Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Флешбеки и альтернатива » Добро пожаловать в отель Бертрам! (альтернатива)


Добро пожаловать в отель Бертрам! (альтернатива)

Сообщений 1 страница 20 из 51

1

Дата, время и место отсчета: ночь с 21 на 22 июня 2013 года (с пятницы на субботу).
Участники: Калеб Даллас, Глория Пеш, Николь Спада и другие желающие. Предусмотрен ГМ.
Завязка событий: Как ты попал сюда? Ты вообще помнишь хоть что-нибудь? Вот ты сидел за компьютером в своем офисе и прикидывал, как бы уйти домой пораньше, или шел в магазин прикупить сигарет и пива, а может сидел дома и играл в Гейм-Бой, заедая одиночество пиццей. Не важно. Сейчас ты очнулся в странном месте и страдаешь головной болью, словно с похмелья. Сначала тебе кажется, что ты попал в прошлое, обстановка явно не современная, 1930-е как минимум, но потом ты замечаешь, что все это - резная мебель, шелковые обои, отделка темным деревом - очень качественная стилизация. Точно! Отель в стиле 30-х. На стойке регистратора стоит рамка, в которой красивой вязью выведено гостеприимное «Добро пожаловать в отель «Бертрам»!», но натыканные по углам камеры видеонаблюдения недружелюбно подмигивают своими красными глазами и следят за каждым твоим шагом.
В здании три этажа и все окна замурованы, как и парадный и служебный входы. Внутренние двери незаперты, везде горит свет и работает центральное отопление, в лифте играет музыка. В гостиничном ресторане нет никаких запасов, зато в баре полно алкоголя на любой вкус. Сотовая связь не работает, телефон на стойке регистратора зловеще молчит, а по телевизору и радио одни помехи.

+1

2

В висках пульсировала мучительная горячая боль, словно Николь снова была в университете и перепила на вечеринке чего-то покрепче, чем пиво. Во рту было сухо, как пустыне, а еще где-то совсем рядом раздражающе шипел телевизор. «Опять уснул в кресле» - привычно подумала она о муже и, так и не открывая глаз, негромко позвала:
- Рем? - молчание, шипение и никакого ворчания на итальянском. - Рем?!
Громкость собственного голоса неприятно резанула по ушам, и Николь поморщилась, страдальчески сведя брови к переносице. Шипение между тем становилось все более невыносимым и побуждающим на такие подвиги, как открывание глаз и поднятие головы с подушки. Полумрак рассеивался мягким теплым светом торшера и дрожащим холодным сиянием выпуклого экрана телевизора.
- Что за?..
Николь попыталась проморгаться, но ситуация не изменилась, даже когда она зажмурилась до слез и снова открыла глаза. Она была не дома, это точно. Простая мысль засветилась в ее голове, как яркая лампочка, и смахнула женщину с аккуратно застеленной двуспальной кровати, на которой она лежала все это время. Пятясь, Николь сошла с прикроватного коврика, словно эта кровать была средоточием зла, и неожиданно громко заскребла каблуками по голому полу. Этот еще более неприятный чем шипение неисправного телевизора звук остался без комментария от гудящей похмельной болью головы. Вся раздражительность Николь мигом испарилась, уступив место нарастающей как снежный ком панике. Это был номер отеля, женщина поняла это, когда увидела брошюру на прикроватной тумбочке, а еще она поняла, что ей здесь не нравится.
- Рем?!! - почти истерично позвала женщина. Она огляделась по сторонам и не обнаружив ни одного признака того, что муж мог быть здесь, почувствовала, что вот-вот сорвется. - Пожалуйста, Рем, где ты?
Дверь номера была открыта нараспашку и был виден кусочек ярко-освещенного коридора с широкой ковровой дорожкой цвета темного-вина и светлыми панелями то ли из бука, то ли из вяза. «Стиль 30-х», догадалась женщина, нерешительно выступая за порог номера, и негромко позвала:
- Эй, есть тут кто-нибудь?!

+4

3

- Какого хрена? Какого, мать вашу, хрена здесь происходит? - бормотала Глория, торопливо шагая по коридору и заглядывая в каждый попадающийся на пути номер. Она очнулась минут десять назад и обнаружила, что лежит в какой-то старомодной ванне, прямо как те несчастные герои городских легенд, которых похищали, вырезали почки, а потом оставляли в ванных наполненных льдом. Правда, льда в ванной не было и почки оставались при Пеш. Более того, они продолжали исправно работать, так как женщина изнывала от желания пописать. Однако голова и затекшее от лежания в неудобной позе тело так болели, что лучше бы у нее действительно вырезали почку. Уладив дела с раздувшимся до небывалых размеров мочевым пузырем, Глория критически осмотрела себя в зеркале, придя к выводу, что в какое бы дерьмо она не вляпалась на этот раз, пить все равно надо меньше, и отправилась на поиски людей, а точнее одного единственного человека способного объяснить, как она оказалась в этом чертовом отеле. Одним словом, она отправилась на поиски администратора, но выйдя из номера почувствовала, что ничего из этой затеи не получится. Двери во все номера были распахнуты, но ни одного постояльца Глория не встретила. Ее уже начало заметно потряхивать от нагнетаемого с каждой проведенной в одиночестве минутой страха, когда она услышала голос, женский, судя по чистоте и резонансу.
- Черт! - одними губами произнесла женщина, застыв в нерешительности. Голос раздавался из-за угла коридора и ей оставалось сделать всего пару шагов, чтобы увидеть его источник, но, черт возьми, как же было страшно.
«А, к черту все!» - мысленно послала Глория все своим страхи и решительно свернула за угол. Это действительно была женщина, очень красивая, вся такая ухоженная и дорого одетая. Таких клиенток Пеш и ее коллеги за глаза и не без доли уважения и черной зависти называли бизнес-суками. Они приходили в салон, всегда точно зная, чего хотят, требовали профессионализма и мастерства, а уходили, оставляя чаевые соразмерные степени их удовлетворенности работой мастера. Судя по прическе и ухоженности лица незнакомки, ее мастер получал в качестве чаевых целое состояние. Глория попялилась пару мгновений на незнакомку и только удостоверившись, что та находится в том же неведении, что и она, подала голос:
- Не кричи, здесь никого нет. По крайней мере, я никого не встретила за последние десять минут. Ну, кроме тебя, конечно.

