Year 2013: Dawn of the dead.

Объявление


Сюжетное:
Что ты забыл здесь?
Возможно, если простой вопрос заставил задуматься, лучше спрятаться под одеяло и дальше верить в то, что руки живых мертвецов не раздерут его вместе с твоей кожей. Однако не стоит забывать, что безысходность и отчаяние приносят порой гораздо большую боль, чем физическая, а живые зачастую гораздо опаснее и страшнее мертвых.
Ты боишься? Хорошо. Значит, ты все еще жив.

Специально для гостей и потенциальных участников форума сообщаем, что в связи со спецификой хоррор-тематики и по правилам данного проекта игра и ее чтение предназначены для лиц, достигших 18 лет.

Игровое время и погода:
25 декабря 2013 года - 25 января 2014 года. Прохладно. Температура не поднимается выше 10° по Цельсию днем и редко падает ниже -10° ночью. Холодный пронизывающий ветер с залива время от времени нагоняет тяжелые снежные облака. Частые снегопады и метели.
В игре:
Говорить с Кирой о доверии было как-то по-особому странно, словно Торн не имел права затрагивать эту тему, но был вынужден в силу обстоятельств. Именно доверие, ее доверие он пытался заслужить все это время, вытанцовывая на периферии ее существования, как все чаще зримый, нежели незримый покровитель. Кел уже не задумывался, зачем ему сдалось это такое хрупкое и непостоянно явление, как доверие девчонки, которую он почти в буквальном смысле получил в наследство от Монтойи. Оно ему было нужно и все тут. Остальное не имело значения. Лифт остановился, не причинив своим пассажирам никакого дискомфорта, и створки разъехались в стороны. Торн вышел первым, но потом пропустил Киру вперед и проводил ее через холл к распахнутым настежь дверям. Он провел в этих апартаментах довольно много времени, но никогда прежде роскошь этого места не казалась ему настолько ослепительной, как сейчас, когда все наконец-то было сделано и никто не суетился на территории, которую он уже считал своей.

Новости форума:
Форум перешел в камерный режим. Подробнее.
Правила | Сюжет | Зомби | Гостевая | Шаблон анкеты | Быстрый и мертвый | Поиск персонажей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 16.11.2013. Maybe we'll turn it around.


16.11.2013. Maybe we'll turn it around.

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Участники: Рем Спада, Маргарита Варгас, Сидни Конрой, Делайла Лоуренс.
Место действия: Сеть подземных коммуникаций.
Сырые, темные, а местами еще и дурнопахнущие тоннели под городом. Некоторые сообщаются с тоннелями метро, некоторые затоплены грунтовыми водами, некоторые заблокированы из-за обвалов грунта и прочих разрушений.

0

2

Из Челси ==>

Миновал полдень, и ожидание на продуваемой всеми ветрами крыше высотки, назначенной как место встречи клуба «Подгадь Бишопу», начало малость поднапрягать. Дейн уже даже не просто задерживался. Он в наглую опаздывал. Конечно, могло оказаться, что ранение полученное им тогда в тоннелях метро было серьезнее, чем показалось по началу, и трех недель, чтобы более-менее восстановиться, ему не хватило. Или случилось что-нибудь еще, что могло бы оправдать его отсутствие здесь и сейчас. Например, такое явление как шервудовская дочура. С нее бы сталось приковать бедолагу Дейна к батарее и устроить ему сеанс мозговыноса в стиле Спенсеров.
Так или иначе, Рем все чаще поглядывал на часы и все чаще выпадал из реальности, начиная в задумчивости пялиться в пространство, что скрывалось где-то далеко спиной сидящей напротив Мэгги. Со стороны могло показаться, что он от нефиг делать тупо пялится на ее грудь и гадает, какого размера у нее соски, но это было не так. Ну, почти.
— Все, хваток. Штрафные уже пошли, — Рем хлопнул себя по коленям и решительно поднялся. Снаряжение, кое-какое оружие и рации с гарнитурами, что они с Мэгг, надрывая пупки, тащили с подземной парковки высотки по лестнице, он решил оставить здесь. Если Дейн таки явит свою задницу, связаться с ними он сможет без проблем, а если надумает, так и присоединится к веселью. Планы коммуникаций с подробными пометками Спада запихнул в один из рюкзаков со снаряжением. Ему они были без надобности.
— Не беспокойся, — он улыбнулся на напряженный взгляд Варгас и постучал пальцем себе по голове. — Все здесь. Каждый поворот, каждый тоннель. Не потеряемся.
Спускаться вниз налегке было в разы веселее. Несмотря на риск. Огромное офисное здание было закупорено. Все представители офисного планктона, что из года в год вкалывали в этих современных пчелиных сотах с вайфаем, кофемашинами и ксероксами, были теперь заперты внутри и не могли выйти наружу. Спаде пришлось изрядно попотеть, чтобы зачистить подземную парковку, а потом и лестничные пролеты. Но даже сейчас, спускаясь по запыленной и заваленной несвежими трупами лестнице, приходилось сохранять тишину. Малейший звук, малейшее напоминание о себе тем мертвецам, что тухли за хлипкими дверьми в основные помещения здания, и они с Мэг превратятся в легкую закуску для зомби-клерков. Именно поэтому Рем заговорил снова, только когда они уже были на парковке, слишком далеко и слишком глубоко от тухлой угрозы. Холодное неуютное кладбище разномастных тачек местного персонала было освещено одним единственным фонарем-молнией, который он притащил сюда еще неделю назад.
— Если честно, это даже хорошо. У меня всегда лучше получалось играть в лазутчиков в одиночку. Ты-то еще ладно. Дядя Сэм тебя поднатаскал. Знаешь, как оно и как себя вести нужно. А вот за Дейна я бы ручаться не стал. Он парень рисковый, конечно, и с пушкой управляться умеет, но шибко шумный для этого дела.
Да и, что уж греха таить, Варгас он доверял больше. Подойдя к мустангу, Рем стал доставать их с Мэгги вещи. Теперь их было немного, но поставленной задачи это им не облегчало. Пара герморюкзаков с бронежилетами, разобранными карабинами, примочками к ним и запасом боеприпасов, и два комплекта для погружения, которые сами по себе были может не особо объемными, но довольно увесистыми. Спада стряхнул с плеч свою неизменную куртку и, расстегнув набедренную кобуру с береттой и чехол с охотничьим ножом, бросил все это обратно в салон машины. Только кольт с глушителем он решил оставить при себе.
— Пакуй только самое необходимое. Верхнюю одежду лучше оставить здесь. Будет немного прохладно, но если что, я прихватил вот это, — он подбросил в воздухе фляжку с вискарем и, ухмыльнувшись, упрятал ее в задний карман штанов. — Будем греться по ходу.
Пораскинув немного мозгами, Рем выкинул из своей поклажи бронежилет и, вытащив из-под сидения увесистый сверток, утрамбовал его на самое дно рюкзака. Маленький сюрприз для Бишопа.

Отредактировано Рем Спада (28-01-2015 22:24:04)

+6

3

Мэгги хотела бы позлорадствовать, поехидничать над ситуацией и сказать что-нибудь колкое насчет Дейна и его так называемой «надежности». Все ее существо искренне желало этого, но она слишком замерзла, чтобы хотя бы криво усмехнуться. Здесь, на высоте ветер был пронизывающим, пробирающим до самых костей. Вязаный свитер и довольно теплая куртка, в которых она планировала отходить предстоящую сложную зиму, оказались бесполезны. С таким же успехом она могла одеть легкую маечку с каким-нибудь веселеньким гавайским принтом или то же бикини. Тогда по крайней мере Рем не глазел бы на ее грудь так равнодушно. Это уязвляло, и само осознание этого не делало настроение Мэг лучше.
- Ну, наконец-то, - проворчала она, поднимаясь и отряхивая штаны от снежной крошки, которая даже не соизволила растаять под ее задницей. - Еще немного, и я бы околела.
Она приготовилась к новому забегу по пролетам с нехилой поклажей, однако Спада, судя по всему, все еще надеялся на своего приятеля-динамщика и решил оставить снаряжение здесь. Особой печали это не вызывало, в отличие от его намерения оставить Дейну планы коммуникаций. Варгас была более чем уверена, что тот не появится, а им эти чертовы бумажки и чертежи были необходимы. Но и тут Рем нашел, что ответить. Сомневаться в его способности запомнить всю эту белиберду, которую только квалифицированный инженер разберет, не приходилось. Когда-то давно Лукас проговорился, что его приятель променял стипендию в Калифорнийском на академию ВМС, да и сама Мэг не единожды отмечала, что Спада отличается от большинства знакомых ей военных развитым несоизмеримо с требованиями интеллектом. Ему бы в финансисты податься или науку, но нет же, растратил свой потенциал на бесславные войнушки. Хотя кто Мэгги такая, чтобы его судить. Она и сама упустила все шансы, а точнее пропила.
- Как знаешь, - пожала плечами женщина и последовала за напарником прочь с крыши.
Они молчали всю дорогу до цокольного этажа, и голос вновь заговорившего Рема поначалу оглушил Варгас. Лазутчики? Какие из них лазутчики? Камикадзе более подходящее для них определение.
- Если бы я не согласилась, тебе пришлось бы действовать одному.
Мэг приняла из рук Рема свою поклажу и, следуя рекомендации, стала избавлять от всего ненужного. Она хотела задать вопрос, а не озвучить очевидность. И вопрос этот был прост, как и ответ на него. Рискнул бы он вообще сунуться туда в одиночку, без нее, без Дейна? Несомненно. Возможно, где-то в глубине души, за всей этой показной беспечностью он даже радовался этому.
Ежась от холода, Мэгги скинула куртку и стянула с себя свитер, оставшись в одном только спортивном лифчике. Кожа моментально пошла мурашками, разрисовывая ее смуглую кожу белыми пятнышками. Варгас поочередно отрегулировала лямки рюкзака, надежно сцепила его крепления на груди и животе и только потом закинула на плечо баллон и связку прочих прибамбасы для погружения. В последний раз она занималась дайвингом пару лет назад, когда вместе с девчонками с работы ездила на заслуженный отдых в Майями. Конечно, навыки никуда не делись, но плескаться в теплой водичке среди живописных рифов, это далеко не то же самое, что плавать в ледяной ноябрьской воде глубоко под землей, где даже крысы озомбели. После такого заплыва пары глотков виски будет не достаточно, чтобы согреться.
- У меня тоже есть. Только вряд ли тебе понравится та сивуха, что я нацедила у Хэнка, - Мэг все же пихнула свою фляжку в карман и, стянув волосы в хвост, кивнула на неопознанный сверток, который не видела раньше. - Что это? Боеприпасы? - однако все любопытство перегорело, едва Рем отправил под сидение свой бронежилет. - Ты что, свихнулся?! Опять собрался проверять свое везение на прочность? Нет места, давай броню сюда. Как-нибудь впихну.

