабином в другой, Иган буквально кожей чувствовал, как напряжение в комнате достигло своего пика и как оно пошло на спад. «Вспышки» не произошло, и относительно мирно начавшиеся переговоры худо-бедно не переросли в глупую пальбу. Правая рука ныла от непривычной тяжести оружия, но Майлс игнорировал ее. Ему следовало привыкать к излишнему напряжению и весу, привыкать быстро, иначе ему конец. Он не исключал этого – просто хотел продать свою жизнь подороже не важно, в столкновении ли с толпой «гуляк» или ополоумевшими тварями, на фоне отсутствия властей и силы потерявшими всякую связь с реальностью.
Погибать в стычке с первыми встречными, начавшими уничтожать друг друга только из-за страха не было в его планах.
Майлс просто стоял и ждал, пока нежданный приступ веселья у девчонки пройдет и когда она начнет говорить. А когда она начала говорить, перегруженный пережитым страхом и непривычным уколом адреналина, с расшибанием черепов и выпусканием потрохов и последующим марафоном по городу, Майлс едва не утонул в потоке вывалившейся на него информации. Кое-что он и сам знал, например, про Гарлем. С кое-чем вообще был знаком – к примеру, с островом. В какой-то миг в его душе родилось подозрение.
«Откуда она все это знает?»
Падальщики. Те, на кого они напоролись. Каннибалы, целая орда. Страх шевельнулся вновь, но уже не столь выразительно. Майлс видел их вблизи. Да, страшно. Пожалуй, страшнее, чем вставшие трупы, отправившиеся «погулять». Самое время напомнить им о том, насколько яркой бывает физическая боль. Майлс слепо посмотрел блеклыми глазами мимо девчонки в окно, вспоминая, с каким мягким и пружинистым ударом он вогнал острие «глефы» в брюхо «огра». На его щеках сыграли желваки, взгляд снова стал осмысленным, но на этот раз холодным, злым и колючим – всего лишь на миг.
«Как и всегда, никто нигде ее не видел».
Заключение в виде путешествия до торгового центра в Куинсе и спросить про Элис там несколько вернуло его к реальности. Убрав фото обратно во внутренний карман, Майлс поджал губы и пожал плечами. Пешком до Куинса не так уж и далеко, но с учетом реалий добраться туда будет не так уж и просто. Нет, у него неотложные дела здесь, в Бронксе.
«С таким же успехом она может быть мертва».
Он снова взялся за карандаш и блокнот, и на этот раз он решился объяснить все более подробней и доходчивее, опять же, уложившись в несколько строк. Чуть ниже заданного в письменной форме вопроса он быстро написал:

«Я сам с острова. Если хотите найти убежище или просто переждать зиму, то можете попробовать податься туда».


Пока он не шевелился, протягивая в их сторону блокнот, чтобы они смогли прочесть, на лице Майлса застыло выражение крайне невеселого скепсиса. Конечно, эти двое могут попытаться добраться туда, и скорее всего, у маленькой команды, действующей слаженно, это получится – но что дальше? Остров, конечно же, куда безопасней, чем любая оборудованная умельцами «крепость» в пределах города, но Майлс мог легко представить, что там начнется через некоторое время, когда станет понятно, что разведывательная группа не вернется, и, что самое главное, не вернется и Спенсер. Иган и думать не хотел о том, кто из оставшихся на острове ковбоев возьмет на себя роль нового лидера и во что это выльется. Не исключено, что на острове станет так же опасно, как и в других частях Нью-Йорка – было несложно догадаться и представить, к какому цирку приведут вооруженные полудурки и жлобье, выясняющие, кто из них наиболее умнее и сильнее.
Возможно, не стоило вот так рекламировать остров. С другой стороны, для тех, кто просто хочет выжить, там будет действительно безопасно – но сугубо относительно и пока что.