+4

4

Проснуться мордой в стол? А че тут такого?! Знаем, умеем, практикуем. Можно еще в салат, чтоб помягче было, или в пиццу. В пиццу даже лучше, перекусить можно, но только если она не из морепродуктов. От морепродуктов у Далласа начиналась изжога, а начинать день со стакана воды с содой чертовски не хотелось. Но без таблетки аспирина в любом случае не обойтись. Башка раскалывалась, как от удара битой.
— Еба-ать... — страдальчески протянул Калеб и осторожно открыл один глаз. Вопреки ожиданиям, его не резануло ярким несущим мигрень светом и даже слегка не ослепило. Свет был приглушенный и едва освещал внутренность бара, за стойкой которого сидел Даллас. Он бы не удивился, будь это его бар. Бывало и такое, что он ночевал на работе, одним глазом, кося в экран телевизора, а другим в аквариум с мутной водой. Где давным давно сдохли все рыбы, зато было до черта утопленной стеклотары и одни исправно работающие часы. А этот был был точно не его. Слишком чисто, убрано и-и-и... по-бабски как-то. Даже не по-бабски, а по-старушачьи, как в тех старых фильмах с Полом Ньюманом.
Даллас потянул носом, ожидая учуять запах нафталина, но уловил только знакомое амбре солодового виски и цветочного средства для чистки ковров. И не спрашивайте откуда это быдло знает, как пахнет эта хрень. Он еще знает, как пахнет средство для травли тараканов, смола для пропитки гробов и та едкая фигня, которой смывают кровь на местах преступлений. То как пахло в этом месте ему не нравилось, о чем он поспешил сообщить после целой серии гортанных рыков.
— Че за дыра?
Скрипя затекшими мышцами и выхрустывая позвоночником какой-то дикий мотив, Калеб сполз с табуретки и облокотившись о стойку мрачно осмотрел обстановку.
— Нет, серьезно. Что это за дыра?
Где-то за двойными дверями, украшенными цветным витражом, слышалось шипение. Так шипит телевизор со сбитой антенной или радио. Туда Даллас и потопал, предусмотрительно прихватив из бара бутылку Джонни Уокера мрачной цветовой гаммы.
— Бабуль, дедуль, если вы хотели меня порадовать... - начал было Даллас, но осекся, когда понял, что все это очень смахивает на начало очень плохого фильма. Плохого, потому что конец там такой же мрачный как и виски в его руке. — Кажется я попал в чей-то кошмар.
Заключение было подкреплено внезапным щелчком шипящего телевизора, который был похож на встроенный в тумбочку иллюминатор. Он видел такие вот старперские зомбо-ящики в старом магазинчике рухляди напротив стрип-бара «Пушистые лапки». Эх, вот сейчас бы ту цыпочку из «Лапок», что могла отжать мужика одним только движением своей божественной задницы. Калеб тоскливо вздохнул, приложился к бутылке, с удовлетворением ощущая, как отступает головная боль, и набрал в легкие побольше воздуха.
— Эй! Люди, бля! Вы, мать вашу, куда свалили?!

+4

5

Появление незнакомки заставило Николь одновременно и обрадоваться, и испугаться. Все таки, когда ты один в отеле, в напряженной тишине и уже ожидаешь появления безумного мужика с молотком для крикета, невольно шарахаешься от каждого шороха и едва заметного движения. Но женщина, появившаяся из-за угла не выглядела угрожающей. Она была в таком же смятении, как и Николь, и такая же немного помятая со сна.
- Вы кто? - вырвалось прежде чем женщина подумала, что в данной ситуации, когда к тебе уже обратились на «ты», выкать даже немного странно, но потом напомнила себе об элементарной вежливости и продолжила в том же духе. - Я только что очнулась. Вы тоже?
Она потопталась на пороге, не решаясь выйти из ставшего уже знакомым номера в незнакомый и потому кажущийся враждебным коридор, но потом ее словно кто-то толкнул в спину, и она буквально выпала из дверей. Только оказавшись уже в коридоре, стоя на ковровой дорожке, Николь поняла, что это каблук зацепился за край ковролина и так предательски накренил ее, но фантомный вес чужой ладони между лопаток казался таким реальным, что женщина невольно передернула плечами и нервно усмехнулась.
- Уже чудится всякое, - она хотела сказать что-то еще, но потом услышала отдаленный приглушенный крик и подошла поближе к незнакомке. - Что это? Ты слышала?
Она даже забыла о том, что обращалась к незнакомке на «вы» и что решила для себя держаться на расстоянии от любого встречного. Мужской голос, похожий на голос мужа, такой же густой и низкий, заставил сердце болезненно сжаться в робкой надежде, что... А вдруг? А вдруг, это действительно ее муж ругается там, где-то внизу.
- Мы на каком этаже?
Николь закрутила головой, выискивая план эвакуации на случай пожара, но настенные бра перемежались только с неброскими картинами, преимущественно акварелями, изображающими маяки, парусники или просто море. Отчаявшись опознать собственное местоположение, женщина посмотрела на незнакомку.
- Нужно найти кого-нибудь из персонала. Должен же в этом отеле быть персонал.