+5

4

— У Хэнка? — Рем скривился, будто сам только что хлебнул этой отравы. — Город до верху набит элитным алкоголем, а он продолжает эту дрянь гнать. Когда-нибудь точно траванется. Идиот.
При том клинический. Спада никак себя не выдал и никому не говорил, но он сразу же узнал в заросшем по самые глаза помятом мужике бомжеватого вида одного из отставников того самого полицейского участка, где когда-то начинал свою собственную карьеру оперативника подразделения S.W.A.T. Сломленный разводом и прочими неудачами, спившийся до белой горячки и по жизни не самый сообразительный детектив по своей же собственной глупости стал козлом отпущения, когда в ходе внутреннего расследования были обнаружены хищения в хранилище улик. Пропала целая партия кокаина. Дело обещало обернуться серьезным скандалом, если бы кто-то из департамента не предложил свалить все на Хэнка. Ему предоставили возможность без лишнего шума уйти в отставку и отправили на покой с унизительным пособием вместо почетной пенсии, а вскоре и вовсе обо всем забыли. Почему-то сейчас Рем вспомнил все это довольно четко. И сплетни в участке, и россказни его прежних коллег, и злые шутки. Все это было чертовски неприятно. Может и Спаду ждала позорная отставка на закате карьеры, кто знает. Теперь все возможные сценарии рухнули, как карточный домик, уступив место пугающей и темной неизвестности. По крайней мере перед ней все были равны. И он, и Мэг и Бишоп.
— Это взрывчатка, — он глянул на Мэгги, одним только многозначительным взглядом предлагая не вдаваться в подробности, но женщина итак переключилась на более животрепещущую тему бронежилета. — Обойдусь. Нельзя набивать герморюкзаки до отказа. Спайка на швах может лопнуть и тогда хана нашим пушкам, — он решительно застегнул свой рюкзак и закинул его за плечи. — К тому же в случае чего я всегда могу загородиться тобой.
Неуклюжая шутка закрыла вопрос. Рем прибавил к своей поклаже снаряжение для погружения, вооружился кольтом, предварительно присобачив к нему тактический фонарь, и потопал в глубь парковки. В квартале это было одно из немногих зданий, имевшим свой выход в подземные коммуникации. Еще пару дней назад Спада угробил отличную болгарку на аккумуляторной батарее чтобы вскрыть решетку, закрывавшую выход в городскую систему.
— Должен признаться, я уже провел небольшую разведку, — говорил Рем на ходу, выискивая на залитом бетоном полу знакомые зазоры люка. Луч фонаря облизывал влажно поблескивающие лужицы машинного масла и натекшей снаружи талой воды, а так же размазанные по серой поверхности бурые пятна крови. Ручка люка забликовала отполированным краем и Рем направился в ее сторону.
— Там кое-где трупы валяются и душок соответствующий, но крыс вроде нет. По крайней мере там, где я успел побывать. Но постарайся не визжать, если грызуна какого увидишь.
Еще одна деталь, дающая Рему возможность подкалывать Варгас. Ее неприязнь к грызунам была на том самом откровенно бабском визжаще-верещащем уровне, который уже давно стал поводом для шуток над всей женской породой. Хотя некоторые мужики тоже подобным грешили.
Скрипа плохо смазанными петлями и лязгая сломанным затвором, Спада открыл люк и высветил убегающие вниз петли ступенек. Они были крепкими но немного сколькими от сырости. Тут внизу влажность была очень высокой. Кое-где стояли лужи, натекшие из сорванных труб и трещин в бетонном покрытии. Когда-нибудь грунтовые воды затопят весь этот муравейник.
— Внизу фонарь есть. Погоди, пока я его зажгу, и спускайся.
С этими словами Рем заткнул за пояс кольт и скрылся в темноте подземелья. Нащупав покачивающийся у стены фонарь, точно такой же как тот, что остался на паковке, Спада повернул выключатель и сощурился от нестерпимо яркого света. Холодная темнота впереди затягивала как бездна. Он решил оставить свет включенным. Эдакая путеводная звезда или пресловутый свет в конце тоннеля, который, возможно, еще им пригодится.

+6

5

Спорить со Спадой было бессмысленно. Это полезное знание пришло к Мэгги давным давно, более десяти лет назад, еще когда она была юной, откровенно наивной и любила предаваться иллюзиям на счет близких людей. Следуя этой не самой полезной привычке и не смотря на сакральное знание, всякий раз она злилась как будто непоколебимое упрямство Рема было для нее новостью. Она и сейчас с привычным уже раздражением от души посверлила взглядом макушку Рема, пока тот закрывал свой рюкзак, потом с таким же безмолвным негодованием воззрилась на его наглую самодовольную рожу и для закрепления пару минут отчаянно поливала его про себя всеми известными ей ругательствами. Легче не становилось, а по мере того, как Спада отвлекал ее разговорами о трупах, крысах и фонарях, все ее мысленные девиации утрачивали актуальность. Варгас послушно дождалась, пока недружелюбная, исходящая сыроватым парком дыра в полу не засветится мягким светом, и спустилась, уверенно перебирая руками скользкие скобы ступеней.
- Господи, ну и вонь! - скривилась женщина, едва втянув в себя влажный спертый воздух подземелья. Пахло не только сыростью и канализацией. Знакомый запах падали примешивался во все это, как нечто само собой разумеющееся. Наверное, теперь этот запах будет сопровождать их всегда, куда бы они не сунулись в этом городе. Только на острове было относительно свежо, да и то иногда, когда ветер менялся, вонь долетала и до них. С приходом холодов стало полегче, но все равно запах падали мерещился везде и всюду, как мерещится мнительной жене аромат чужого женского парфюма от неверного мужа. Ты знаешь, что они должны быть, и целенаправленно ищешь этот запах, а когда находишь горечь разочарования не так сильно бьет, иногда даже льстит. Догадалась, такая вот умница, только по сути это ничего не меняло. Измена есть измена, а падаль это падаль - всегда мерзко, отвратительно и тошнотворно.
Варгас старалась дышать носом, когда шла вперед, намеренно опережая Рема на несколько шагов. Плестись в хвосте ей конечно же было привычнее, но сейчас она решительно выступила вперед, заранее привыкая к тому, что этого психа, променявшего броню на взрывчатку, придется в буквальном смысле прикрывать собственным телом.
- Мне вот что интересно, если этот Бишоп нашел лекарство, что ты сделаешь? - спросила она спустя несколько десятков метров вдоль тоннеля и спустя несколько минут безмятежного молчания, будто они не диверсию устраивать шли, а просто погулять решили. - Все равно убьешь его и взорвешь к чертям его лаборатории?
Почему-то ей казалось, что она знает ответ. Рема, как и ее покойного мужа, отличала одна черта, которая бесила и восхищала одновременно. У них обоих было обостренное чувство справедливости, но не той справедливости, что диктовалась законами и моральными устоями прогнившей нации американцев, у которых предательство и навязчивость своей опеки вставали на один уровень с патриотизмом и самоотверженностью. Рем и Люк всегда поступали по велению сердца, а не здравого смысла и тем более политических взглядов. А о рациональности суждений вообще говорить смысла не имело. Разве это рационально - тащиться вдвоем против целой своры вооруженных фармацевтов в их же крепость, только ради того, чтобы нагадить ублюдку, который людей по улицам на опыты собирал.
- Что если благодаря опытам над людьми он нашел то, что может спасти нас всех? Сотня смертей против миллионов жизней, - Мэг обернулась на Рема и посветила своим карманным фонариков ему в лицо. - Ты действительно думаешь, что поступаешь правильно?