+6

16

Доминик молча опустил руки, едва парень убрал свое оружие, и так же молча стал собирать разбросанные по столу вещи, перепроверять оружие, прятать нож, так предусмотрительно подсунутый Стеллой ему в карман. Хорошо, что не пригодился. Парень оказался таким же как они выживальцем, занятым даже не поисками, а подкармливанием отощавшей до анорексии надежды. Дому хватило короткого взгляда на измятую фотокарточку, чтобы убедиться в очевидном - он ничем не может помочь. У него была своя фотокарточка и свой потерянный близкий человек, который оставался и, наверное, навсегда останется первым пунктом в списке его приоритетов. А вот Стелла в буквальном смысле взорвалась полезной информацией, как переполненный водой шарик. Эта девчушка удивляла его все больше и больше. Мало того, что в одиночку шарашилась по неблагополучному району и успешно колотила взрослых мужиков по головам, так еще и знает столько, что можно справочник по постапокалиптичному Нью-Йорку выпускать. Нет, ее точно кто-то поднатаскал, кто-то взрослый, грамотный и достаточно порядочный, чтобы не использовать молоденькую девушку для удовлетворения своих низменных потребностей. Хотя кто знает, какая у нее история. Доминик мотнул головой. Это его не касалось. Ему по-прежнему было любопытно, но он решил повременить с расспросами. Сейчас его больше интересовало другое. Стелла хотела помочь ему в его поисках, а теперь он убедился, что она действительно могла это сделать, могла помочь ему обойти опасные кварталы, избежать встречи с этими падальщиками, добраться до места назначения с минимальные сроки. К тому же прикрытие, даже такое юное и неискушенное, ему не будет лишним. Мужчина собрался уже обратиться к ней, когда незнакомец снова заскоблил карандашом по своему блокноту.
- Спасибо за предложение. Остров это очень хорошо, наверняка безопасно и интересно, но лично у меня несколько иные планы, - он перевел взгляд на девушку и едва заметно поднял брови. - Надеюсь, ты не передумала? Буду очень благодарен, если ты поможешь мне добраться до Инвуда.
Он посмотрел на немого, ощущая смутную тревогу. Стелла вполне могла изменить свои планы в пользу этого парня и его потери, или же соблазниться перспективой отправиться на остров. Заманчивое предложение, как ни крути. Если бы не Кира, Доминик и сам бы не преминул воспользоваться этим приглашением. Уж лучше так, чем подобно затравленной крысе сновать по городу, ютиться в норах и спать урывками в обнимку с винтовкой. Это не жизнь и даже не имитация жизни, а на острове, судя по всему, можно было забыть о паранойе хотя бы на время. Может быть Кира там? Эта мысль заставила его подобраться и заметно оживиться. Взволнованно покусывая губы, он вытащил из нагрудного кармана фотографию, которую Стелла успела запачкать шоколадом, и, точно так же, как и парень совсем недавно, показал ее, держа в вытянутой руке.
- А ее ты видел? Она местная. Зовут Кира. Работала в баре на Бродвее, может знаешь, «Виски и Танго» называется.