+4

6

- Какой к черту персонал? Я уже давно тут болтаюсь и никого не встретила. Они или свалили, или их тут вообще никогда не было.
Глория с сомнением оглядывала эту бизнес-леди на шпильках, ощущая привычный микс из зависти, раздражения и жалости. Эти холеные дамочки вообще не приспособлены к реальной жизни. Наверняка в своих офисах они всемогущие и приводят подчиненных в священный трепет одним своим видом, но оказываясь в подобных ситуациях, без мобильников и толпы ассистентов за плечами они больше походят на наивных детей, которых нужно водить за ручку. Эта дамочка все же вызывала больше сочувствия, чем чего-то еще, вон, едва на ногах стоит и вообще какая-то странная.
«А ты не странная?» - ехидно поинтересовался внутренний голос, и Глория была вынуждена с ним согласиться. Ситуация тоже была странная, неудивительно, что и люди попадаются странные. Она прислушалась к тишине отеля, но больше не услышала ничего. Кричал мужчина, это точно, а там где мужчина, там и неприятности, особенно если есть еще две женщины и какие-то непонятки.
- В любом случае этого чувака нужно найти, - заключила Пеш и, покрутив головой, решительно направилась к лифту. - Не стой столбом, пошли. Пока не разберемся, что к чему, лучше держаться вместе, - она ткнула отполированную до блеска кнопку вызова и оглянулась на женщину. - Меня Глорией зовут.
Лифт прибыл довольно быстро. Несколько секунд Пеш разглядывала его обшитое светлым деревом нутро, испускающее нейтральную текучую музыку из упрятанных под самым потолком динамиков, а потом, мысленно обозвав себя трусихой, решительно вошла.
- Не помню, в каком фильме был окровавленный лифт и двое мальчиков-близнецов держащихся за руки, - пробормотала она себе под нос и уставилась на кнопки. Не то чтобы они были какими-то необычными, кнопки как кнопки, круглые и блестящие, просто их было всего четыре. - Ну что, махнем на первый?
В голосе отчетливо звенела та самая сердитая решимость, с которой Глория распрощалась давным давно, когда поняла, что безумства хороши, только когда точно знаешь, что можешь вернуться обратно к нормальной жизни.
- Ты помнишь что-нибудь? - спросила она, когда лифт тронулся и неспешно пополз вниз. - Ну, до того, как оказалась здесь?

+4

7

Даллас долго вслушивался в мертвую тишину здания, надеясь услышать хоть что-то. Шорохи, скрипы, гудение — обычные шумы обычного здания с деревянными панелями, дверьми, проводкой и водопроводом. Но то ли воспаленный гул в ушах все заглушал, то ли заглушать было попросту нечего, так или иначе, Калеб ни хрена не услышал. Только доисторические монументальные, как гроб, часы, стоящие рядом со стойкой регистрации, мерзко тикали, отсчитывая тягучие секунды неопределенности.
— В каком-то фильме я это это уже видел, — глубокомысленно почесывая затылок, Даллас прошаркал по дорогому ковру фойе и перегнулся через столешницу, заглядывая за стойку. — Эй, я хочу пожаловаться вашему старшему менеджеру!
Взгляд зацепился за декоративную рамку с приветствием, стоящее тут же. Отель Бертрам? Что за ересь? В Нью-Йорке таких отелей нет. Или есть? Куда ему, необразованному быдлу, знать об этом. Но что-то в свалке памяти Далласа шевельнулось. Робко так, почти незаметно. Наверное, будь у него чуть больше времени на то чтобы вспомнить, где он мог слышать или видеть это название, он бы вспомнил. Вспомнил и всерьез удивился бы, что вообще знает, кто такая Агата Кристи. Но ему помешали.
Тот самый гул, который он ожидал услышать, послышался совсем рядом. Даллас заозирался и вдруг застыл, с недоумением уставившись на резную блестящую стрелку над матово поблескивающими створками лифта. Она медленно, как будто с усилием, описывала дугу от отметки третьего этажа к первому.
— Ты-а-ак... — протянул Даллас и огляделся по сторонам. Ничего похожего на оружие на глаза не попадалось. Только кованная подставка для цветов с каким-то чахлым ползучим растением в горшке сиротливо стояла в углу и делала вид, что она ни на что не годится. Но в умелых руках, как говорится... Стрелка над створками лифта уже почти достигла отметки первого этажа, когда Даллас, отбросив цветочный горшок куда-то за спину, прихватил подставку, как бейсбольную биту, и замахнулся. Кто бы не ехал в лифте, прием его ждал не самый теплый.
Когда створки поехали в стороны, выпуская из недр стальной коробки звуки какой-то нудной музыки, Даллас выпрыгнул из-за угла, готовый размозжить череп любому, и замер, нелепо вылупившись во все глаза. «Сиськи!» — пронеслось в голове яркой бегущей строкой. А потом он заулыбался, как дебил.
— Здра-асьте!