+5

6

Было что-то в этом умиротворяющее. Просто идти с пушкой наперевес по темному тоннелю, принюхиваясь к таким разным запахам подземелья и дорисовывая к уже имеющемуся в голове четкому плану новые подробности. Сырость и легкий железистый привкус воздуха в одном ответвлении выдавал затопление грунтовыми водами. Едкая и однозначная канализационная вонь в другом ответвлении отбила всякую охоту даже задерживаться рядом. Легкий химический душок, долетевший с потоком неожиданно теплого воздуха напомнил о том самом тоннеле метро, где Рем и Дейн премило пообщались с ребятками Бишопа. Спада понятия не имел, когда это началось, когда он стал чувствовать все так остро. Оглушенные, ослепленные, почти деревянные в плане восприятия люди наконец-то прозрели. С каждым прицельно бьющим по психике ударом, они стряхивали с себя плотный налет беспечной городской жизни и щетинились тем первобытным, что никакие блага цивилизации не затрут. Иначе не выжить. Ведь по сути человек то же животное, тот же зверь, только с разумом более искушенным и извращенным. Рем замечал это не только за собой. Его инстинкты так всегда были оголены чуть сильнее чем принято в обществе. Было странно и немного тревожно замечать знакомые признаки за той же Мэг, за Гейл, за некоторыми ребятами с острова, с которыми он общался более или менее часто. Наиболее восприимчивым и отзывчивым оказался Шон. При всей своей неприязни к насилию и при всех своих пацифистских настроениях у парня был потенциал. Жаль все времени не было заняться его воспитанием вплотную. Стрельба по банкам — мелочь. Давно пора было взяться за этот маленький комок глины всерьез.
После затяжного молчания голос Мэгги показался слишком громким. Но гораздо больший эффект произвели ее слова. Вопрос, отвечать на который Рему было противно. Ему было противно даже слышать этот вопрос и последующие, выдающие в Мэгги американку до мозга костей. Ее предки-иммигранты возможно сейчас дружно перевернулись в своих гробах. Рем усмехнулся, щурясь от света ее фонарика, но скрыть злобу промелькнувшую в его глазах не сумел, а потом и вовсе забил на это дело.
— У тебя в роду нацистов случайно не было? — это было грубо, но Мэгги сама напросилась. — Они тоже считали, что на пути к великой цели все средства хороши. Даже если в итоге это выливается в массовые убийства, издевательства и геноцид. ЭТО по твоему правильно?
Он подошел ближе и угрожающе навис над женщиной. Луч фонаря уперся в его грудь и превратился в слепящее пятно света, отсвет от которого бликовал на лице женщины, делая похмельные синяки под глазами еще ярче.
— Я не говорю, что я прав, Мэг. Может быть Бишоп уже наготовил шприцов для инъекций и готов выйти в мир с благими намерениями, как гребанный светоч. Но это не вернет тех людей, которых он вылавливал на улицах и мучил в своих лабораториях, чтобы нацедить из них крови и слез. И мне плевать, что будет потом. То что происходит сейчас, то что творит этот ублюдок мне не нравится. И от своего решения я не откажусь.
Он замолчал, пристально всматриваясь в темные глаза Мэг и искренне желая взять ее за плечи и как следует встряхнуть, но не коснулся ее и пальцем. Только смотрел, напряженно кусая губы. Подавляющее большинство выживших, если вообще не все, все еще лелеяли эту надежду, что появится кто-то, кто спасет их всех. Прилетит на голубом вертолете, излечит больных парой прививок, вернет мертвых по щелчку пальцев и покажет кино, как тот самый волшебник. В этом Мэг не была оригинальна. В глубине души, где-то очень и очень глубоко, Рем тоже думал об этом. Но только думал, не мечтал и тем более не надеялся. Его надежда сгорела вместе с Кирой, а у Мэгги еще могло быть будущее. К тому же он не мог злиться на нее долго. Он выдохнул, прочистил горло, и кивнул вперед, туда, где темнел поворот в боковой тоннель.
— Нам туда, — он обошел женщину, умудрившись в узком тоннеле не задеть ее даже слегка, и направился к нужному ответвлению. — Если ты, конечно, не передумала.
Все таки решил уколоть напоследок, прежде чем скрыться за поворотом. Здесь пахло стоячей водой с примесью хлора, значит они верном пути, но легкая нота тухлятины настораживала.

+7

7

Сказать, что Мэг испугалась, это ничего не сказать. Когда Рем подошел ближе, нависнув над ней, как огромный скалистый утес, на вершину которого внезапно набежала грозовая туча, сердце женщины трусливо сжалось в комок и рухнуло в пятки, содрогаясь от первобытного страха. Теперь она понимала, что имел в виду Лукас, когда говорил, что если хочешь спокойно спать, лучше со Спадой не ссориться. Его глазами смотрела сама смерть, и от ее настойчивого внимания Мэгги чувствовала себя мешком, набитым кубиками льда. Она была готова к пощечине, к грубой встряске и даже к плевку в лицо, но он просто смотрел, и это было еще хуже.
- Рем, я...
Слова застряли в горле, когда Мэгги поняла, что хочет оправдаться, и облегченно вздохнула, когда Рем кивнул куда-то ей за спину, показав тем самым, что ему до задницы все ее оправдания. Это было одновременно и хорошо и плохо. Хорошо, что продолжать опасную тему он не хотел, а плохо то, что теперь Мэг будет не уютно от осознания, что, возможно, мнение этого человека о ней как-то изменилось. Как будто это так важно. Варгас топталась на месте, уговаривая себя забыть этот неприятный инцидент хотя бы на время, когда до нее долетел последний щелчок по носу, не столько обидный, сколько раздражающий. Мэг втянула в легкие побольше воздуха, чтобы разразиться обвинительной речью, но в последний момент сообразила, что объект ее негодования скрылся из вида, а бронежилет его между тем остался в машине.
- Гад! - выдохнула, чувствуя как вся злость стремительно перегорает под действием беспокойства, и поспешила вслед за напарником.
Она догнала его в тоннеле, где воздух был вполне сносен и не вызывал желания согнуться в три погибели и изгадить поздним завтраком собственные ботинки. Легкий мертвяцкий душок почти не ощущался. Мэгги почуяла его скорее только благодаря тому, что ожидала почуять. Но другой, гораздо более странный для того места, заставил женщину застыть и в недоумении потянуть носом.
- Это хлорка? - она снова глубоко вдохнула, чтобы убедиться в правильности своих ассоциаций, и фыркнула. - Пахнет как в прачечной самообслуживания.
Она не уточнила, что имела в виду вполне конкретную прачечную, которая долгое время делала вид, что работает на первом этаже ее дома. Ужасное место, провонявшее дешевыми порошками, отбеливателями и крысами. Они приходили туда погреться, когда погода резко портилась, а Мэгги, как самой рыжей, везло заниматься стиркой именно в такие «счастливые» дни. Возня, скрежет и перепискивание прячущихся за огромными стиральными машинами грызунов заставляли ее забираться с ногами на стол для сортировки и делать вид, что она йог, медитирующий на крутящееся в круглом окошке белье, хотя на самом деле она отсчитывала минуты до того момента, когда сможет покинуть это наполненное теплым сырым воздухом помещение и вздохнет с облегчением.
В этом тоннеле пахло так же. Варгас с опаской зашарила по полу в поисках розовых хвостов. Где-то впереди послушался какой-то шум. Рем тоже его слышал, возможно, он услышал его даже раньше чем Мэг, слишком занятая собственными страхами.
- Что это? - прошелестела она вмиг пересохшими губами и шагнула вперед, удерживая пушку наготове. Вопрос не нуждался в ответе. Это были шаги. Характерное для зомби неуверенное шарканье.

+7

8

Шаги. И не одной пары ног, если, конечно, подземелье не сыграло злую шутку со его слухом. Рем резко вцепился в локоть Варгас и дернул обратно. Все бесшумно, но с чувством и не самым добрым. Эта дуреха решила сигануть поперек батьки, словно в запасе было несколько жизней, а впереди еще парочка бонусом маячила. Словно забыла, что даже здесь, в норах, их давно выдрессированные правила неизменны. Спада зло шикнул на женщину, ткнул в плечо, заставляя прижаться к стене, а сам приник к противоположной. Слабое движение воздуха было в их сторону и тошнотный душок доносился вполне отчетливо, но Рем не стал исключать, что это всего лишь эффект сравнения. Где-то там впереди воняло еще хуже чем уже воняло здесь, потому они и чувствовали это. Узнать наверняка можно было только последовав навстречу дурно пахнущей неизвестности. Стараясь не попасть в глаза, Рем мазнул лучом фонаря по лицу Мэг в попытке привлечь ее внимание, жестом указал двигаться синхронно с ним, не обгоняя, и, сжав покрепче рукоять кольта, двинулся вперед.
Шаркающие шаги сменились хлюпаньем, словно идущий наступил в лужу, и внезапно затихли, но не это заставило Рема распахнуть рот от удивления и встать как вкопанный у самого поворота в смежный тоннель, откуда шло ненавязчивое мягкое свечение. Потенциальный мертвец испустил недовольный возглас.
— Ах, тыж, мать твою! Мало мне тут дерьма что ли? — преисполненным самой что ни на есть натуральной досадой голосом проворчал пока невидимый неизвестный и запричитал себе под нос, ругая прохудившиеся трубы. Рем не удержался и сверкнул зубами в беззвучной усмешке. Послышалось новое хлюпанье, новое шарканье, на этот раз более громкое и как будто нарочитое. Догадаться было несложно. Неизвестный отчищал с ног то, во что вляпался. Но другой звук, что сопровождал все это, заставил Спаду проглотить рвущийся наружу понимающий смешок и насторожиться. Это был собачий скулеж. Он узнал бы этот звук из тысячи других. Требовательно-просящая интонация. На такую способен только пес, которого воспитывали правильно, не только в любви, но и в строгости.
— Сейчас, сейчас, — снова заворчал голос. — Тебе-то хорошо, ты ни во что не вляпался.
Именно теперь, когда Рем убедился, что там за поворотом не толпа мертвяков, а вполне живой человек с живой собакой, напряжение спало окончательно. Спада опустил поднятое на изготовку оружие, послал Мэг однозначный жест «стой на месте» и решительно завернул за угол.
Потрепанного вида дедок стоял у зловонной лужи, натекшей из трещины в бетонной стене, и ожесточенно тер подошвой видавшего виды кроссовка о каменный пол. У самого края лужи стояла простенькая керосиновая лампа, чуть в стороне прислонилось к стене потертое ружьишко, а у самых ног старика крутилась небольшая лохматая дворняга. Сначала Рем решил, что одно ухо у нее просто согнуто, но присмотревшись понял, что оно оторвано. Вообще видок у собаки был под стать хозяину. Потрепанный, обросший, завшивевший или бомжеватый, если обойтись одним словом. Почему псина не почуяла приближение чужака стало вскоре понятно. Шея пса была обмотана удивительно белым бинтом. Когда Спада подошел достаточно близко, его нос зачесался от резкого запаха какой-то медицинской дряни. Чутье у собаки было тупо сбито. Пугать эту странную парочку Спада не собирался, однако дать о знать о своем присутствии как-то нужно было, и он просто едва слышно цыкнул. Дедок его не услышал, зато услышала его псина. Сдавленное горловое рычание заставило бомжа прервать свое занятие и замереть.
— Не стоит, — негромко проговорил Рем, когда заметил движение узловатых пальцев в сторону ружья. — Я слишком люблю собак, чтобы стрелять в твоего бобика. Но я выстрелю, если придется. Повернись.
Старик медленно повернулся, и Спада тут же высветил его лицо фонарем, намеренно слепя ему глаза. Сморщенное лицо красовалось кустистыми бровями, запущенной всклокоченной бородой и ярко-красным носом. Дедок был бел как лунь. Грязные патлы выбивались из-под некогда оранжевой шапки и падали на линялый воротник старой засаленной дубленки с накладными карманами. На шее на тонкой бечевке висели очки с кривыми дужками. Эдакий потрепанный жизнью, спившийся и упавший на самое дно Санта Клаус. Глаза у него были бесцветные и, что немаловажно, испуганные. Он боялся за свою собаку. Та не шевелилась, только пригнула голову к земле, поглядывая на пришельца с недоверием.
— Мэгги?! — позвал Рем напарницу, продолжая светить старикану в лицо. Когда та появилась, он выключил фонарь и снова обратился к бомжу. — Как видишь, мне тоже есть за кого переживать. Мы тут проездом, отец. Не делай глупостей и все будет хорошо.