+7

17

Новость о том, что немой с острова, заставила Стеллу поперхнуться дымом и закашляться. На глаза навернулись слезы, и на какое-то время девушка не только утратила возможность говорить из-за надсадного грудного кашля, но еще и ослепла. Она слышала, как заговорил Доминик, и только замотала головой в ответ. Мол, конечно не передумала. Что за бред вообще? Сморгнув набежавшие слезы, она еще раз перечитала то, что написал немой, и посмотрела ему в глаза более внимательно. Впервые за три месяца она сталкивалась с островитянином вот так, нос к носу. Обычно Дейн делал все, чтобы оградить ее от подобных встреч, потому что знал, что рано или поздно ее любопытство возьмет верх и она попытается узнать о своей семье. Он контролировал ее осведомленность, подкармливая скупыми фактами. Да, твоя мать жива. Да, она на острове. Да, она в безопасности. И никаких подробностей, словно лишняя крупица информации могла как-то ей навредить. Или ему. Или им обоим. Зато теперь Стелла могла узнать все из первых рук в буквальном смысле.
Кое-как откашлявшись и восстановив сбившееся дыхание, девушка затушила сигарету в стоящей тут же на столе пепельнице и стала выжидать, пока Доминик узнает все, что ему нужно. Бар «Виски и Танго». Ей он был незнаком, да и откуда ей, школьнице, которой и пиво-то не продавали, было знать о бродвейских питейных заведениях? Она нетерпеливо выбивала дробь носком своего кроссовка, а когда мужчины замолчали выпалила первое, что напросилось на язык.
- Как она? С ней все в порядке? А Шон? Что с ним?
Только потом о нее дошло, что парень мог неправильно ее понять, а то и вовсе не понять. С трудом поборов волнение, Стелла сунула нервно подрагивающие руки в карманы и пожала плечами.
- У вас же Гейл Спенсер главная, так? Или тот громила со странным именем, уж не помню, как точно его зовут. У него еще куртка такая понтовая, кожаная, с надписью «Плохой Пес»? - она неотрывно смотрела на немого, отмечая малейшие изменения в выражении лица и глаз, а потом решительно сделала шаг вперед и протянула ему руку для пожатия. - Стелла Спенсер. Я дочь Гейл и сестра Шона. Ты знаешь Шона?
У нее было слишком много вопросов, не дающих ей спокойно спать все эти долгие три месяца, и слишком мало времени, чтобы выдавать их грамотными и умеренными порциями, но сердце в груди подгоняло, желая получить ответы сию минуту. Она слишком долго была на информационной диете и теперь хотела наесться отвала, ведь рядом не было Дейна, готового в любой момент лишить ее возможности узнать больше. Черт, да он бы сломал этому парню пальцы, только бы он не смог написать в своем блокноте хотя бы пару строк о той, кого он продолжал считать сукой, даже теперь, спустя три месяца жизни бок о бок с ее дочерью. Еще большей сукой, как он не уставал отмечать в пылу споров и ссор.
«Пошло оно все!» - мысленно Стелла повторила это раз двадцать, лишний раз утешая себя мыслью, что не зря сбежала. Ей это было так же необходимо, как и знать, что с матерью и братом все хорошо. На самом деле от Дейна стоило сбежать только ради этого и, возможно, как только она убедится, что с ее семьей все в порядке, этот внезапный каприз погулять в одиночку покажется неоправданным. Возможно, она захочет вернуться обратно в бруклинскую квартирку Дейна, к ранним побудкам, изнурительным тренировкам и ежедневным упражнениям в острословии.
- С ними все хорошо?
Последний вопрос, ответ на который решил бы все, закрыл бы все пробелы, устранил бы все недомолвки. Только бы с ними было все хорошо.

+6

18

Майлс мрачно уставился на фотографию молодой женщины. Слишком молода, чтобы быть его пассией – хотя черт их сейчас разберет – слишком похожа внешне, чтобы быть просто знакомой. Сам Иган видел уже это не раз. Выжившие люди из разных убежищ и групп искали только родных и близких, и под вторую категорию очень редко попадали даже старые друзья и хорошие знакомые. Не любовники, необходимые лишь для секса, не вызывающие симпатию дуралеи, для трепа и пьянства, чтобы хотя бы «на сейчас» позабыть о том, в какой же непроходимой заднице они все оказались - только родная кровь имела свою силу среди отчаявшихся, но еще живых людей.
«Все равно все умрут в одиночестве», невесело подумал Иган, как следует всматриваясь в изображение. Он искренне желал помочь, пусть даже первым встречным, но был вынужден признать, что не видел это лицо – ни среди мертвых, ни среди живых.
Переведя взгляд на мужчину, Иган отрицательно покачал головой – нет, не видел и не знаю. И пока он разглядывал фото, его мысли шли своим чередом, быстро и на автомате подведя к умозаключению, которое показалось Майлсу весьма подходящим для него с учетом происходящего. Этот мужик пришел сюда искать свою дочь-племянницу-не особо важно кого для Игана, судя по всему, издалека. У него есть оружие, и внешне он держится уверенно. Вероятно, ему уже приходилось убивать – нет, отнюдь не «гуляк». Майлс коротко стрельнул глазами на его оружие, то, которое можно было увидеть: ружье с оптикой, длинный нож, пистолет…
«Навряд ли он согласится».
Майлс вновь потянулся к блокноту, но был вынужден остановиться, исподлобья глядя на заговорившую девчонку. Когда она закончила, она стояла перед ним, протягивая ему руку, озвучив достаточно вопросов, полных волнения и надежды, а он все так же смотрел на нее и не знал, что ему ответить.
«Вот так встреча».
С холодной отрешенностью Майлс старался не думать о тех людях, с которыми он вместе пришел в Бронкс и которые уже были мертвы. Так проще и спокойней, и меньше вероятности поддаться страху окончательно, чтобы отбросить свою идею и проваливать, покуда цел. Майлс не сомневался в том, что Гейл мертва – ее дочь, стоящая перед ним, сама только что вполне безразлично заметила, что женщин ждет печальная участь. Да что там, у него до сих пор в ушах был тот жуткий визг, когда эти ублюдки творили бесчинства под мертвенно-серым небом.
Он не вникал в личные дела окружающих его людей и не помнил, чтобы Спенсер или Шон при нем говорила что-то о своей дочери. Баба она была жесткая, трепаться не любила. Сейчас, глядя на Стеллу, Майлс видел в ней своеобразное отражение этой самой бабы. Бесшабашная девка-акселерат, шныряющая в одиночку по району, признавая его опасность - да, даже в этом было определенное сходство с самой Гейл.
Собираясь с мыслями, Иган вскинул голову, не отрывая мигающего холодного и оценивающего взгляда от Стеллы, держа наготове блокнот и перебирая пальцами карандаш. Несомненно, у нее свербит, чтобы услышать что-то о родных, но вот вопрос: ты-то что здесь одна делаешь, если твоя мать и брат торчат на острове? И что ему теперь делать? Вот так пожать ей руку и написать «твоя мама мертва»?
Другого выбора у него нет, кроме как сказать – написать – правду. Предсказать что будет дальше было крайне сложно, но Майлса это уже не волновало. Если за окном бродят живые трупы, бесятся одичавшие люди, а ты задаешь вопросы, то будь готов узнать всю подноготную. Все с тем же отрешенным видом Майлс зачирикал карандашом, словно расписывая его, и отпустил блокнот, давая ей прочитать написанное:

«Она у Падальщиков»


Оторвав исписанный листок, он молча вложил его во все еще протянутую в его сторону ладонь девушки.

+6

19

Парень так долго думал, что написать, что Стелла занервничала от этого даже больше чем когда он тыкал в нее пушкой. Она переступала с ноги на ногу и то и дело нервно облизывала губы, поглядывая на Доминика, но все равно оказалась не готова к тому, что открылось ее взгляду, когда немой закончил чиркать в своем блокноте. «Она у падальщиков». Как приговор, который был с хрустом вложен в ее руку, чтобы она убедилась в его реальности, могла пощупать его, смять, развернуть и перечитать еще раз, снова и снова, вылизывая взглядом каждую черточку. «Она у падальщиков». Во рту пересохло, и приятная никотиновая горечь, о которой она грезила с самого утра, показалась мерзкой, как желчь. «Она у падальщиков».
- Нет... - выдохнула Стелла и, уронив смятый листок, отступила от него, как от дохлой крысы, покрытой толстыми живо шевелящимися личинками. - Господи, нет...
Девушка подняла на немого свои широко распахнутые и при этом совершенно сухие глаза, мучительно долгие секунды растерянно смотрела на него в упор, а потом отвернулась и отошла к окну, чтобы ни он, ни Доминик не видели ее лица. Какое бы выражение на нем не появилось, она не хотела им делиться, не хотела выказывать слабость. Она попросту не имела на нее права. Только не сейчас, когда нужно было что-то делать и что-то решать. Дейн бы ею гордился. Уж он-то знал, какой сопливой девчонкой она была всего три месяца назад. Эта девчонка рыдала ему в жилетку, когда думала, что Шона съели мертвецы. Тогда он заставил ее поверить в невозможное и оказался прав, а сейчас она так же, как тогда стала искать ту жалкую щелочку, игольное ушко, через которое можно было протянуть тонкую ниточку надежды. Немой не написал «Она мертва», он написал «Она у падальщиков», а значит трупа Гейл Спенсер он не видел. Он только видел, как ее забрали или знал это наверняка, как неоспоримый факт. Не мертва, уже хорошо, а все остальное можно пережить, будь то избиения или изнасилование. В конце концов Гейл Спенсер, этой железной женщине не привыкать к пободному.
- Когда это случилось? - Стелла резко обернулась, даже не потрудившись утереть пробежавшие в один рейс по щекам слезы, и требовательно уставилась на немого. - Как давно она у них? День? Два? Или нет, погоди, - она подошла ближе, подозрительно щурясь на него, будто хотела просверлить в нем дырки. - Ты ввалился сюда с бешеными глазами, значит... значит это произошло не так давно, так? Сколько времени прошло? Где это случилось? Можешь показать?
Слишком много вопросов, но ответы были чертовски важны. Сейчас вообще все было важно все детали и вся информация о падальщиках. Стелла стала мучительно вспоминать, что о них говорил Дейн. Информации было мало, потому что даже для него, живучего как таракан бывшего зэка, эти ребята были той еще проблемой. Их было много, у них был главарь и много нор по всему городу, а еще они были каннибалами и охотились на людей, предпочитая в качестве добычи молодых женщин. Дейн не постеснялся в красках рассказать ей, как стал свидетелем жуткой оргии, а потом и трапезы. Падальщики любили поиздеваться над своими жертвами, прежде чем пустить их на мясо, а иногда они уводили добычу с собой. Где-то в Бронксе у них была основная база, но где Дейн не знал. Все это Стелла прокачала в своем мозгу в считанные секунды. Негусто, но и бесполезными эти знания нельзя было назвать. В любом случае ей нужна была помощь, потому что одна она не справится. Девушка осторожно посмотрела на Доминика и, поймав его взгляд, покачала головой.
- Ты же понимаешь, что я не смогу тебе помочь, пока моя мать в опасности. Но я помогу тебе, если ты поможешь мне. Идет?