+4

8

- Николь Спада, - машинально отозвалась женщина сухим деловым тоном, словно находилась в своем кабинете на Манхэттене и привычно пожимала руки новым заказчикам, и пошла следом за Глорией. Эта женщина казалась сгустком энергии, решительным и живым, и Николь чувствовала себя рядом с ней сонной неповоротливой мухой на каблуках. Она нерешительно вошла в лифт, морщась на монотонный прилипчивый мотив, и вздрогнула, когда Глория ткнула в кнопку первого этажа.
- Это было в «Сиянии», кажется. Только там были девочки-близняшки. Кажется...
Кажется, кажется... Николь до сих пор не была уверена в том, что все это ей именно кажется или снится. Может быть и действительно она переборщила с вином в обед, и теперь коварное пойло играет с ее подсознанием? «Нет, с одного бокала такого быть не может.» Лифт медленно полз вниз. Николь переступила ногами, цокая по полу каблуками, и поежилась от пробегающей от ног к самому затылку вибрации. И вопрос Глории, очень своевременный, совпал с ее мыслями.
- Помню, что была на работе и собиралась позвонить мужу, - Николь напрягла память, вытягивая как по цепочке фрагменты из замутненного сознания, но так и не вспомнила конкретный момент, когда брала бы трубку и набирала номер по памяти. - Но позвонила или нет, уже не помню. А ты?
Лифт остановился и на какой-то момент воцарилась тишина, нарушаемая только повторяющейся приглушенной музыкой, а потом створки поехали в стороны и открыли картину, которая в другой бы раз вызвала у Николь нешуточный испуг, но сейчас она была настолько напряжена, что не удержалась от нервного смешка, а потом и вовсе расхохоталась, бессильно привалившись к стене лифта.
- Здра-асьте! Это... здра-асте... - успела проикать она в перерыве между вздохами, но смех снова завладел ею и очень быстро перешел в натуральную истерику со слезами и рыданиями. Плотину прорвало, и поток огорчения готов был затопить лифт вместе с женщинами и выплеснуться наружу на этого здоровяка с какой-то кованой фигней в руках.

+5

9

"Мужу? У нее есть муж?" Глория глянула искоса на стоящую рядом женщину и пришла к выводу, что этот самый муж или обрюзгший, знавший лучшие дни лет эдак сорок назад, плешивый мешок с деньгами, покупающий благосклонность такой красотки за баксы, брюлики и ламборджини, или красавчик под стать ей, но не такой, как все эти приглаженные сделанные в спортзалах и ряженные в Кляйновские трусы псевдосамцы, а настоящий мужчина, сильный и надежный, внушающий чувство безопасности одним своим присутствием. Придумать третий вариант Глория не успела, лифт остановился, повисел немного, подрагивая дверьми, а потом раскрылся медленно. Сначала Пеш увидела висящую в воздухе хрень, именно хрень, потому что опознать в гнутом кованном изделии что-то определенное ей удалось не сразу. потом она увидала руку, державшую эту хрень в воздухе и инстинктивно бросилась на пол, чтобы избежать удара. Но когда двери раскрылись полностью и перед ними предстал здоровяк в шапке, Глория распахнула рот в беззвучном: "Какого хрена?!", а потом изумленно уставилась на заржавшую как породистая лошадь Николь. Надрывные нотки приближающейся истерики она распознала сразу же и заранее скривилась в предвкушении слез, которые не заставили себя ждать.
- Эй, ну-ну, успокойся, - тихо, стараясь не показывать собственное нервное напряжение, проговорила Глория и зло зыркнула на незнакомца. - Чего встал?!
Хотя что мог сделать этот дуболом? Глория прекрасно понимала, что ничего, но как не выплеснуть порцию яда на голову очередного мужика, когда представилась такая возможность? Она прихватила Николь за локоток и вывела из лифта в уютное фойе и, оглядевшись по сторонам, усадила в выбранное кресло. Наверное нужно было дать той пощечину, но у Пеш рука не поднималась даже прикоснуться к красивому лицу этой женщины. Однако, что-то делать нужно было. Почти в панике Глория забегала глазами по обстановке и напоролась взглядом на бутылку виски на стойке администратора. То что надо! Схватив виски, Глория приставила горлышко к дрожащим губам Николь и чуть запрокинула той голову.
- Вот, хлебни немножко, совсем чуть-чуть.

+5

10

Не этого он ожидал. Вот совсем не этого. Сиськи, то есть грудастая бабенка в рубашке с таким вырезом, что мозг вырубался напрочь, внезапно стала ржать как заведенная. И ржать над ним, это точно. Калеб даже смутился и коротко оглядел себя, чтобы проверить, все ли в порядке. Застегнута ли ширинка, не торчат ли из кармана спертые розовые стринги, одинаковые ли кроссовки на ногах. Все было в норме, даже шнурки были крепко завязаны и не торчали. Он нахмурился, снова поднял глаза на ржущую бабенку и только теперь заметил еще одну. У этой второй была попка. Нет, оная и первой была, но там сиськи были все же на первом месте, а вот у второй была примечательная попка. Кругленькая такая. Даллас потряс головой и постарался выбросить неуместные в данной ситуации мысли о сиськах и задницах из головы. Очень вовремя. Попка, то есть вторая бабенка, утешающая свою подругу так злобно на него рыкнула, что Даллас даже отступил на шаг.
— А чего делать-то? — обиженно буркнул он. Не, ну правда. Все что он мог сделать, так это дать истеричке по мордахе или стоять истуканом и ждать, пока все само пройдет. Он тупо глазел на то, как гневная блондиночка сюсюкает с брюнеточкой, стараясь не представлять их голыми, но когда в дело пошел его виски, подал голос.
— Эй, смотри не переборщи, а то еще хуже будет, — предупредил он и, взвалив кованную подставку на плечо, подобно дубине неандертальца, прищурился. — Вы тоже недавно очухались, да?
Все было как в той киношке. Еще бы вспомнить в чем там была суть и чем все кончилось. Даллас не помнил точно, но кажется тогда они напились с одним из приятелей и так и не досмотрели ужастик до конца. Вот же, дерьмо! Он с грохотом поставил подставку обратно в угол и уселся напротив брюнеточки, заинтересованно заглядывая той в декольте, где примостился какой-то массивный грубый крест. Военно-морской, кажется.
— Не хотел напугать, — осторожно проговорил, глянул на блондиночку, потом снова на брюнеточку. — Знаю, вопрос не в тему, но вы, девчонки, часом не в курсе, что за ху... хрень тут творится? А то что-то у меня нехорошее предчувствие, — он помолчал немного, разглядывая каблуки истерички, а потом задал животрепещущий вопрос. — Кто-нибудь смотрел Пилу?