+7

9

Толпа голодных кровожадных зомби на поверку оказалась паршивого вида дедком и не менее паршивого вида собакой. Мэг была разочарована, но бдительности не утратила и первым делом, явившись на зов Рема и оценив ситуацию, умыкнула у бездомного его потертое оружие. Собака зарычала при ее приближении, но броситься не посмела, расценив, видимо, что ее хозяину ничто не угрожает. Старик же заметно расслабился. Видимо, наличие у внезапно появившегося невесть откуда вооруженного незнакомца прицепа в виде женщины, говорило в его пользу. Да и сам Рем очень к месту заметил, что у него тоже есть слабости, правда Мэг не удержалась от довольно грубого тычка в ребра при этих его словах. Кому понравится, что его ставят в один ряд с паршивой псиной? Дедок при этом хмыкнул и, нацепив на нос свои очки, присмотрелся к пришельцам повнимательнее. На обычных мародеров они не походили, хотя бы потому что экипировка у них была мягко говоря необычная. Едва ли местное ворье, вздумавшее прогуляться по подземельям, стало бы отягощаться снаряжением для дайвинга. Не в дерьме же плавать собрались.
- Лучше чем зомби, но запах... - Варгас шумно потянула носом, убеждаясь, что знакомый душок ей не примерещился. - Такое чувство, что где-то гниет целая футбольная команда.
- Они заперты.
Голос у старика был скрипучим и сухим, словно кто-то распорол ножом старую пыльную тряпку. От неожиданности Мэгги осеклась на полуслове, но, когда Рем не соизволил поинтересоваться деталями, решила взять на себя смелость и уточнить.
- Заперты? Где?
- Дальше по тоннелю, справа, ими забита целая ветка, - пояснил старикан, опускаясь на колени рядом со своей ущербной собакой и приглаживая ее единственное ухо. - Они там уже давно. Сотня, может больше.
Мэгги покосилась на Спаду, гадая, что за мысли таятся в его голове. Наверняка, как и она, бывший морской пехотинец задавался стандартными вопросами - «Кто?», «Когда?» и главное «Зачем?» Зачем кому-то пришло в голову запирать толпу мертвецов в подземельях, где кроме крыс, потоков дерьма и заблудших бомжей с собаками больше никого нет? Хотя были еще два потенциальных смертника, но вряд ли какой-то неведомый благодетель решил сделать им приятное и расчистить дорогу. Параноидальная идея, что диверсия Рема была не такой уж тайной для Бишопа на губительные секунды завладела мыслями Мэг, но она легко отринула ее от себя. Это же Спада. Прогнозировать его действия так же бессмысленно, как ставить диагноз вслепую, то есть угадать-то, конечно, можно, но это один шанс на миллион, и нужно быть бесспорным счастливчиком, чтобы хотя бы предположить саму возможность его присутствия в конкретном месте в данный отрезок времени. Если бы Мэгги не стала «счастливой» обладательницей личного приглашения на эту прогулку, она бы сейчас преспокойно зависала на острове, тайком прикладываясь к фляжке с ядреным пойлом, в полной уверенности, что Спада в очередной раз решил отдохнуть от живых, устроив себе сеанс терапии и отстрела мертвых. Она бы совершенно точно ему завидовала, как сейчас завидовала тем, кто остался на острове и пребывал в неведении.
- Ты мне об этом не говорил, - это было единственное, что она смогла сказать, но интонация ее была однозначна. Не обвинение, но досада, возможно даже обида, хотя женщина прекрасно понимала, что предугадать все было невозможно.

+6

10

— Думал, фразы "есть вероятность, что кончится все плохо" будет достаточно, — сухо отозвался Рем, равнодушно поглядывая на склонившегося над своей собакой старика. Оправдываться он не собирался. Не за что было оправдываться. Так далеко в своей первой и единственной разведке он не заходил, в противном случае был бы в курсе запертых мертвецов. И уж наверняка не стал бы умалчивать сей факт. Сейчас Рема интересовало не это. По всему видать этот старикан давно здесь обитает и может знать то, чего Спада не выудил из всего того вороха планов и чертежей, над которыми корпел последние три недели. Это нужно было использовать. Поразмыслив секунду, Рем убрал оружие и достал сигареты.
— Надежно хоть заперты? — поинтересовался он, протягивая старику пачку. Тот, вмиг заблестев глазами, показал завидной ширины щербину между зубами, умыкнул из пачки сразу две сигаретки и, заложив одну за ухо, а другую воткнув в зубы, потянулся к услужливо подставленному огоньку зажигалки. Пока он смаковал цигарку, жмурясь от удовольствия, Рем успел переглянуться с Мэг и незаметно подмигнуть. Мол, все хорошо.
— Чугунная решетка, как в главной кишке, только поменьше. Цепи на стыках, два замка, — деловито выдал бомж, дождавшись пока закурят остальные.
— Казенные?
— Нет, — старик покачал головой, щурясь на Рема с возрастающим любопытством. — Новые совсем. Слишком добротные для казенных.
Спада покивал, с удовольствием заглушая вонь канализации сигаретным дымом, и заулыбался. Старик легко уловил его волну и явно знал, куда тот клонит. Он многозначительно поглядывал на парочку пришельцев, почесывая пса за ухом, и ждал чего-то, тоже улыбаясь. Несложно было догадаться, что в последние месяцы, а возможно и годы, возможность просто поболтать ему выпадала не часто. Кто будет говорить с бомжом? О чем?
— У меня тоже есть, — заговорил Рем, когда молчание затянулось на вторую сигарету. Совершенно не нужную, перед скорым заплывом. Он кивнул на пса, давая понять, о ком говорит. — Руди зовут. А твоего как?
— Вашингтон, — важно представил пса бомж, обнажая желтые, но крепкие зубы. — А я Грег.
— Рем, — запинав брезгливость куда подальше, Рем протянул бомжу руку для пожатия, и кивнул на притихшую Варгас. — А это Мэгги.
Старикан позволил себе, наконец, посмотреть на чужую женщину, и после основательного осмотра под пристальным наблюдением Рема довольно прицикнул зубом и уважительно покачал головой.
— Хороша.
— Других не держим, — многозначительно и самодовольно ответствовал Спада, чем заслужил взрыв одобрительного хохота.
На этом вся неприязнь, порожденная не самым приятным знакомством, сошла на нет. Уже спустя пол часа, Грег с Вашингтоном на руках вел двух диверсантов по тоннелям, громко и беззаботно разглагольствуя.
— Эти типы... Ты бы видел их, сынок. Как из звездных войн, все в форме, при стрекоталках. В ушах эти.. как их там... ну эти, коммуникаторы торчат. Рожи сытые. Перекрыли несколько нор. Замуровали целую станцию. Это они тухляков туда ссыпали. Уж не знаю как. Странные они, тухляки эти, не такие как те, что снаружи бродят. Заторможенные какие-то. Я столько раз мимо проходил, а им что в лоб, что по лбу. Стоят, как пьяные шатаются, смердят немилосердно и все.
Рем то и дело выдавал пораженное "Да ты что?!" и "Что, правда?!", чем только способствовал говорливости старика, а сам тем временем обдумывал все услышанное. Каждое слово, каждая фраза, произнесенная скрипучим голосом Грега только подтверждала его версию. Мертвецы были ни чем иным как расходным материалом, который Бишоп со товарищи не потрудился утилизовать. Конечно, проще закопать куда поглубже, запереть и забыть. С выработанными урановыми стержнями и химическими отходами поступали точно также. Почему-то именно эта деталь натолкнула Рема на мысль о связи бишоповской конторки со структурами покрупнее того же Ньюмедикона. Больно почерк похож на каракули дяди Сэма.