+6

20

Доминик и не надеялся. Он коротко кивнул парню, так же коротко улыбнулся, сжав губы в упрямую тонкую нить, спрятавшуюся от посторонних глаз в заметно отросших усах, и убрал фотографию обратно за пазуху, поближе к сердцу. Попытаться все равно стоило. Конечно, это было бы слишком счастливым стечением обстоятельств, если бы пусть не первый, а второй встреченный им в этом городе человек оказался знакомым Киры. Нью-Йорк был огромным городом. Понадобилось бы много времени и сил, чтобы перезнакомиться со всеми его жителями, даже теперь, когда их стало на порядок меньше. Однако, без сюрпризов все равно не обошлось. Взволнованный голос Стеллы несколько не вязался с образом той задиристой хулиганки, что предстала перед ним, когда он очнулся связанный по рукам и ногам. Она не была напугана, скорее расстроена тем, что ей ответил немой парень. Дом не успел рассмотреть, что он начиркал в своем блокноте, но когда Стелла отвернулась, он поднял с пола смятый листок и развернул. «Она у падальщиков,» - коротко и ясно. Он поднял на парня хмурый взгляд, словно вопрошая, не шутка ли это, и повернулся к застывшей у окна спиной к ним девушке. О чем она думала? Можно ли вообще о чем-то думать, когда тебе сообщают такое?
- Стелла? - осторожно позвал он, но вряд ли девчонка его слышала. Она резко обернулась и от этого в движение пришла реальность. В какой-то момент Доминику показалось, что взорвалась маленькая атомная бомба. Только что был один только неуютный холодный кабинет и три чужих друг другу человека, скорбно помалкивающих над незавидной судьбой некой Гейл Спенсер, а в следующий миг каждый сантиметр комнаты наполнился искрящей сердитой энергией, выплеснувшейся из влажных глаз щуплой девчонки-подростка. Первая мысль, уж не свихнулась ли девчонка с горя, пропала, будто ее и не было. Для сумасшедшей она задавала слишком правильные вопросы и слишком здраво рассуждала. Дом даже немного позавидовал.
- Думаешь, она может быть жива? - сомнением в его голосе было хрупким и почти незаметным. Неважно, что она думала на самом деле, достаточно было того, во что Стелла верила. Доминик тут же мотнул головой на обращенные уже к нему слова.
- Даже не спрашивай, я тебе помогу без всяких дашь на дашь, только поподробнее про этих... падальщиков расскажи. Хотелось бы знать насколько все плохо и к чему готовиться?
Даже если их там ждет отряд смертников в засаде и минное поле по всему району, не отпускать же девчонку одну. Парень, судя по напряженному и решительному выражению лица, тоже не собирался разворачиваться и идти по своим делам как ни в чем не бывало. От него так и веяло нерастраченной и не испитой до конца злостью, но Доминику он казался таким же ребенком как и Стелла. Он критически оглядел вооружение парня, навскидку оценил его готовность пустить его в ход.
- С оружием в ладах или не особо? - уточнил он на всякий случай, хотя еще при первом же беглом взгляде на незнакомца понял, что с огнестрелом тот познакомился сравнительно недавно. - Я Доминик Кортес. Это так, на всякий случай.

+6


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 20.11.2013. Pretty tied up