+6

11

Язык, а затем и глотку обожгло жидким огнем так знакомо, что Николь еще даже не протолкнув виски в желудок, начала успокаиваться. Рем всегда подсовывал ей виски, когда она, усталая и напряженна до предела нервной работой, возвращалась домой и шипела на ни в чем неповинного мужа, случайно попавшегося на глаза, как сердитая змея, которой наступили на хвост. Поначалу она даже верила, когда он говорил, что этот грубый слишком резкий напиток расслабляет, но потом поняла, что дело не в нем, а самом Реме, в том, как он успокаивающе поглаживал ее загривок, пока она перекатывала на языке терпкость алкоголя. Вот и сейчас, едва порция алкогольного плацебо омыла стенки ее желудка, она уже привычно подняла глаза, но вместо родного лица со смешливыми серыми глазами увидела незнакомую женщину. Или уже знакомую? Перепуганное истерикой сознание постепенно прояснялось. Глория, ее звали Глория.
- Спасибо, - она едва шевельнула губами, но понадеялась, что женщина услышала ее. Рассеянный, немного остекленевший взгляд соскользнул с красивого лица Глории и напоролся на рожу, да, именно рожу незнакомца, который сидел напротив и неприкрыто пялился на них. Сама Николь довольно спокойно относилась к таким взглядам, привычная к тому какой эффект может произвести на здорового мужчину глубокое декольте или джинсы в обтяжку, но сейчас, когда ситуация отливала всей гаммой триллера, это вызывало только раздражение. Хорошо еще, что незнакомец заговорил по существу.
- Пила? - женщина разочарованно фыркнула и, подумав немного, сделала еще одни глоток из бутылки. Виски вернуло ей самообладание, но по пути умыкнуло долю воспитания. - Из какой сточной канавы ты выполз? Пила... Это же не какой-то там подвал или лабиринт, это отель. Отель «Бертрам», как в одной из книг Агаты Кристи. Обстановка почти такая же, как в экранизации, - она оглядела фойе, отмечая детали, характеризующие дизайнера, как человека с хорошим чувством 30-х годов 20-го века, но потом вдруг увидела нечто совершенно не вписывающееся в общий антураж и резко встала с кресла. - А вот это уже нонсенс.
В углу, среди подвешенных к потолку корзин с искусственными цветами, пылесборниками для астматиков, как называла этот декор мать Николь, тускло мигала красная лампочка камеры видео наблюдения.

+5

12

- Браво, миссис Спада! - сильно искаженный скрипом скрытых динамиков хриплый голос прокатился по коридорам, заглядывая в каждый номер, в каждое служебное помещение и в каждую подсобку отеля. - Вы не только очень красивая, но и очень умная женщина. Редкое сочетание. Ни на секунду не сомневался, что именно вы по достоинству оцените эту маленькую деталь. Все таки высшее образование имеет значение, не так ли, мистер Даллас, мисс Пеш? Добро пожаловать в отель «Бертрам», дамы и господа!
На какое-то время воцарилась тишина, нарушаемая только поскрипываем не самой качественной внутренней связи отеля, а потом из динамиков полилась музыка. Ценитель без труда узнал бы первые аккорды мюзикла Гершвина «Я пою о тебе», но вряд ли смог распознать современную обработку, тщательно скрытую за фальшивым шипением, словно пластинка прокручивается на граммофоне.
- Как вы уже наверное догадались, это такая игра. Хотите вернуться домой? Играйте, - снова заговорил голос из динамика. - И, как в любой игре, здесь действуют правила, довольно простые правила, которые даже такому приземленному человеку как вы, мистер Даллас, не покажутся сложными для понимания. Но давайте не будем торопиться. Для начала хотелось бы увидеть всю команду в сборе. Да-да, вы не ослышались. Кроме вас есть еще двое человек, которых вы должны найти, иначе игра не начнется. Маленькая подсказка, персонал в этом отеле все же имеется и довольно неплохой, мисс Пеш. Глория, я могу называть вас по имени? Надеюсь, никто не будет против опустить формальности и перейти на ты? Так вот, Николь, Калеб, Глория, найдите недостающих членов команды. И поторопитесь. Их жизнь в ваших руках.
Последние слова прозвучали зловеще, но скорее из-за того, что после них воцарилась мертвая гнетущая тишина.