+7

11

Еще на стадии перекура Мэгги поняла, что от нее уже ничего не зависит, точнее ничего из того, о чем говорили эти двое. Язык мужиков и собачников был ей незнаком. Сейчас она, как женщина, у которой никогда не было питомцев, могла только молчать и быть наготове на случай, если Грег и его вшивый Вашингтон окажутся не так просты и безобидны какими кажутся. В конце концов она здесь именно для этого. Она должна прикрывать ему спину и она делала это, пока они шли по тоннелям канализации, слушая болтовню старика, который оказался тем еще трепачом. Спада ему поддакивал, чем только еще больше подначивал, а Варагас молчала, прекрасно понимая, что это лучше чем пытать несчастного старика и вытягивать из него информацию силой. Лишь раз она позволила себе тронуть Рема за локоть и незаметно шепнуть ему на ухо.
- Будь осторожен, его псина может быть заражена. Ты видел бинт?
Возможно, Рем и сам об этом подумал и потому не стал проявлять нежные чувства к хвостатому приятелю бомжа Грега. В противном случае не преминул бы потрепать и потискать пса, со своей-то нездоровой любовью к четвероногим. На этом Мэгги успокоилась, если конечно так можно сказать. Она по прежнему держала руку на пульсе и озиралась по сторонам, стараясь запоминать повороты на всякий случай. Вонь усиливалась с каждым шагом. Когда они повернули в очередной тоннель стало понятно почему.
- Вот они красавцы, - старик остановился и кивнул в сторону зарешеченной черной дыры. - Можно не шифроваться. Мне кажется, они не только слепые, но и глухие. Я в них камни бросал ради интереса, хоть бы что. Потолкутся на месте и все. Говорю же, странные они.
Мэгг посветила в черноту и тут же отпрянула. Луч фонаря высветил серое лицо с провалами вместо глаз и съеденными губами. Бесполый лысый мертвец стоял почти вплотную к решетке и покачивался, иногда задевая ее лбом. В сером заплесневелом тряпье угадывалась больничная сорочка. Посветив дальше ему за спину, Варгас увидела еще десятки людей в таких же сорочках. Мужчины, женщины, дети... К горлу подступил ком, который Мэг с трудом проглотила.
- Подопытные, - прошелестела она едва слышно и коротко глянула на Рема. Он был прав во всем. Как бы ей не хотелось оправдать то, чем занимался Бишоп, сейчас, воочию увидев результат его опытов, она хотела только одного, найти его и пустить пулю ему в лоб. Возможно, где-то там, в лабораториях есть еще живые люди, над которыми он издевается, и кем бы они ни были, такого печального финала никто не заслужил. В канализации, за решеткой, среди гниющей плоти.
Мэгги чувствовала, как заходятся судорогами ее лицевые мышцы, силясь скрыть обуревающие ее эмоции. Пришлось до боли прикусить губу, чтобы пересилить свои эмоции. Она продолжала светить в мертвую темноту за решеткой, но уже не смотрела туда и вряд ли смогла бы точно сказать, кого пытается убедить в собственной твердости, себя или Рема.
- Куда дальше? - спросила она спустя несколько слишком долгих и слишком мучительных секунд и повернулась к своим спутникам. Голос ее не дрожал, лицо было спокойно, только глаза поблескивали скрытым волнением. Если Рем и заметил что-то, то вида не показал, за что Мэг была ему благодарна. Они еще успеют все обсудить. Если выживут.

+7

12

В мертвецов Спада не всматривался. Ему достаточно было слышать порывистое дыхание Мэгги и видеть, как напрягаются все ее мышцы, чтобы понять насколько сильный эффект производили прямые доказательства того, о чем они говорили минут двадцать назад. Когда она повернулась, от него не скрылся лихорадочный блеск в темных глазах. Она не хотела это обсуждать и он не стал настаивать. По сути и обсуждать-то было нечего. Планы не изменились — вот это было главное. Рем глянул на провожатого, прижимающего к груди своего пса, и тот без разговоров повел их дальше.
— Не знаю, какая там глубина, но точно больше двадцати метров, — говорил старик, когда они спустились через люк на нижний уровень. — Я дважды пытался измерить, но всякий раз мне не хватало троса.
Внизу пахло сыростью и вообще влажность била все рекорды. Вьющиеся волосы Мэг начали кудрявиться, а сам Рем начал ощущать как холодит вымокшие виски и загривок. При этом тут было холодно, как в могиле. Грек зябко кутался в свое тряпье и зажимал трясущегося Вашигнтона под мышкой в попытке согреть несчастного пса. Они вышли к водохранилищу. Только что шли гуськом, задевая плечами стены тоннеля, а в следующий миг оказались в просторном помещении со сводчатым потолком.
— Ну, точно пещеры морлоков.
Рем удивленно присвистнул и задрал голову. Заросшие плесенью стены и потолок влажно поблескивали. Однако, когда луч света утонул в ровной глади воды, простирающейся от одной стены к другой и уходящей далеко вперед, где луч фонаря упирался в заниженный потолок, а вода не доходила до него всего дюйм, удивление переросло в понятное благоговение. До сих пор он мог только представлять масштабы этого засекреченного проекта. Теперь же, увидев малую часть водохранилища, ему стало неуютно и в каком-то смысле даже страшно. Как глубоко? Не важно. Как далеко? Вот этот вопрос был актуальным. Хватит ли им запаса кислорода для этого заплыва? Ответ можно получить, только проверив это на практике.
— Мэг?
Рем бросил на напарницу короткий выразительный взгляд и, скинув с плеч рюкзак и снаряжение, взялся раздеваться. Хорошо хоть сегодня вспомнил о белье. Светить голой задницей перед Варгас еще ладно. Не в первый раз. А вот перед Грегом и Вашингтоном было бы неудобно. Кое-как запихнув обувь и одежду в рюкзак, Спада протянул старику свою фляжку с виски.
— Спасибо, что проводил.
— Да что ты, сынок, мне же не трудно, — отмахнулся было старик, но презент все же взял и, принюхавшись к его содержимому, изумленно вскинул брови. — Это что? Бурбон?
— Дикий турок. Лучший.
— Ну, брат, знаешь ты толк в жизни, — старик поперхнулся глотком дорогого виски и поспешно отвернулся, не желая провоцировать новоиспеченного лучшего друга на конфликт, пялясь на его раздетую подружку. Кажется, он даже Вашингтону глаза прикрыл. Рем хмыкнул, наскоро защелкнул карабины рюкзака и баллона, проверил все крепления и, нацепив маску, подошел к краю идеально гладкой поверхности воды. Она пошла рябью при его приближении, словно предупреждая. Ремень подводного фонаря на руке давил на недавний синяк, но снимать его крепить на другую руку Спада не стал. Все было так, как он привык еще в армии. Он оглянулся на Варгас. Убедившись, что она тоже готова к погружению, лихо протанцевал в ластах по самом краю водохранилища и тут же завалился на спину, давно отработанным маневром уходя под воду. Вода приняла его охотно, обтекая со всех сторон темнотой и обволакивая холодом. Фонарь высветил мутное бурое пространство вокруг и вспугнул замаячившую впереди неизвестность. Теперь только вперед.

+6

13

Становилось слишком холодно, и Мэгги начала зябко ежиться, едва они спустились ещё ниже и ещё глубже в подземелья. Но когда они вышли, наконец, к водохранилищу, женщина внезапно осознала, что дрожит не столько от холода, сколько от перевозбуждения. Не страха, а именно перевозбуждения или даже скорее азарта, свойственного людям их с Ремом породы. Это было сродни азарту гончей, вышедшей на след лисы, или азарт ищейки, унюхавшей от рук подозреваемого знакомый душок наркоты. Поджилки заметно подрагивали, сердце выбивало чечетку по внутренней поверхности ребер и слюна приобрела сладковатый медный привкус, словно Варгас уже, подобно той самой гончей, вцепилась в добычу зубами и пустила кровь. Первобытное в нас сильнее. Рем тому яркий пример, а теперь ещё и она. Не потому ли, что она и сама рвалась вперёд, как одуревшая уже сидеть на привязи псина, Мэг безропотно, не требуя у мужской половины отвернуться, взялась раздеваться до белья? Было холодно, было сыро, и скорое купание в ледяной воде не убавляло дрожи, но вид решительно раздевающегося напарника ощутимо согревал. Влажно поблескивающая широкая спина, чёрные боксеры и татуировка, занимающая большую часть комиссарского тела... Об этом им тоже стоит поговорить. Потом.
- Спасибо, - улыбнулась она старику, прежде чем напялить на лицо маску, вдохнуть в лёгкие первую порцию накачанного впрок кислорода и нырнуть, плеснув ластами, следом за Спадой.
Мелькающий недалеко впереди луч фонаря указал Мэгги нужное направление. Она поплыла вперёд и вскоре поравнялась с Ремом, который, казалось, специально ждал ее, чтобы поплыть бок о бок. Мэг не плавала вот так, отягощенная грузом и ответственностью за жизнь напарника, уже давным давно. Откровенно говоря, никогда, потому что ответственность за жизнь напарника в те учебные и тренировочные заплывы, коими баловала армия качестве военной подготовки добровольцев вроде неё, была весьма и весьма условна. Теперь все было по-другому. Рядом был не какой-то случайно выбранный жеребьевкой сопляк, а человек, которого она знала, с которым когда-то дружила и которого по-прежнему, несмотря на собственное упрямство, в глубине души считала самым близким человеком. Здесь в ледяной, мутной и мокрой темноте, без возможности что-либо сказать, Мэгги впервые в полной мере осознала, какой идиоткой была, отказавшись от их дружбы тогда, десять лет назад, когда боль от потери мужа возобладала над здравым смыслом и оглушила ее, заставив пропустить мимо ушей все те слова, что говорил Рем. Правильные слова, верные, мудрые. Слова, к которым нужно было не просто прислушаться, а которыми нужно было жить. Нужно сказать ему, сказать пока не поздно, пока они ещё оба живы и могут слышать и понимать. Может быть потом, когда опасность минует, когда они снова, решив отметить удачно проведенную диверсию, напьются до беспамятства на яхте Рема, и Мэг снова очнется одна и обнаружит, что злится на этого засранца, она и пожалеет о принятом решении. Пусть так. По крайней мере в случае смерти, его или своей, она не будет жалеть, что не сделала этого.
Заплыв затягивался. Сколько уже прошло времени? Минуты? Часы? Впереди замаячил свет и размеренное движение двух тел в тишине, в темноте, в холоде замедлилось. Мэг тронула Рема за локоть, указала, на размытые светлые пятна впереди и сама отключила фонарь на его предплечии. Если там был свет, значит могли быть и люди, которые в свою очередь могли заметить в воде луч их фонаря. А если не люди, то камеры видеонаблюдения, что тоже не входило в их планы.
Последние метры до какой-то незнакомой Мэг установки типа шлюза они проплыли быстро и, зависнув всего в паре метров от поверхности, осмотрелись. Хорошо освещенное, но совершенно пустое помещение не поджидало их вооруженной охраной. Последние страхи Мэгги в буквальном смысле растворились в холодной и мутной воде. Она вынырнула первой, подтянулась, забралась на край водохранилища и с облегчением вдохнула нормальный и наудивление свежий воздух. С первым же глотком у неё появились сомнения. На вынырнувшего напарника она смотрела с опаской, словно он мог каким-то образом услышать ее мысли и уличить ее в трусости. Трусиха, иначе и не скажешь. Только трусиха может пойти на попятный теперь, когда есть возможность все сказать как есть и услышать в ответ, какой она была дурой.

Отредактировано Маргарита Варгас (12-03-2015 16:12:21)

+6

14

Нехватка кислорода начала давать о себе знать, отзываясь знакомым покалыванием в легких. Рем успешно подавил позывные дышать глубже и чаще. Не столько силой воли, сколько рефлекторно, как выдрессированная собака. Выдрессированный морпех. Далеко впереди был свет. Мэгги предупредительно выключила его фонарь, чтобы не привлекать лишнее внимание. Умница, девочка. Последние метры до специальной шлюзовой установки, которая, вероятно, перегоняла воду для подстанции, дались им легче, чем все остальное расстояние. Немалое, судя по тому, каким оказался расход кислорода. Спада стянул с себя маску, почти с ненавистью бросил ее на край водохранилища рядом с истекающей водой русалкой и брезгливо сплюнул химический привкус резины.
— Гребанное японское качество, — пробухтел он и, выбравшись из воды, скинул с плеч заметно полегчавший баллон и рюкзак. — Доставай свое пойло. Будем греться отравой Хэнка.
Правда, холода особого не ощущалось. В сравнении с ледяной водой, в которой они провели последний час, или сколько там они потратили на заплыв, было даже тепло. Когда шум крови в ушах утихомирился, Рем услышал приглушенное гудение где-то глубоко под толщей каменного массива, на котором они с Мэг расположились, а потом по нему прошла волна вибрации. Вода у ног буквально вскипела. Спада инстинктивно поджал ноги и уставился на стремительно втягивающуюся в установку мутную воду.
— Это мы удачно, — усмехнулся он, когда гул стал равномерным. — Если бы припозднились, остались бы без рук, ног и прочих жизненно важных конечностей.
Наскоро обтеревшись футболкой, Рем быстро оделся и стал собирать свой карабин. Действовал он почти на ощупь, неустанно озираясь по сторонам. Помещение было хорошо освещено и он видел каждый угол. Ни камер, ни датчиков движения, ни спящего на расшатанном стуле пьяного сторожа. Было даже как-то досадно за Бишопа. С его ресурсами тут можно было следить за тем, как тараканы в щелях свой тараканий род продолжают. Однако исключать появления его людей все же не стоило. Поеживаясь из-за неприятно прилипшей к телу мокрой футболки, Рем выпрямился, поправил лямки рюкзака, в котором осталась только взрывчатка, привычно взвесил в руках свое оружие и посмотрел на Мэгги. Она была непривычно молчалива и это настораживало. Настораживало даже больше, чем эти ее странные косые взгляды, словно она хотела что-то сказать или спросить, но все никак не решалась.
— Ну что еще? — не удержался он. — Только не говори, что передумала. Самая мокрая и неприятная часть уже миновала. Немного похулиганим и домой. Дел на час, а то и меньше.
Рем пытливо уставился на напарницу, стараясь именно смотреть, а не пялиться. Он слишком хорошо помнил, как она реагировала на его излишне пристальное внимание раньше, и заработать пощечину от напарника раньше пулевого от потенциального врага как-то не горел желанием. Но перспектива работать бок о бок с взрывоопасным элементом его тоже не особо радовала. Лучше обсудить все сейчас, если, конечно, есть что обсуждать. Рем изменил тон, прибавив чуть больше требовательных интонаций.
— Мэг? Говори сейчас, пока я еще могу тебя слушать и понимать. Потому что потом... — он замолк, прикусил губу и, мотнув головой, сухо и твердо приказал, — Говори.
Словно перед ним была не его старая знакомая, жена его погибшего товарища или просто женщина, с которой он когда-то близко общался, а его сослуживец, подчиненный, солдат. Капрал Варгас.

+6

15

Мэгги затравленно зыркнула на Рема и снова уперлась взглядом в свой рюкзак. Этот рюкзак был ее спасением все то время, пока они обтирались и одевались. Она с преувеличенным энтузиазмом начинала рыться в нем, едва встречалась взглядом с глазами Рема, и до сих пор фокус работал. То она доставала свою фляжку с самогоном Хэнка, то шнуровала ботинки, то собирала по частям и заряжала карабин. Если Спада и замечал ее осторожное и неловкое внимание, то и дело оглаживающее его со всех сторон, то помалкивал, но теперь, когда и он и она были одеты и готовы двигаться дальше, решил нарушить игру в молчанку. А может ему надоело бросать свои шуточки в неблагодарное пространство, пойди разбери этих мужиков. Но по мере того, как Мэгги все более упрямо молчала на его попытки разговорить ее, тон его менялся. Вся мягкость улетучилась, и последнее «Мэг» ударило пощечиной так сильно, что Варгас вспыхнула и невольно вскочила с колен, разметав мокрые волосы по плечам. Бронежилет показался неожиданно тесным и душным.
- Что?! Что я должна сказать?!
Она сердито передернула плечами, утерла набежавшую с виска дорожку воды, чертыхнулась и снова попыталась отжать пряди, поглядывая на Рема исподлобья. В его серых как предгрозовое небо глазах ей мерещилось презрительное «трусиха» и от этого становилось еще хуже. Мэгги обнаружила, что сама себя накручивает, и наверняка со стороны это выглядит смешно.
- Не передумала, не переживай, - проговорила она наконец и протянула Рему фляжку с остатками отравы Хэнка. - Просто... Ты же сам сказал, что возможно, все кончится плохо. Я подумала, что, наверное, не стоило откладывать тот разговор. Ну, ты знаешь. О Лукасе и... и вообще.
Мэгги выхватила из рук напарника фляжку и жадно опрокинула в рот хорошую порцию жутко ядреного пойла. Обжигающим лавовым потоком по языку прокатился концентрированный ежевичный вкус с легким химическим оттенком. Никогда еще ей не было так сложно выдавливать из себя слова, но раз уж она начала все это, то и закончить должна была.
- Я была неправа тогда, - продолжила она. - Ты знаешь, о чем я. Я не должна была обвинять тебя и прогонять, я поняла это еще тогда, но признавать не хотела. Ты должен знать, что я не виню тебя в его смерти. Он сам полез в это дерьмо. Вы оба полезли, просто ты выжил, а он нет, и ты не виноват в этом. Никто не виноват, если подумать. Это просто случилось и все, - Мэгги утерла покатившуюся по щеке слезу, неопределенно махнула рукой куда-то в сторону и, поджав губы, горько рассмеялась. - Я только жалею, что потратила десять лет на собственное упрямство. Теперь-то какая разница, что ты будешь знать об этом, да? Мне от этого точно не легче, а тебе и подавно. Ты же смертник. Ты хренов самоубийца! И все это не более чем очередная попытка суицида. Пусть так, я все понимаю, ты ведь жену потерял, просто... просто и ты меня пойми. Я должна была тебе это сказать. Если вдруг что-нибудь случится, я по крайней мере не буду жалеть о том, что не успела этого сделать. Уж лучше я потом буду корить себя за болтливость. Вот вернемся на остров и можешь назвать меня идиоткой, если хочешь.
Она снова рассмеялась. Как будто ему нужно было разрешение на это. Как же. Он уже не раз в открытую, прямо в лицо называл ее идиоткой, дурой и даже алкоголичкой. У них вообще никогда не было социального контракта, который обычно присутствует во взаимоотношениях двух людей, которых можно назвать если не друзьями, то хотя бы хорошими приятелями или просто знакомыми. Они могли обзывать друг друга самыми последними словами, но это отнюдь не исключало наличия взаимного уважения между ними. Это пришло само, без договоренности, как само собой разумеющееся. Мэгги очень ценила эту возможность говорить напрямую, не опасаясь, что собеседник обидится. Рем вообще не был обидчивым. Когда она со скандалом выгнала его из собственного дома, он не переставал звонить и интересоваться, как у нее дела, будто ничего не случилось и, черт возьми, как же она была ему благодарна за это.
- Я действительно идиотка, - призналась Мэг после недолгого молчания и виновато улыбнулась Рему. - Не могла найти более подходящего времени для всех этих соплей. Давай забудем, хорошо? - она почти умоляюще посмотрела на него снизу вверх и, нерешительно протянув руку, погладила его по щеке. Желание сократить разделяющее их расстояние и прижаться как можно плотнее к его груди было всепоглощающим, но ей удалось его подавить. - А вторую часть, я пожалуй все таки отложу на потом.