+4

13

О, великий и всемогущий алкоголь! Николь довольно таки быстро пришла в себя и уже начала проявлять характер, элегантно сцедив долю своего элитного яда на застиранную шапку незнакомца. Глория фыркнула и насмешливо глянула на здоровяка, украдкой оценивая его комплекцию, а потом ее внимание, как и внимание Николь, переключилось на другой объект, неожиданный, но почему-то уместный в текущей неопределенной ситуации. Камера. Камера видеонаблюдения. Точно такие же Пеш видела в банке, только там они не были так хитро спрятаны. Напротив, их устанавливали на самом видном месте, чтобы у клиентов не оставалось никаких сомнений, что в этом месте за порядком неустанно следят, а у тех, кто самонадеянно помышлял об ограблении, желание экспериментировать отпадало у самого входа банк. Иногда охранники шли на обман и устанавливали муляжи, для пущего эффекта, но вряд ли это был тот случай. Лампочка мигала вполне натурально.
- Значит мы тут не одни, - заключила Глория, подходя ближе и забираясь на стоящий у небольшого журнального столика пуф, чтобы рассмотреть камеру получше. - И все это время кто-то наблюдал за нами.
Она внимательно щурилась на объектив камеры, а когда со всех сторон заскрипел незнакомый голос, взвизгнула и чуть было не свалилась на пол, чудом уцепившись за подвернувшегося под руку здоровяка.
«Игра? Какая, нахрен, игра?» Пеш и в голову не приходило, что это могло быть игрой, по одной простой причине, она вообще никогда не играла в игры. Слишком велик риск проиграть, а проигрывать никто не любит. К тому же что-то дремучее, отвечающее за инстинкт самосохранения, подсказывало, что в какие бы тут игры не играли, проигрыш будет очень неприятным.
Когда голос, а вместе с ним и раздражающая старомодная музыка смолкли, Глория распахнула рот, чтобы высказаться, но ничего толкового на ум не пришло.
- Что делать будем? - выродила она наконец и уставилась почему-то на Николь. Раз уж этот невидимый гостеприимный хозяин выделил ее, как самую толковую, то наверное стоит довериться его мнению.

+4

14

— А чего тут думать-то?
Далласа вся эта пафосная херь, что прохрипел неведомый заумный чувак, трусливо прячущийся где-то и треплющийся с ними через динамик, не впечатлила. Он давно привык, что его тычут носом в его тугоумие, и отвечал на это так, как научила его жизнь, то есть кулаком в зубы или битой в голову. Ну, это раньше, конечно. Когда возраст был подходящий. Сейчас в сорок с гаком, реагировать на обидные замечания, как подросток, было как-то несерьезно. Даллас может не отличался образованностью, но мудрости какой-никакой подкопил. Потому и не реагировал на такие выпады. Из всего, что сказал незнакомец он вычленил главное — грудастая красотка замужем и где-то здесь, в этом гребаном отеле, есть еще люди, которых нужно быстро найти иначе... Иначе что? Как он там сказал? «Их жизнь в ваших руках», так кажется? Может он их запер где-нибудь, где воздуха не так много, или замуровал в нишу с огромными тараканами-людоедами? Думать действительно было не о чем. Нужно было действовать и быстро.
— Нужно найти остальных, — Даллас поправил шапку и поочередно посмотрел сначала на брюнеточку, потом на блондиночку. — Так, и кто из вас Глория? Кто Николь? Нет, стойте. Сам угадаю. Ты — Николь, а ты — Глория.
Невоспитанно ткнув пальцем в брюнеточку, Даллас расплылся в довольной ухмылке, а потом так же самодовольно уставился на блондинку. Пояснять кто тут Калеб, он не стал. Они же образованные, сами догадаются.
— Предлагаю начать поиски с кухни. Он же вроде про обслугу говорил, так? Может он повара местного в духовке запер, а мы тут языками чешем, пока чувак румяной корочкой покрывается.
В какой-то момент он действительно запереживал за судьбу несчастного, но желудок забурчал, выдавая совершенно другие мотивы. Жрать хотелось просто неимоверно. Алкоголь только еще больше взбудоражил пустой желудок и затребовал компании, то бишь закуси. Хоть пару бутеров закинуть, чтобы не так тоскливо было, и можно продолжить поиски. Даже этого пафосного ублюдка-астматика из динамика можно найти и забить ногами за такие игры. Даллас решительно потопал к аляпистым как гроб нувориша двойным дверям, шестым чувством угадывая, что именно за ними скрывается гостиничный ресторан, и толкнул створки. Его тоскливо восторженный присвист быстро разлетелся по большому ярко освещенному залу, отражаясь от всей этой звенящей роскоши.
— Бля! Эту бы рухлядь загнать подороже...

+4

15

- Да ты сама проницательность, - усмехнулась Николь, подтверждая, что да, она Николь и есть, и оставляя бутылку в сторону. Она полностью пришла в себя, но легкая эйфория, своеобразный побочный эффект алкоголя, еще кружила ей голову и позволяла языку работать, не утруждая себя консультациями с мозгом. По крайней мере этот здоровяк с обаянием гориллы был решителен в своих действиях. Какая разница, какое там у него образование и есть ли оно вообще? Николь с сомнением посмотрела в его широкую спину, пытаясь свыкнуться с тем, что это быдло оказалось носителем довольно красивого и редкого имени Калеб, и переглянувшись с Глорией последовала за ним. Ее тоже поразило убранство ресторанной зоны отеля, но выразила она его коротким восхищенным вздохом. Кто бы не оформлял это место, он прекрасно чувствовал эпоху. Дерево теплых оттенков, начищенная медь вместо слишком роскошной и неуместной позолоты и красный цвет того кадмиевого оттенка, который называют кирпичным, а так же обилие теплого желтоватого света и десятков светильников, люстр и бра. На какой-то момент Николь представила, что это помещение наполнено людьми, мужчинами в черных вечерних костюмах и женщинами в роскошных платьях для коктейлей. Приглушенные мужские голоса, женский смех, звон хрусталя и тихая музыка, которую наигрывает на отполированном до блеска рояле седовласый маэстро в бабочке и с яркими сапфировыми запонками в рукавах белоснежной до рези в глазах сорочки. Запах сигарет мешается с ароматом дорогого французского парфюма и солодовой терпкостью скотча, кружа голову.  Николь внезапно ощутила стойкое желание пригубить темно-красное вино из бокала и якобы незаметно оправить складки на таком же темно-красном шелковом платье, привлекающем внимание доброй половины мужчин в зале. Было у нее такое платье в гардеробе. Муж пренебрежительно обзывал его роковой тряпкой для заманухи, но Николь знала, что ему нравится, как она в нем выглядела. Какой-то шум из глубины ресторана распугал все ее фантазии. Женщина застыла с протянутой к изысканному светильнику рукой и испуганно оглянулась на своих спутников.
- Что это? Вы слышали? - тихим шепотом спросила она. - Или у меня галлюцинации?
Нет, это точно была не галлюцинация. Звук повторился снова, а потом еще раз и еще раз. Казалось, кто-то где-то стучит. Да еще этот гул, такой приглушенный, как будто где-то за десятком дверей истошно надрывается мартовский кот.
- Так что ты там говорил про запертого в духовке повара?