+6

16

Спада молча принял фляжку, но прикладываться к ней не торопился. Если Мэг заговорила о Лукасе, жди беды. И он ждал. Смиренно, как смиренно ожидает разноса от директора школьный хулиган, и поминутно прикусывая нижнюю губу. Ему хотелось прервать этот распаленный не самым лучшим алкоголем поток откровений, потому что худшего времени Мэгги не могла выбрать в принципе. Почему сейчас? Почему здесь? Неужели нельзя было поговорить об этом потом, когда все закончится? Конечно, он допускал, что этого «потом» может не быть. Где-то в глубине души он даже надеялся на это. Мэг была права, когда говорила, что это не более чем попытка суицида. Вся его жизнь превратилась в череду таких попыток. В одну затянувшуюся проверку собственного везения на прочность. И как последняя сволочь он втягивал в это всех, кто его окружал. Гейл, Мэг, Артура и прочих. Когда-то он и Лукаса так же втянул. Нет, что бы там не думала Мэгги, он был виноват в смерти ее мужа. Может быть не в том смысле, в котором говорила Варгас, но все же виноват. Это ведь он подсадил зеленого, как ранняя зелень, новобранца на войну, как какого-то наркомана, затащив в самое пекло. Заставил поверить в собственную неуязвимость, а потом не смог вытянуть обратно в нормальную жизнь. Банально не успел. Он это знал, Мэгги это знала и они оба знали, что другой это знает, но это было неважно. Стало неважным. Просто Мэг для осознания этого понадобилось чуть больше времени. Каких-то десять лет. Всего ничего, если подумать.
— Ты идиотка, — согласно кивнул Спада, когда Мэгги наконец-то замолчала и неожиданно приласкала его как расшалившегося кота. Он взял из ее рук фляжку, отхлебнул, неотрывно всматриваясь в темные глаза напарницы. Интрига второй части не давала покоя, но Рем умел ждать. Он десять лет ждал этого разговора и подождет еще несколько часов. Вырвавшийся вместе с ежевичным хмелем смешок поставил точку на серьезности разговора. Покачав головой, Спада вернул выпивку Мэгги и задорно подмигнул.
— Надеюсь, эта твоя вторая часть предполагает примирительный пьяный секс, — это был не вопрос и даже не предложение, просто высказанная вслух мысль, должная разрядить обстановку. — Идем, идиотка. Нас там заждались уже наверное.
Рем коротко клюнул Мэгги в висок, взъерошил ее мокрые кудри и решительно направился в сторону единственной железной двери, одна из створок которой была слегка приоткрыта и поскрипывала, поддаваясь то туда, то сюда на плохо смазанных петлях. В этом небольшом зазоре было видно, как мигает свет в другом помещении. Бишоп явно не думал о благополучии этого черного хода в свою крепость.
— Не забывай поглядывать наверх, — напомнил Спада, открывая перед Мэгги дверь чуть шире и пропуская ее в серый освещенный неисправными лампами дневного света коридор. — Не хотелось бы по рассеянности пропустить камеру видеонаблюдения.
Он просочился следом за женщиной и аккуратно прикрыл за собой дверь. Не сговариваясь, они рассредоточились каждый к своей стенке и стали неспешно продвигаться по этому длинному раздражающе подмигивающему серому лазу из бетона и кирпича. За первым же поворотом их ожидала засада в виде красноглазого зрачка камеры в темном углу под самым потолком. Рем метнулся обратно за угол, едва заметил его, и красноречивым жестом дал знать Мэг. Уж кто-кто, а она со своим снайперским талантом, могла с первого же выстрела вывести камеру из строя. Помимо этого, Спада так же успел заметить поблескивающие свежей темно-красной краской двойные двери в конце коридора.

+6

17

Чего-то вроде этого Мэгги и ожидала. Рем назвал ее идиоткой сразу же, не отходя от кассы, и этой идиотке стало от этого так легко, будто она в одну секунду скинула с себя тот тяжеленный непробиваемый панцирь, что успела нарастить за все десять лет глупого упрямства и недомолвок. Но Спада не был бы Спадой если бы не уколол напоследок, заставив Мэгги вспыхнуть, в миг залившись краской. Это не помешало ей молниеносно отреагировать на подколку, отвесив ему подзатыльник в лучших традициях.
- Ты засранец, ты знаешь?
Конечно же он знал, более того, он гордился этим. Но стоило отдать ему должное, разрядить обстановку этот засранец умел, как никто другой, и зарядить, кстати, тоже. Он ведь прекрасно знал, что именно секс Мэгги и имела в виду, когда говорила о второй части разговора. Их взаимоотношения даже в лучшие свои времена всегда находились на этой грани - рискованные шутки, целомудренные почти братские поцелуи и никаких социальных контрактов, предполагающих взаимную ложь, - и Варгас испытала то непередаваемое чувство дежавю, которое не порождает пожилую тоску и сожаления о том что было, а напротив, заставляет почувствовать себя моложе, в данном случае на целых десять лет. Моложе и глупее. Тем лучше, не придется напиваться для смелости, чтобы сделать последний шаг и переступить барьер, а потом по утру мучительно вспоминать, а было ли, не приснилось ли, ни привиделось ли с пьяных глаз.
Мэг проводила Спаду удовлетворенным взглядом и постаралась выбросить такие неуместные сейчас мысли из головы. У них было важное дело и чем быстрее они его закончат, тем лучше. Женщина так торопилась, что пропустила мимо ушей слова Рема о видеокамерах и потому удивилась, когда, едва повернув за угол, напарник тут же метнулся обратно. Однако, ей хватило незамысловатого жеста, чтобы оценить ситуацию и кивнуть. Один шаг, даже пол шага, за пределы слепой зоны и один выстрел, тихий, как щелчок пальцев, и задорно подмигивающая из угла камера видеонаблюдения превратилась в бесполезный пластиковый хлам.
- Если повезет, они не обратят внимания на вышедшую из строя камеру еще долго, а если не повезет... - Мэг покосилась на шагающего рядом мужчину и не решилась продолжать. Что бы он не задумал, Варгас не сомневалась, что даже эту мелочь он учел.
Миновав двери, они оказались в еще одном коридоре, чуть более облагороженном, чем прошлый. В самом конце виднелись ступени широкой лестницы наверх. Камера была всего одна под потолком в самой середине коридора, но она была фиксирована и смотрела на одинокую массивную стальную дверь с кодовым замком. Мэгги не стала тратить боеприпасы и стрелять. Она достала из кармашка маленький складной ножик и протянула его Рему. Его рост позволял поковыряться в проводах камеры без помощи стремянки. Дождавшись, когда и это всевидящее око ослепнет, Мэг подошла к двери и осмотрела панель замка. Считывающая поверхность была гладкой, а кнопки поблескивали одинаково отполированной стальной поверхностью. Либо замок поставили сравнительно недавно, либо им очень редко пользовались, третьего не дано. Судя по скопившейся на полу пыли и отсутствия следов, кроме следов их с Ремом ног, второй вариант был более жизнеспособен. Варгас перевела взгляд с двери на лестницу и с сомнением посмотрела на Рема.
- Что дальше? Вряд ли эта дверь ведет в стратегически важную зону, иначе тут была бы охрана.