+4

16

Малыш Тимми очнулся уже давно от дикого холода, пробирающего до костей. А как иначе, если проснулся в просторной холодильной комнате ресторана, лежа на полу под пустыми целофановыми мешками, свисающими с крюков для мяса, и утопая в морозном густом дымке поднимающемся от пола на высоту примерно по колено, и уже покрылся инеем, как самый настоящий труп. Какое-то время он бесполезно орал, призывая на помощь маму, папу, даже бабушку, которая наверняка уже словила сердечный приступ, ведь он обещал вернуться домой к ужину. Толстые стены холодильной камеры, судя по всему не пропускали звук, раз никто так и не появился и не выпустил его из этого царства льда. И Тимми стал дубасить по толстой металлической двери руками, ногами, плечами просто чтобы согреться. Это сработало на какое-то время, но он изрядно вымотался и основательно взмок, так что теперь ему было еще холоднее чем раньше.
- Эй! Кто-нибу-у-удь! Эй, я тут! Выпустите меня отсюда! Эй!!!
Его голос уже охрип и то и дело срывался на сиплый писк, а по щекам текли слезы отчаяния. Он же замерзнет тут, окоченеет и превратится в ледышку, может быть даже рассыпется на тысячи осколков, как та опрокинутая на пол ледяная скульптура со свадьбы Молли. Как же она верещала, когда узнала, что неугомонный племянник в очередной раз напроказничал. Это было давно, аж целых пять лет назад. Теперь Тимми был взрослым, ему было аж целых двенадцать лет и он работал как все в их семье, раздавая рекламные листовки и скидки на всякую ерунду в местном супермаркете, и мечтал накопить на крутой велик. У него был план. Но теперь он замерзнет в этом холодном мавзолее, как забытая в морозилке пачка пельменей, а его копилку распотрошит кто-то другой. Ну нет, так не пойдет. Тимми соскочил с полки, с трудом отлипнув от стены к уже успел примерзнуть лопатками, и с новыми силами заколотил в дверь, уже не растрачиваясь на бессмысленные крики.

+4

17

- Какой-то стук, да?
Глория вышла вперед, старательно прислушиваясь. Гудение многочисленных ламп отвлекало, конечно, но тот звук который услышали они с Николь, казалось, отдавал вибрацией в полу, стенах и дрожал в самом воздухе. Кто-то точно был где-то заперт и отчаянно пытался привлечь внимание. Когда-то давно, когда Глория еще была совсем ребенком и, как все дети, родители которых были слишком заняты, проводила большую часть времени со шпаной своего квартала. Детская площадка, дешевый кинотеатр за углом, заброшенная стройка, сторож которой был перманентно пьян, вот где проводила  время маленькая Глория, то и дело набивая себе шишки и синяки, цепляя лишай от бродячего пса и наступая на ржавые гвозди. Безобидная, казалось бы, игра в прятки тоже однажды едва не обернулась катастрофой. Кто же знал, что старый холодильник, брошенный кем-то на территории стройки не пригоден для того, чтобы в нем прятаться? Тогда ее услышали и освободили, но только потому что она орала как сумасшедшая и колотила в в стенки этого душного вонючего гроба. Почему-то сейчас она тоже подумала о холодильнике, вопреки версии с духовкой.
- Это точно на кухне.
Пеш быстро зашагала мимо столиков к двойным дверям на кухню, которые легко и бесшумно, будто кто-то совсем недавно смазал петли, поддались внутрь. Здесь было светло и отвращения чисто. Кто бы тут не хозяйничал, у него точно был пунктик на счет чистоты и порядка. Сковородки, дуршлаги, кастрюли, даже половники висели строго по размеру, плита была вычищена до скрипа, а пол... Глории почему-то показалось, что с этого пола можно без опаски есть, ну или по крайней мере не стесняться подобрать то, что уронил.
Глухой звук снова повторился, но на этот раз Пеш уже не сомневалась, откуда он раздается. Она безошибочно угадала, где в этой просторной кухне располагается холодильник и спустя несколько секунд уже прижималась к гладкой стальной поверхности двери в большой, как еще одна комната, холодильный шкаф.
- Эй, там кто-нибудь есть?! - позвала она и постучала ладошкой по поверхности.
«Фигли ты спрашиваешь? Открой и посмотри!»
Мысленно Глория отвесила себе подзатыльник и задергала какого-то непонятного вида ручку.
- Черт! Не открывается, - запыхтела Пеш в тщетных попытках справиться с упрямым замком силой. - Как это фигня открывается?!

Отредактировано Глория Пеш (22-10-2014 16:04:31)

+3

18

— Отойди, криворукая баба, — заворчал Даллас, бесцеремонно отпихивая Глорию в сторону, и хватаясь за круглую вращающуюся ручку, как на подводных лодках. — Думаешь эта штука тут для красоты? Сначала повернуть надо, потом уже за вторую дергать. Высшее образование, мля...
Ну, что тут скажешь? В списке тех работ, о которых Даллас никогда никому не расскажет даже с тесаком у горла, дулом пистолета у виска и навазелиненым гомосеком у задницы, значилась одна откровенно грязная, где приходилось иметь дело с огромными, как шкаф, холодильниками. А еще с тушами невинно убиенных пятачков. Даллас как сейчас помнил тот искусственный морозец, что прихватывал вспотевшую от тяжелой работы и вымазанную кровью кожу, когда он входил в морозильную камеру, чтобы затащить очередной хрюшкин труп, чтобы повесить на крюк рядом с другими тушами освежеванных свиней. Они свисали с трехметровой высоты, розовея кожей и лениво покачивая культями вместо копыт. Вдоль брюха у каждой тянулся разрез, из которого проглядывало мягкое нутро и ребра под бледной пленкой. За те пол года, что он проработал мясником, Калеб не проглотил ни грамма мяса и уже всерьез подумывал податься в веганы. Не то чтобы впечатлительный был, но что-то как-то не лезли в него даже обработанные и вкусно пахнущие мясные деликатесы. Зато потом, когда он свинтил в автосервис по соседству с макдональдсом, отъелся бургерами от пуза и даже забыл думать о несчастных хрюшках. Такой вот странный человек.
Глубоко за толщей литого металла щелкнул внутренний замок, и Даллас не без труда отворил многослойную, как в гигантском сейфе, дверь, выпуская в тепло кухни морозный пар и какого-то скукоженного и почти синего мальца.
— Чет на повара он не похож, — с отчетливым расстройством в голосе резюмировал Калеб, а заглянув внутрь холодильника и вовсе расстроился. — Ну, блин! Хоть бы пачку пельменей оставили, изверги. Жрать же охота! Слышь, мелкий, тут съестного ничего не завалялось?

+4

19

- О, Господи! - ахнула Николь и отшатнувшись от выпавшего из холодильника почти к ее ногам человека, напоровшись спиной на разделочный стол. Человек был таким маленьким, что по-началу она приняла его за карлика, скорее даже за труп карлика, но присмотревшись, обнаружила, что это ребенок. Замерзший мальчишка лет десяти-двенадцати корчился у ее ног, обхватив себя руками и тщетно пытаясь согреться. Годами спящий под действием карьерного снотворного материнский инстинкт встрепенулся и заявил о себе. Еще секунду женщина глазела на ребенка, а потом бросилась на колени рядом с ним и, прижав к себе, запричитала:
- Ты в порядке? Как давно ты там? Замерз, да? Сейчас согреешься, вот увидишь.
Парнишка был одет довольно легко. Джинсы и простая хлопковая футболка с длинным рукавом, которая встала колом и едва слышно похрустывала под руками женщины, когда та пыталась растереть плечи мальчишки. Ему нужна была еще какая-нибудь одежда. Николь переметнулась взглядом с ребенка на застывшего у распахнутой двери холодильника Калеба. Он стоял, высматривая внутри хоть что-то съестное, а холод между тем, струясь по полу сизыми щупальцами тумана, добрался даже до нее.
- Закрой холодильник, недоумок! - неожиданно злобно вспылила женщина. - И дай сюда твою рубаху!
Рубашка была из плотной джинсы, если конечно, Николь правильно идентифицировала эту ткань, и снятая с такого громилы как Даллас, она могла послужить хорошим греющим одеялом для мальчишки. Обращаться к Глории Николь не стала. Ее джинсовка была бесполезна, да и зачем раздевать женщину, если можно раздеть мужчину?
- Ну! - Николь протянула руку и требовательно защелкала пальцами.

Отредактировано Николь Спада (30-03-2015 20:15:28)

+3

20

Тимми буквально вывалился из холодильника и рухнул дрожащей скулящей кучкой прямо к ногам двух женщин. Тепло, наконец-то тепло. От облегчения он разрыдался как девчонка и не смог остановиться, даже когда услышал, что к нему обращаются. Он мотал головой на все вопросы, хлюпал внезапно растаявшим носом, размазывал слезы и сопли рукавом тонкой футболки и дрожал, дрожал, ДРОЖАЛ. В сравнении со стылым нутром холодильника светлая кухня показалась ему тропическим раем и засевший, как ему казалось, в самом костном мозгу холод теперь выходил из него вместе с мелкой дрожью и слезами. Обнявшая его женщина бормотала что-то успокаивающее, совсем как его мать, когда он, свалившись с качелей, расшиб себе голову. Это действительно успокаивало и в то же время побуждало Тимми рыдать еще пуще уже от жалости к себе, такому несчастному, но он все же нашел в себе силы проикать или даже проквакать:
- Я не знаю... Я очнулся и... и все...
Все это все. Парнишка всхлипнул еще раз и больше уже не вникал в разговоры взрослых, полностью погрузившись в себя. Он не обращал внимания на разительно изменившийся голос обнимающей его женщины, которая вдруг стала говорить не как мама, ласково и успокаивающе, а как миссис Дженкинс, его учительница английского, то есть требовательно и жестко, словно тот к кому она обращалась не выполнил домашнее задание, разбил окно и прилепил кнопку к ее стулу в один день. Он не обращал внимания на идущий из холодильника мороз, по-собственнически цепляющий его за ноги. Ему уже было все равно. Пусть медленно, но он все же согревался, а еще ему внезапно захотелось в туалет.
- Я... мне... - все еще перестукивая зубами, Тимми с трудом говорил, к тому же ему было стыдно признаться, что еще минуту назад он чуть не описался. - Где здесь туалет?

Отредактировано ГМ (31-03-2015 20:08:03)

+3


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Флешбеки и альтернатива » Добро пожаловать в отель Бертрам! (альтернатива)