Отредактировано Маргарита Варгас (18-03-2015 16:47:36)

+5

18

Вернув ножик напарнице, Спада внимательно осмотрел дверь и кодовый замок. Возможно склад или хранилище. Слишком глубоко под землей, чтобы быть обычной кладовкой. Да и еще этот замок. Хотя наверняка у такого воротилы как Бишоп, не поскупившегося на вооруженную службу безопасности и пижамных мальчиков на вертолетах, даже кладовки уборщиц оснащены такими вот замками. Рем оглянулся на заманчивые ступени в конце коридора, потом снова посмотрел на дверь. Судя по расположению вряд ли именно за ней находится то самое энергетическое ядро, небольшая гидроэлектростанция, которую он хотел подорвать. Охраны ведь не было, как справедливо заметила Мэгги. Одинокая камера и кодовый замок не в счет. К тому же такая установка требовала постоянного присутствия нескольких операторов. Рем довольно паршиво разбирался во всех этих инженерных делах и мерах при эксплуатации гидроэлектростанций, но поставив сея на место Бишопа, пришел к выводу, что уж парочку человек на охрану такого важного объекта поставил бы. В конце концов апокалипсис на дворе и электричество было великим благом в мире, где скоро будет дефицит обычных парафиновых свечек.
— Я лично за прохождение следующего уровня, — пожал плечами Рем. Он огладил холодный монолит двери, словно прощаясь, и уже почти развернулся к лестнице, когда все еще касающиеся стальной поверхности подушечки пальцев почувствовали вибрацию. Рем замер, хмуро уставившись на дверь. Казалось, что по ту сторону кто-то стучится, но слух не улавливал ничего подобного. Сильно мешал гул работающих насосов в водохранилище. Возможно ему показалось. Он приложил ладонь к двери, потом подхватил руку Мэгги и заставил тоже прикоснуться к стальной поверхности.
— Чувствуешь?
В этот самый момент перекачивание воды прекратилось. Где-то в глубине бетонного лабиринта что-то приглушено прогудело и наступила тишина. Спада решил бы, что оглох, если бы не послышавшиеся из-за двери крики.
— Ах, тыж мать твою! — ругнулся Спада и отступил от двери, неосознанно хватаясь за карабин. — Там кто-то есть.
Главное он не озвучил, потому что это итак было очевидно. Кто бы там ни был, он нуждался в помощи. Решение пришло само и даже не подверглось сомнению. Спада сунул в руки Варгас свой карабин и стряхнул с плеч рюкзак со взрывчаткой. Он потратил чертовски много времени, чтобы найти подходящие взрыватели. Очень тонкое это дело. Почти ювелирное. Увесистые куски пластида он сразу же забраковал. Слишком они были большими для такой маленькой двери, а вот небольшие ярко-розовые и рифленые, как детский пластилин, брусочки с закрепленными на них таймерами оказались тем что нужно. Прикинув на глаз, где в бетонном коробе дверного проема могли располагаться фиксирующие скобы петель и языки от замка, Спада разместил бруски пластиковой взрывчатки и отладил таймеры на дистанционное управление.
— Отойдите от двери! Слышите меня?! От двери подальше! — крикнул он, прижавшись к двери вплотную, и поспешно отступил в сторону, увлекая за собой Мэгги. Дистанционный взрыватель в его руке раздраженно мигал темно-красной кнопкой и спустя секунд десять, которых должно было хватить на то, чтобы те, кто находился внутри, отошли подальше, Рема нажал на кнопку. Казалось, что ничего не произошло. Спада успел моргнуть и подумать, что что-то сделал не так, а в следующую секунду коридор наполнился пылью и мелкой бетонной крошкой. Спада сжался, закрывая напарницу от летящих в их сторону жалящих кусочков бетона. Грохот был такой, что в голове зазвенело, а где-то в черепе что-то едва ощутимо хрустнуло, но хуже всего пришлось двери. Ее вынесло в коридор с такой силой, словно изнутри ее в сердцах пнул сам Халк. Покореженная с краев довольно толстая пластина ударилась о противоположную стену и со скрежетом упала на засыпанный пылью и строительным мусором пол. Рем выпрямился, хрипя от пыли и стараясь дышать через раз, и щуро уставился в непроглядно-серое облако.

Отредактировано Рем Спада (21-03-2015 14:18:53)

+7

19

И все же ей не показалось. Это подтвердил не только раздавшийся за толщей холодного металла голос, но и ответный радостный вопль Делайлы. Если Сидни едва ли смогла разобрать за гулким уханьем собственного сердца и влажными хрипами в легких смысл услышанного, то женщина прекрасно поняла, чего от них хотел спаситель за стеной. Она схватила Сидни под мышки, как зазевавшегося на пешеходном переходе ребенка-первоклашку, и утянула куда-то в сторону, в вонючий угол, где девочка не преминула наступить во что-то склизкое и мерзкое и подтвердить тем самым, что удача очень избирательна по своей природе. Взрыв, раздавшийся спустя всего несколько секунд, отвлек ее этой неприятности. Даже не просто отвлек, Сидни напрочь забыла о ней, как и о том, что к ним подступают зомби. Поток свежего, может только в сравнении с затхлостью набитого живыми мертвецами склепа, но все же свежего воздуха, ворвавшегося в эту могилу, обдал ее и ее спутницу, став чем-то вроде манны небесной. Только спустя некоторое время, после серии жадных вдохов-выдохов нос защекотало пылью, и Сидни несколько раз громко чихнула. Крепко удерживающая ее за локоть рука Делайлы, потянула ее в самую гущу пыли. Сидни чувствовала, как мелкие колючие частицы оседает на ее коже и высушивают мокрые дорожки слез на щеках. Она закашлялась и чуть не споткнулась, когда они проходили через порог дверного проема, а точнее того, что от него осталось. Не способная видеть, девочка вполне живо все представляла. Под ногами заскрипели обломки бетона, что-то лязгнуло и громко брякнуло, когда Делайла неосторожно ступила в коридор. Судя по тому, что хватка на локте резко пропала, после чего раздался сдавленный вопль и шум падающего тела, она еще и упала. Тихое ругательство, не предназначенное для нежный ушей, возвестило о том, что падение прошло без серьезных последствий. Сидни невольно улыбнулась и двинулась в сторону, где предположительно была Делайла.
- Ты где? - позвала она, слепо шаря вокруг себя, но в следующий момент сама споткнулась и растянулась среди пыли и грязи, больно ударившись виском о что-то.
И без того плавучее состояние резко усугубилось. Сидни застонала больше от досады, чем от боли, ощупала сначала висок, подозрительно влажный, а потом и то, обо что ударилась. Догадаться было несложно, что этот кусок покореженного металла еще минуту назад был той самой дверью, в которую они с Делайлой безуспешно бились. Но где был тот человек, что сотворил это ради них?
- Эй? - позвала Сидни. Она едва нащупала руку Делайлы, как та резко пропала из зоны доступа.
- Рем? О, Господи! Рем!
Тон возгласа был однозначен. Делайла знала того, кто им помог. Задуматься над тем, как так вышло и что это за совпадение такое, Сидни так и не успела. Она услышала, как там в глубине склепа кто-то поскользнулся и упал, а за ним следом попадали еще тела. Все тихо, безмолвно, без вскриков и ругательств. Так падают только мертвецы.
- Они идут, - громко и четко возвестила Сидни и ткнула пальцем туда, откуда слышалась возня, надеясь, что ее правильно поймут.

+7

20

— Лайла?
Рем узнал голос, но все равно всматривался в пыльное облако не без опаски. Оно медленно оседало, и вскоре он рассмотрел и Делайлу, почему-то одетую в белый халат и форму медработника, и девчушку-подростка в больничной сорочке. Обе сидели на полу среди кусков бетона рядом с покореженной дверью. И если Лайла пялилась на него и Мэгги во все глаза, то девчонка глазела туда, откуда они только что вышли. Вонь вырывающаяся из разлома была однозначна и ничего хорошего не предвещала. А потом и девчушка подлила масла в огонь. Уточнять, кто эти «они», не было нужды. Рем с Мэгги переглянулись и не сговариваясь подцепили каждый свою добычу. Рем сдернул с места и потащил в сторону лестницы Лайлу, Мэг подхватила под руки девочку. К моменту, когда они поднялись на уровень выше и скрылись за очередными двойными дверьми этого лабиринта, мертвецы уже заполнили узкий коридор.
Следующий этаж встретил их недружелюбной тишиной и зорким присмотром сразу двух камер видео наблюдения. Не дожидаясь подсказок и команд, Мэгги избавила их от этого назойливого внимания, пока Рем запирал двери на все засовы и фиксаторы. Обессиленная и какая-то даже прозрачная на вид Лайла начала сползать по стене на пол, но Спада не позволил ей упасть. Он с силой дернул ее за руку и довольно грубо приложил лопатками о стену.
— Какого черта ты тут делаешь?
Спада уже успел настроить версий, объясняющих ее внезапное появление в этом месте. И только одна из них укладывалась в его понимание такого существа, как Делайла Лоуренс. Эта самая версия разозлила его до того кипучего состояния, которое обычно предвосхищает такое явление, как воспитательные меры с участием ремня. Рем злился. Злился, потому что ошибся, полагая, что эта женщина достаточно умна, чтобы понимать разницу между глупостью и разумным решением. Сбегать с острова разумным решением не было, а он не сомневался, что Лайла сбежала. Откровенно говоря он этого ждал, потому что уж кто-кто, а он прекрасно видел насколько у них с О'Ниллом все плохо.
— Сбежала, да? В очередной раз поцапалась с Марком и решила свалить с острова? Черт возьми, Лайла, сколько раз я тебе предлагал поговорить об этом?! А? Сколько раз?! — Рем почти шипел ей в лицо, свирепо глядя прямо в глаза, а потом резко отпустил. — Дура.
Последнее было произнесено сухо и холодно, без той эмоциональной нагрузки, что сопровождала остальные его слова. Он будто разом отключил и злость, и раздражение, и разочарование и вообще все эмоции, которые выдавали его небезразличное отношение к той, кого он когда-то вытащил из лап мародеров. Сейчас было самое неподходящее время для разбора полетов. Его тщательно продуманный железобетонный план только что пошел трещинами и нужно было срочного его подлатать. Еще бы знать, как? Рем скользнул невидящим взглядом по Мэгги и белокурому ангелочку, над которым та кудахтала, прошелся неспешным шагом вдоль коридора вплоть до очередной двери в очередной коридор. Через узкие стеклянные карманы в тяжелых стальных створках он оглядел его и заприметил не только еще камеры, но и две совершенно одинаковые двери, расположенные друг напротив друга. В конце коридора был лифт. Не успел Спада осмыслить увиденное, как по всему коридору завыла тревога.

Отредактировано Рем Спада (25-03-2015 22:07:05)

+7


Вы здесь » Year 2013: Dawn of the dead. » Страницы истории » 16.11.2013. Maybe we'll turn it around.